ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы уезжаем во вторник, и я не хочу тащить домой всю эту грязь. Не могла бы ты заняться сегодня стиркой? Мама с папой и Фортейн наверняка попросят о том же, и чтобы не взваливать сразу так много работы на твои плечи, я решила начать собираться прямо сейчас.

– Разумеется, миледи, все будет готово, – кивнула женщина. – Благодарю вас за доброту.

Индия поспешила в библиотеку и, отодвинув фальшивую панель, запустила руку в тайник, где отец хранил ценности. Замшевый мешочек едва не лопался от монет. Очевидно, отец уже побывал у менялы, прежде чем пуститься в обратный путь. Индия довольно улыбнулась, положила мешочек на место и задвинула панель. Она обязательно захватит золото с собой, в счет своего приданого. Можно биться об заклад, что, после того как Адриан заплатит за каюты, его состояние сильно оскудеет, и он будет в восторге от предусмотрительности невесты. Золото позволит им весь год прожить беззаботно!

К полуночи, когда Адриан вновь бросил камешки в стекло, родители еще не возвращались.

– Осторожнее, – предупредила она, распахнув окно. – Мама с папой все еще во дворце и приплывут на барке, поэтому я не смею впустить тебя. Отсюда мне легче наблюдать за рекой. Какие новости, любимый?

– Ты оказалась права, моя умная куколка. – «Король Карл», новое торгово-пассажирское судно компании «О'Малли – Смолл», отплывает в понедельник, с утренним приливом, с заходом в порт Неаполя. Я оставил за нами две каюты, и к пяти утра мы должны быть на борту.

– А кто капитан? – поинтересовалась Индия.

– Томас Саутвуд.

– Мой кузен… но он не видел меня много лет, поэтому нам вряд ли что-то грозит, особенно если я преображусь в старую леди Манипенни. Заедешь за мной в четыре. Я захвачу два небольших сундучка и шкатулку с драгоценностями, поэтому лучше нанять барку побольше. – И, послав виконту воздушный поцелуй, Индия нежно попросила:

– А теперь уходи, пока нас не застали. Я люблю тебя, Адриан.

Она отошла от окна, прижимая руку к сердцу и задыхаясь от счастья. Еще два дня – и их никто не разлучит!

К тому времени когда Фортейн вошла в спальню, сестра мирно посапывала.

Назавтра, в воскресенье, семья отправилась на церковную службу в Уайтхолл. Король предпочитал католическую англиканскую мессу, несмотря на жалобы и протесты пуритан.

– В таком случае идите к своим священникам, – приказал он самым ревностным фанатикам. – Разве вы не помните, что я клялся быть терпимым в вопросах веры? Вам не по душе англиканская церковь, а католиков вы просто ненавидите. Если считаете, что Господу угодны ваши постные рожи и визгливые голоса, так тому и быть.

Выходя из часовни короля, Лесли столкнулись с Адрианом Ли, покидавшим часовню ее величества.

– Вот и еще одна причина, по которой ты не можешь выйти за этого парня, – твердо произнес Гленкирк, удерживая Индию, бросившуюся было навстречу своему суженому. – Он заядлый католик, а быть католиком в Англии крайне опасно.

– Но Лесли из Гленкирка когда-то принадлежали римско-католической церкви, как и мама, – дерзко ответила Индия. – Разве старая королева Бесс не твердила, что Иисус Христос един, а остальное не важно?

– Все мы когда-то были католиками, – терпеливо пояснил герцог, – но времена изменились. – Лично я уверен, что Богу все равно, кто ему поклоняется, пока мы почитаем и уважаем Его заповеди, но наши семьи выжили лишь потому, что смогли приспособиться к обстоятельствам. Мы не занимаемся ни политикой, ни религиозными распрями, держим ухо востро и честно платим налоги. Однако даже если бы я и согласился на твой брак с виконтом, в наш ненадежный век вряд ли мудро и без того немало людей завидует такой красивой и богатой девушке, как ты. Они не остановятся ни перед чем, лишь бы причинить тебе зло.

Но Индия рассерженно вырвалась.

– Это мой последний день при дворе, – прошипела она, – поэтому позволь мне делать что хочу и самой выбирать себе собеседников! Мне уже семнадцать, папа, я не какая-то глупая девчонка, которой нужно указывать, что делать! Если ты отнимаешь у меня любимого человека и силой выдаешь замуж, неужели мы с Адрианом не имеем права увидеться хотя бы раз?

Она резко повернулась и молниеносно исчезла, мелькнув на прощание гранатовым шелком юбок.

– Оставь ее, – посоветовала мужу Жасмин. – Она достаточно разумна и смирится с судьбой, если ты не станешь раздражать ее без нужды, Джемми. Пусть сама разберется в своих чувствах.

– Почему мне так хочется перекинуть ее через колено и отшлепать туфлей? – кровожадно пробормотал герцог. Жасмин тихо засмеялась.

– Потому что она уже выросла и скоро уйдет из семьи. Ни одному отцу такое не понравится. Более, того, она предпочла тебе другого мужчину! Какое предательство! – Она притянула к себе его голову и поцеловала в губы. – Зато я всегда буду любить тебя, мой герцог, и не покину до самой смерти, да и то без особой охоты.

– О, моя дорогая Жасмин, – усмехнулся Джеймс, – как хорошо, что ты мудрее меня. Пойдем как следует насладимся этими прекрасными минутами. А потом попрощаемся с друзьями и родными и покинем дворец. К сожалению, здесь обстановка становится все напряженнее, с тех пор как Бакингем решил, что королева – его злейший враг. Недаром французский король отправил посланника, чтобы выяснить, почему между его величеством и милой маленькой королевой не все ладно. Кроме того, пуритане с каждым часом приобретают все больше влияния. Помяни мое слово, беда не за горами. Ничего нет хуже, когда люди считают только себя праведниками, а остальных – язычниками, которые должны либо принять их веру, либо погибнуть. Скорее бы вернуться в наш Гленкирк! Вряд ли я когда-нибудь еще приеду в Лондон! Кстати, ты не говорила с тетей Уиллоу относительно жениха для Индии? Я в самом деле желаю как можно скорее выдать ее замуж. Пусть муж ломает голову, как ее усмирить.

– И ты искренне веришь, будто женитьба или замужество детей освобождает нас от родительских обязанностей? – удивилась Жасмин. – Сколько бы им ни было лет, они все равно остаются нашими детьми и нам не все равно, что с ними случится, Джемми Лесли!

– Зато они станут жить отдельно! – жизнерадостно провозгласил тот.

Вечером Джеймс довольно улыбнулся при виде падчерицы, поджидавшей их на пристани. Виконта нигде не было видно.

Оказавшись дома, Индия немедленно попросила братьев снести в холл ее сундуки.

– Но, дорогая, – возразила мать, – мы уезжаем не раньше вторника. К чему такая спешка?

– Папа вечно жалуется, что я слишком копаюсь и заставляю всех ждать. На этот раз я решила приготовиться заранее и даже попросила прачку выстирать мое белье, чтобы не слишком загружать ее работой в последнюю минуту. Пусть уж мои сундуки постоят в холле, мама, – мило улыбнулась дочь. – Хотя бы однажды в жизни я буду первой!

– Ну, что стоите? Делайте как велено, – скомандовал Джеймс сыновьям. – Индия заслуживает всяческих похвал, и мы все должны брать с нее пример.

– Ax, папа, – пробормотала девушка, – я была непростительно груба с тобой сегодня! Прости мою невежливость, но я не стану извиняться за любовь к Адриану, пусть ты и не позволяешь нам пожениться. По-моему, это несправедливо. Ты даже не дал ему шанса показать себя в выгодном свете и винишь за дурные поступки матери и сводного брата. Так нехорошо, папа, и я стыжусь за тебя. До сих пор ты всегда бывал объективен.

Она вежливо присела. Герцог стиснул зубы, но сдержался.

– Ты знаешь, как я отношусь к тебе, Индия, и должна понимать, что для тебя лучше. Я хочу только счастья для тебя и, черт возьми, добьюсь своего, даже если придется силой тащить тебя в церковь! – прогремел он, но, взяв себя в руки, добавил:

– Первая любовь никогда не забывается, но далеко не всегда бывает вечной. Я желаю тебе настоящего счастья и покоя в браке. Ты много лет верила мне, Индия, почему же сейчас все иначе? Ты моя дочь, и долг отца – защитить свое дитя.

– Если не позволишь мне выйти замуж за Адриана, я обречена на горе и слезы, – трагически объявила Индия, заламывая руки.

16
{"b":"25289","o":1}