ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В Неаполь! В дом моего брата! – предложила мать. – Твой дядя Джованни с радостью примет тебя на вилле ди Карло. Там женишься и сможешь день и ночь валяться с ней в постели. Лесли из Гленкирка в голову не придет разыскивать тебя там, да и что они знают о таких странах, как Италия? Когда она подарит тебе сына, вернетесь в Англию, и ее родные ничего не смогут поделать.

Впервые за много лет Адриан Ли обнял свою красавицу мать.

– Вы и вправду чертовски умны, мадам, – восхитился он. – И всегда действовали в моих интересах. Идеальное решение!

Мариелена грациозно высвободилась и отстранилась.

– Ты должен убедить девушку, Адриан, и поверь, это будет нелегко.

Поудобнее устроившись в кресле, она пригубила вино из тяжелого кубка.

– Почему? Она любит меня! – объявил Адриан с юношеским энтузиазмом и, подняв свой кубок, жадно осушил его до последней капли.

– Но и свою семью тоже любит, – резонно возразила графиня Окстон. – И станет разрываться между вами. Тебе следует подтолкнуть леди к выбору, сын мой, иначе, несмотря на все ее чувства, у тебя нет ни единого шанса.

– Но как, мама?

– Запомни: чем холоднее отношение ее родных к тебе, тем лучше. Ты же, со своей стороны, должен быть неизменно вежлив и учтив. Пусть твой шарм и хорошие манеры станут полной противоположностью грубости герцога, тогда сравнение будет не в его пользу и леди Индия невольно примет твою сторону. И запомни, дорогой: пусть она не услышит от тебя ни одного худого слова в отношении ее семьи. Всячески защищай их, тверди, что, будь у тебя такая прелестная дочь, ты тоже всячески бы оберегал ее от брака, которой посчитал бы неподходящим. Повторяй, что происходишь из небогатой и не слишком влиятельной, но порядочной и благородной семьи. Постарайся казаться добродетельным и достойным молодым человеком, вынужденным несправедливо нести ответственность за преступление старшего брата и недостойное поведение легкомысленной матери, которых ты не одобряешь и от которых отрекся бы, если бы это не разбило сердце твоего бедного отца.

Адриан, искренне восхищенный изобретательностью матери, весело рассмеялся.

– Если она окажется слишком нерешительной, – продолжала она, – ты должен быть смелее в ухаживаниях. Это не значит, что нужно лишать ее невинности, но из того, что ты рассказывал, я предположила, что дело ограничивалось поцелуями. Ласкай ее груди. Сначала через ткань платья, потом, если сумеешь, проникни пальцами за корсаж и нежно погладь. Только постарайся не напугать ее, иначе потеряешь все.

– Неплохо, – завороженно прошептал Адриан. – У нее самые соблазнительные грудки, которые когда-либо искушали мужчину.

Графиня понимающе улыбнулась. Сын куда больше похож на нее, чем готов признать. Его жена не будет так несчастна с ним, как сама Мариелена с его отцом, бесчувственным ублюдком!

Коронация состоялась на Сретение, второго февраля тысяча шестьсот двадцать шестого года. Королева наблюдала процессию из окна кордегардии, расположенной над воротами дворца Уайтхолл. На короле был белый атласный камзол, но вся церемония оказалась довольно скромной, поскольку казна почти опустела. Только благодаря щедрости нескольких богатых семейств, среди которых самым великодушным оказался герцог Бажингем, стало возможным устроить праздничны» пир.

Герцог и герцогиня Гленкирк не спускали глаз с Индии, чье поведение в аббатстве можно было назвать безупречным. Правда, после коронации, когда все собрались на торжественный обед, Индия умудрилась ускользнуть от родителей и встретиться с Адрианом Ли. Джеймс, бессильный остановить ее из опасения вызвать скандал, тем не менее заметил счастливую парочку. Вернувшись в Гринвуд-Хаус, он обрушил гнев на ни в чем не повинную жену.

– Она намеренно ослушалась меня. Жасмин! – гремел он, меряя шагами гостиную. Довольно с меня ее своевольства! В начале недели мы немедленно возвращаемся в Шотландию!

– И чем это кончится? – возразила жена. – Индия по-прежнему станет переписываться с молодым Ли, а летом мы приедем в Англию.

– Никаких писем! К лету Индия уже будет либо помолвлена, либо, что предпочтительнее, замужем! – твердо постановил Джеймс Лесли. – И поскольку она не способна выбрать себе достойную пару, придется нам сделать это за нее.

– О, Джемми, – пробормотала Жасмин, – мне бы не хотелось быть столь жестокой. Какое счастье – выйти замуж по любви.

– Твой отец дал тебе в мужья принца Ямала. До свадьбы ты не знала его, и все же вы были счастливы, – напомнил герцог. – Твои дед и бабка нашли для тебя Роуэна Линдли, и в конце концов ты его полюбила, верно? И так сильно, что едва не умерла, когда его убили. Король Яков повелел мне жениться на тебе – и разве у нас плохая семья? Я знаю, ты меня любишь, дорогая Жасмин, и я тебя обожаю. Индия ведет себя как избалованное дитя. Она отлично понимает, что этот человек неподходящая для нее партия, и все же не желает больше ни на кого смотреть и упорствует в своих заблуждениях, поскольку считает, что если будет вести себя подобным образом, то, как не раз бывало раньше, настоит на своем и получит желаемое. Но на этот раз речь идет не о щенке, не о новом платье, а о жизни Индии, и я не хочу, чтобы она до конца дней своих оплакивала несчастную судьбу. Хотя бы это я обязан сделать в память об ее отце!

– У тебя есть на примете приличный молодой человек? – заинтересовалась Жасмин.

– На твоем месте я бы расспросил тетю Уиллоу о всех завидных женихах, и, кроме того, сыновья Энгуса Драммонда и Иана Маккре еще не женаты. Они будут на седьмом небе от возможности породниться с Гленкирками. Это порядочные, респектабельные семьи и, хотя не слишком знатные, – все же довольно богаты и не фанатичны в вопросах религии. Но Индия, как англичанка, вероятно, предпочтет жить рядом с братьями, и тетя Уиллоу наверняка подскажет, с кем еще можно заключить брачный контракт.

– Наверное, это единственный выход, – нерешительно согласилась Жасмин. Муж, конечно, резок, но при всем при том прав. Индия будет рвать и метать, но что тут поделаешь? Недаром свекровь твердила, что девушка созрела для брачной постели. И прежде чем разразится скандал и репутация Индии пострадает, следует поскорее выдать ее за хорошего человека.

– Летом назначим свадьбу, – провозгласил герцог. – А потом решим, что делать с Фортейн. В июле ей исполнится шестнадцать, и ей тоже нужно подыскать мужа.

– Я подумывала отвезти ее в Ирландию, – предложила Жасмин, – поскольку всегда намеревалась отдать ей в приданое Магуайр-Форд и прилегающие к нему земли. Ей лучше иметь мужа ирландца или англо-ирландца, Джемми.

– Превосходно, – согласился муж. – Этим же летом отвезем Фортейн в Ирландию. Генри отправится в Кэдби, Чарли – в Куинз-Молверн. Патрик останется в Гленкирке вместе с малышкой Отем, а остальные двое пусть выбирают, где провести время – в Гленкирке или в Англии; Решено, любовь моя?

– Да, дорогой, – согласилась Жасмин. – Давно пора пристроить девочек, но ужасно тяжело с ними расставаться! Время так быстро летит! Кажется, только вчера они босиком бегали по виноградникам в Бель-Флер. Помнишь то первое лето, когда мы привезли их в Гленкирк и они голыми плавали в озере! Плескались, хихикали и отказывались выходить на берег, пока не посинеют губы от холода? – Глаза ее повлажнели. – Куда девались мои малышки, Джемми? Куда девались?

Джеймс нежно обнял жену.

– У тебя еще осталась одна, моя дорогая Жасмин. Если она окажется хотя бы вполовину такой строптивой, как две первые, нам нелегко придется, – хмыкнул он, страстно целуя прихотливо изогнутые губки.

А в это время Индия, неподвижно застывшая в темном углу, пыталась осознать происходящее. – Как бесчеловечны могут быть родители!

Наконец она осторожно выбралась из своего укрытия и, выскользнув в коридор, столкнулась с сестрой.

– Ты подслушивала! – упрекнула Фортейн.

– Тише! – прошипела Индия. – Мама и папа услышат! Я не хотела, но, когда они вошли, не успела уйти, поэтому спряталась и старалась не дышать. Не поверишь, что я узнала! Тебя это тоже касается! Пойдем!

13
{"b":"25289","o":1}