ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь шум стал свирепым, биение ее крыльев таким же громким, как реактивный самолет, посылая порывы воздуха по полю. Она была достаточно близко, чтобы я смогла увидеть белки ее глаз, если бы они у нее были. Ее глаза были полностью черными; независимо от формы ее тела, они не несли видимого следа мышления или человечности.

Она вытянула свои руки и выпустила когти, их кончики были направлены на наши шеи. Мы упали на землю, ее запах — резкий и неприятный — развеялся, когда она пролетела над нами.

— Она явно не получила духи на День Святого Валентина, — предположил Этан, переворачиваясь, чтобы выждать ее виража и повернуться для второй попытки.

Ширина размаха крыльев гарпий помогала им быстро подниматься и опускаться, но их радиус разворота был существенным. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы развернуться в нашем направлении, но лишь мгновение, чтобы снова опуститься. Она выучила ошибку своей первой попытки и, вместо того, чтобы врезаться в нас на ходу, приближалась прямо к нам и не меняла направления.

Мы ударились о землю, откатываясь в разные стороны, чтобы уклониться от когтей на ее ногах, которые были такими же черными и острыми, как и на ее руках.

Она решила последовать за мной. Я была на земле, в нескольких метрах от того места, где она приземлилась на землю, и это было недостаточно далеко. Она приблизилась и начала царапаться, впиваясь когтями мне в руки и живот с жестокой эффективностью.

Когти выглядели острыми и тонкими, но они были неровными, как зазубренные ножи, и рвали плоть вместо того, чтобы разрезать ее. Они были средством поражения. Она оцарапала мне лицо, и кожа горела, как огонь под ее ногтями.

Страх превратился в ярость, но мне потребовалось время, чтобы вспомнить о кинжале в моей руке, и я вонзала его вверх снова и снова, нож отскакивал от костей, которые я не могла видеть, не поражая реальной цели, но вызывая достаточно болезненных действий, чтобы она отступила.

— Сюда! — крикнул Этан, вертясь туда-обратно позади нее, чтобы дать мне встать на ноги.

Я поднялась, адреналин заморозил порезы, которые я уже получила, и вытерла рукоятку кинжала, скользкую от темно-красной крови гарпии о свои штаны. Ее запах был таким же резким, как и от ее тела, больше похожий на уксус, чем на металлический запах человеческой крови. Даже для вампира она была совсем не привлекательна.

Она повернулась к Этану и поднялась всего на пару метров над землей.

Это, подумала я, был мой шанс. Если летание было ее преимуществом, то я должна была ее этого лишить. И для этого мне нужна была только сила тяжести.

«Отвлеки ее!» — мысленно сказала я Этану.

Он повиновался, раскачиваясь туда-сюда, когда она пыталась следовать за ним, ее крылья были слишком большими для быстрых маневров.

В то время, как она сосредоточилась на нем, я пригнулась... и прыгнула на ее лодыжки.

Она завизжала, подскакивая в воздух, пока боролась с моим весом, пиная вампиршу, которая стала ее незваной (в буквальном смысле слова) вешалкой. Но я держалась крепко, опустив лицо в изгиб руки, чтобы уклониться от шипов на кончиках ее крыльев, которые были столь же зазубрены и остры, как и ее когти.

Гравитация победила, и гарпия рухнула вперед, увлекая меня за собой. Я упала на землю, быстро перекатилась, чтобы избежать ее отчаянно бьющихся крыльев, но она вывернулась и ударила меня прямо в левую скулу, которая треснула и зазвенела от боли, достаточно сильной, чтобы вызвать слезы на моих глазах.

Когда она снова поднялась, я выругалась так, что моя воспитанная мать выпорола бы меня в ужасе, и попыталась подняться на ноги, но обнаружила, что земля немного покачивается. Я упала на колени, меня практически рвало от внезапного головокружения.

Гарпия рухнула на землю рядом со мной, ее черные глаза были открыты, тонкая струйка крови сочилась из уголка ее рта, а на шее была кровавая рана, бледные сухожилия и кости выглядывали из-под кожи.

Зрелище не помогло моему головокружению, и я снова твердо уселась на землю. Я подняла глаза и увидела Этана, возвышающегося над ней, руки и кинжал в крови, глаза зеленые и жестокие. На его лице были полосы крови и царапины, и, что хуже всего, на его футболке.

Он присел напротив меня, осмотрел мое лицо.

— Ты в порядке, Страж?

Я прищурилась.

— Я буду в порядке. Она заехала мне в щеку.

— Синяк уже выступает, — сообщил он, протягивая руку и помогая мне подняться. — Ты исцелишься.

— Говорят, что так и есть. Но от этого удар не становится менее неприятным.

Позади нас послышался голос.

— Здесь нужна помощь!

Мы кинули взгляд через поляну, обнаружили Катчера и Мэллори примерно в семи метрах от нас, бросающих синие световые шары в пару гарпий, которые легко уклонялись от них, с силой нанося удары по головам, когда они маячили над ними. Колдуны выглядели утомленными; поток их магии не был бесконечным, и нуждался в подзарядке. Они оба выглядели изнуренными и взмокшими, как будто им скоро понадобится подзарядка.

— Я помогу, — сказал Этан. — Оставайся здесь, пока снова не сможешь твердо стоять на ногах.

Я бы поспорила, если бы могла, но он уже двигался к Мэллори и Катчеру.

Прежде, чем я смогла присоединиться к нему, рядом со мной появился волк, подталкивая мою ногу. Я взглянула вниз. Это был Габриэль, его волчья форма была огромная, его бедра практически доставали мне до талии. И хотя он явно был животным — от густой шерсти до острого запаха мускуса — в его глазах было что-то очень человеческое.

Страх.

Он снова подтолкнул мою ногу. Странно, потому что повернуть назад во время боя совсем не походило на Габриэля. И с чего бы ему бояться?

Догадка поразила меня с ледяным ужасом. Таня, тоже волчица, могла обернуться. Но Коннор был всего лишь младенцем; я была не совсем уверена, могли ли младенцы превращаться. И в любом случае, ей бы пришлось унести его.

— Таня и Коннор, — сказала я, и он скульнул в знак согласия.

Мы пригнулись, чтобы уклониться от кончиков когтей и крыльев.

— Я выведу их отсюда в лес, — пообещала я. — Держи Этана подальше от неприятностей.

«Я поищу Таню и Коннора», — предупредила я Этана, который уже добрался до Мэллори и Катчера и присоединил свой кинжал к их борьбе. — «Пожалуйста, береги себя

«Я... настроен... на... это», — запинаясь, ответил он между маневрами уклонения.

Я пригнулась и побежала к самой высокой точке на поляне, место рядом с границей леса, которое, как я предположила, было южным краем поля, для наблюдения за полем боя. Большинство оборотней действительно превратились, но все же были некоторые, которые, как я полагала, сочти более простым бороться с этим специфическим врагом в человеческой форме. Палатки были сметены на землю и трепещущие крылья заслоняли вид. Если я собиралась найти их, то мне придется бежать через это.

Это было похоже на полосу препятствий, но вместо шариков с краской были громадные обнаженные женщины, падающие с неба с когтями как кинжалы. Это даже близко не было столь романтично, как звучало. Я металась от одной палатки к другой в поисках любого признака королевы Стаи и наследника престола. Но ничего не обнаружила.

Я добралась до пня, присела рядом с ним, пока вглядывалась в ближайшую ко мне часть поля. Я не видела ничего, кроме сражения, гарпии явно были полны решимости уничтожить Стаю одним махом. А я прошла только треть поляны.

— Так не пойдет, — пробормотала я, складывая руки чашечкой вокруг рта и крича в ночь, — Таня!

Я напрягла слух, чтобы услышать ответ, но слышала только скулеж раненых оборотней и визги обозленных гарпий.

— Таня! — попыталась я снова.

И на этот раз я услышала ответный зов.

— Мерит!

Крик был слишком тихим, чтобы быть близко, но его было достаточно, чтобы указать ее направление. Я побежала к следующему препятствию, затем к следующему, и, наконец, нашла ее, притаившейся на земле рядом с тотемом, который теперь лежал на боку в центре поляны, защищающей сына своим телом.

10
{"b":"252895","o":1}