ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты сделал, что хотел, — заключил Дуротан, повернувшись к чернокнижнику. — Теперь убирайся.

— Вождь Дуротан, ты… — начал было Кар'кул обиженно.

Дуротан схватил его за грудки, за роскошную алую мантию — в глазах чернокнижника мелькнул страх.

— Убирайся сейчас же!

Толкнул — и чернокнижник отшатнулся, отступил назад, едва не упав. Зарычал.

— Чернорук не обрадуется, услышав про это!

Дуротан не ответил. Знал: если скажет хоть что-то, слова эти погубят его клан. Отвернулся, пошел к детям, уже не бывшим более детьми.

Некоторое время после этого от клана Северного Волка требовали лишь усиленной тренировки воинов и докладов о том, как она проходит. Дуротан радовался, но и был настороже — не иначе готовят что-то. Чувствовал: Чернорук с Гул'даном глаз не спускают, наверняка припасли особо трудное.

Ожидания не обманули. Однажды, когда рассматривал рисунок новых доспехов, придуманных кузнецом, в стойбище примчался гонец на волке. Не останавливаясь, швырнул пергамент, помчался прочь. Дуротан подобрал, развернул, принялся читать — и глаза чуть на лоб не полезли. Глянул спешно на гонца — нет, это не от Чернорука.

Старый мой друг, знаю, ты догадываешься: за тобой наблюдают. И собираются дать тебе задание — очень трудное, но для тебя выполнимое. Соглашайся на него. Не знаю, что они сделают в случае отказа, но следует ожидать наихудшего.

Без подписи — но Дуротану ее не требовалось, размашистый почерк Оргрима определил безошибочно. Скомкал пергамент и швырнул в огонь — кожа искривилась, скрючилась, зашевелилась, будто живое существо, а языки пламени лизали, впивались в нее.

Оргримово предупреждение едва успело — после обеда явилась женщина верхом на волке, носящая перевязь гонца от самого верховного, и вручила письмо. Дуротан же кивнул, принимая, и отложил в сторонку — прямо сейчас читать настроения не было. Но она не уехала. Поглядела недовольно и растерянно, не слезая с волка.

— Мне приказали дождаться ответа! — выдавила после мучительной паузы.

Хорошо. Вождь развернул свиток, улыбнулся, видя изящный красивый почерк, — диктовал послание Чернорук, не иначе. Хоть был хитер и неглуп, грамоту едва знал.

Письмо оказалось куда хуже ожидаемого. Постарался сохранить лицо равнодушным, видел краем глаза: Дрека наблюдает внимательно.

Дуротана, сына Гарада, вождя клана Северного Волка, приветствует Чернорук, верховный вождь Орды.

У тебя уже было время увидеть наших новых чернокнижников в деле. Теперь настало время нести войну нашим врагам! Город дренеев Тэлмор близок к твоим землям. Ты должен собрать отряд воинов и напасть на город. Оргрим сказал мне, что в детстве вы с ним проникли в этот город и видели тайное устройство, прячущее город от наших глаз. Оргрим также сказал: у тебя отличная память, ты сможешь открыть город для нападения наших воинов.

Уверен, мне не придется доказывать, насколько взятие этого города важно для Орды — и для клана Северного Волка. Ответь на это письмо немедленно, и мы начнем приготовления к штурму. Да здравствует Орда!

Вместо подписи — отпечаток правой руки Чернорука, вымазанной в чернилах.

Дуротан был в ярости: и как же Оргрим мог выболтать столько сведений про друга? Может, на самом-то деле он верен Черноруку, если рассказывает то, чем можно бывшего друга припереть к стенке? Но, чуть поостыв, понял: все, упомянутое Черноруком — и визит к дренеям в детстве, и то, как город спрятан, и цепкая память Дуротана, — наверняка поминалось в разговорах за прошедшие годы. Черноруку хватило ума подбирать любой найденный клочок сведений и сохранить до времени, когда понадобится.

Подумал: может, солгать, сказать, что не помнит слов, которыми Ресталаан расколдовал иллюзию, укрывавшую город от огров — а теперь и от орков. Много лет прошло, а слышал всего один раз. Любой другой давно б уже забыл. Но угроза в письме была до смешного открытой. Если Дуротан согласится помочь атаке на город — докажет верность Орде, Черноруку, Гул'дану, по крайней мере на какое-то время. Если откажется, даже если просто скажет, что не может вспомнить слов заклинания, можно ожидать наихудшего. Оргрим прав, тысячу раз прав.

Посланница ждала — и Дуротан принял единственно возможное решение. Глянул безучастно, обронив:

— Само собой, я поступлю, как приказывает верховный вождь. Да здравствует Орда!

Во взгляде гонца читалось облегчение, но и удивление.

— Верховный вождь обрадуется, узнав об этом. Мне приказали передать тебе это.

Вытянула из заплечного мешка кожаный кисет, протянула Дуротану.

— Твоим воинам и чернокнижникам нужно тренироваться с ними.

Вождь кивнул, зная, что в кисете: Сердце Ярости и Сияющая Звезда, взятые по его приказу у Велена. Наверное, лишь эти камни и спасли Дуротана, когда навлек ярость Нер'зула. Теперь вождь Северных волков использует кристаллы против их прежних хозяев.

— Верховный вскоре свяжется с тобой, — сказала посланница, поклонилась и развернула волка.

Дуротан проводил ее взглядом. Когда подошла Дрека, отдал ей письмо и пошел в шатер. Жена пришла через пару минут, обняла сзади его, закрывшего лицо ладонями, оплакивающего свое вынужденное решение — страшное и горькое.

Спустя несколько дней отряд для нападения на Тэлмор был сформирован и собрался у стойбища Северных Волков. Большинство воинов и чернокнижников пришли из клана Черной Горы, но среди толпы виднелось изрядно и лиц с раскраской клана Песни Войны и несколько — из Изувеченной Длани. Даже самые косные из Северных Волков ощущали недоверие и презрение гостей.

Дуротан знал: не случайно пришедшие воины — из самых драчливых и агрессивных кланов. Чернорук захотел увериться, что Северные Волки не подведут в решающий момент. Интересно, кому верховный отдал приказ перерезать Дуротанову глотку при первых признаках измены? Хорошо хоть, если не Оргриму. Друзья обменялись парой слов, на Оргримовом лице отражалось сочувствие и сожаление — и то ладно. Значит, друг тоже не одобряет происходящего.

Гонец заранее предупредил о сборище, так что развели вдоволь костров, заготовили пищу и питье для голодных незваных гостей. Многие Северные Волки уступили свои шатры прибывшим, чтоб те как следует отдохнули перед завтрашней битвой. Дуротан же посовещался с Оргримом и другими командирами, начертил с Оргримовой помощью по памяти план города.

К полудню штурмовой отряд — уже, по сути, небольшая армия — двинулся в путь. Пошли по лугам у леса Тероккар, где в юности Дуротан с Оргримом мчались наперегонки и наткнулись на огра. Теперь никакие чудовища не тревожили неуклонное шествие орочьего войска по пути к цели. Дуротан на волке Ночном Ловце ехал рядом с Оргримом впереди. Оба друга молчали, но Дуротан заметил: Оргрим долго смотрел на то место, где дренеи спасли двух оркских мальчишек.

— Много лет прошло с тех пор, как мы побывали тут, — сказал Дуротан.

— Я не уверен, той ли мы дорогой едем, — отозвался Оргрим, кивнув, — Лес и луг изменились, разрослись, а примет и тогда было немного.

— Я помню, — выговорил Дуротан тяжко.

Лучше б было, если бы память подвела… Но нет: кучка камней там, выступ пригорка здесь, для других ничего не значат, но Дуротану хватит, чтобы указать дорогу. Чернорук предупредил своих воинов: дреней умело скрыли город. Но все равно чуткие Дуротановы уши уловили недовольное бурчание среди воинов.

— Мы уже близко, — предупредил сурово. — Соблюдайте тишину — нас могут заметить, если уже не заметили.

Войско замолкло. Знаками Оргрим приказал разведчикам обыскать окрестности. А Дуротан припомнил тот вечер и свою тревогу: куда их ведут, что дреней собрались делать с мальчишками?

Остановил волка, спешился. Тот потряс головой, почесался за ухом равнодушно. Да, место то самое или совсем близко. Нахлынула отчаянная надежда: а если дреней вспомнили, что раскрыли секрет оркам, и перепрятали магический камень, защищавший от чужих глаз?

35
{"b":"252893","o":1}