ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я ничего не боюсь. Идентификация ужаса
Голодная пустошь
Мой дорогой Коул
Она же Грейс
Девочка с серебряными глазами
Собрание сочинений в 2 томах. Том 2. Золотой теленок
Время Темных охотников
Ей о нем. Узнать, понять и стать счастливой
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов
A
A

Я выпила бутылку крови и умяла два пончика, прежде чем вернулся Этан, со свертком красной ткани в руке.

— Я правильно понимаю, что этот ты оставила не для меня?

— Уж лучше бы я так и сделала, — ответила я. — Она купила дюжину.

— Я стою на том, что сказал.

— Ты ничего не получишь с таким поведением. Что это? — спросила я, указывая на ткань.

— Видимо, кто-то из Стаи решил, что им нужны сувениры, — ответил Этан, разворачивая две футболки, красного цвета с тем, что было похоже на ретро-рекламу бара под названием Луперкалии, название старинной прописью над двумя волками, чокающихся пивными кружками за барным столом.

— Они даже футболки сделали, — пробормотала я. — Габриэль одобрил это? Это кажется очень... публично.

Общественность знала о существовании оборотней, но Стаи все еще старались держаться особняком.

— Я думаю это было по плану сначала-сделай-а-потом-извинись, — ответил Этан. — Эти для нас. Подарок от Стаи.

— Легковаты для Февраля.

— Я уверен, что они позволят тебе одеться потеплее, Страж.

Он протянул руку за пакетом с пончиками, но я не сдвинулась с места.

— Ты собирался рассказать мне, что мы должны были заплатить Брексам?

Его глаза сузились.

— Я способен прекрасно управлять финансовыми делами Дома, Страж.

— Я и не говорила, что это не так. Но я также не люблю быть огорошенной.

— Это была деловая сделка.

— Это были деньги за защиту, — настояла я, и судя по блеску в глазах, он это тоже знал.

— И я не хочу делать акцент на этом факте, Страж. Но я бы сказал тебе.

Должно быть, он увидел сомнение в моих глазах, потому что шагнул вперед.

— Я бы сказал тебе, — повторил он. — Когда бы у нас появился шанс обсудить это. Как ты помнишь, — он легонько потянул первую пуговицу одетой на мне рубашки, — Ты очень отвлеклась прошлой ночью.

Этан все еще был без рубашки, и стоял с краю кровати, рельефный живот и тропинка светлых волосков выглядывали из-под верхней пуговицы его джинсов. Меня охватил жар, когда он приблизился для поцелуя, и мои глаза сомкнулись.

Но он обошел меня, схватил пакет и достал пончик.

— Отвлекающий маневр? — спросила я его, пытаясь изобразить подозрительный взгляд.

— В любви и кондитерских изделиях все средства хороши, — заявил он, стирая каплю малинового джема с уголка своего рта. Порыв слизать ее почти посеребрил мои глаза.

Он закатал верхушку пакета и положил его на столик, затем надел футболку Луперкалии. Кубики на его рельефном животе зашевелились, когда он двигался, и я даже не потрудилась притвориться, что не пялюсь.

Когда закончил одеваться, он приподнял на меня бровь.

— О, не обращай на меня внимания. Я просто наслаждаюсь шоу.

Он фыркнул, схватил вторую футболку и шлепнул меня ею.

— Одевайся, а то Катчер, Джефф, Мэллори и Гейб заподозрят здесь что-то большее, нежели переодевание. Снова.

Он положил руки на кровать по обе стороны от моего тела и наклонился.

— И хотя у меня есть на тебя определенные планы, Страж, они не включают в себя похотливые фантазии колдунов и оборотней, которые сейчас находятся за этой дверью.

Он коснулся своими губами моих — нежно и многообещающе, его губы были сладкими, как ягода.

***

Десять минут спустя, я была одета в футболку Луперкалии, и поверх нее в кофту с длинными рукавами, чтобы не замерзнуть. Я надела две пары носков во избежании холода, сапоги и джинсы, и завязала свои длинные, темные волосы в высокий хвост. Я надела кожаную куртку, подарок Этана взамен старой, которая сгорела при пожаре, в котором пострадал мой дедушка, и засунула маленький и гладкий кинжал в сапог. Стая, вероятно, не оценила бы наличие катаны на празднестве оборотней, так что я должна была полагаться на кинжал, если что-то пойдет не так. И поскольку я должна была идти с вампиром-беженцем, двумя колдунами-изгоями и семьей оборотней, которые ненавидели вампиров, я предположила, что «что-то не так» было весьма вероятным.

Я была одета и готова к действию. Но прежде, чем обращу все свое внимание Стае, у меня было незаконченное дело. Вчера я пропустила проверку состояния дедушки, поэтому набрала номер больницы и попросила его палату.

— Это Чак, — ответил он.

Я улыбнулась только от звука его голоса.

— Привет, дедушка.

— Милая! Рад услышать твой голос. Я понимаю, что ты находишься в затруднительном положении.

Меня затопило облегчение. Я и не подозревала, как сильно хотела поговорить с ним — или сколько вины поселилось во мне, когда я была не в состоянии сделать это.

— Это недоразумение. Я уверена, что мэр Ковальчук в конце концов поменяет свое мнение.

А если она этого не сделает, будем надеяться, что Малик сможет убедить губернатора вмешаться.

— Как ты себя чувствуешь?

— Сломанным. Я не так молод, каким был раньше.

— Я не верю в это, — ободряюще сказала я, но мне пришлось отодвинуть в сторону воспоминание о дедушке, погребенном под обломками.

Я убедилась, что мой голос звучал ровно, прежде чем снова заговорила.

— Мне жаль, что не могу быть там.

— Знаешь, я всегда думал, что ты станешь учителем. Ты любишь книги и науку. Всегда любила. А потом твоя жизнь изменилась, и ты стала частью чего-то большего. Это твоя работа, Мерит. Это что-то большее. И это нормально, что ты должна делать это.

— Я люблю тебя, дедушка.

— Я люблю тебя, милая.

На заднем плане послышалось бормотание.

— Пришло время того, что они здесь называют «ужином», — сообщил он через мгновение. — Позвони мне, когда у тебя все будет под контролем. Потому что я знаю, что ты в конечном счете со всем разберешься.

***

Я обнаружила шайку в гостиной, коллективно болтающей.

— Мерит, — произнес Катчер, сидя на диване рядом с Мэллори, обняв ее за плечи.

Их отношения зашли в тупик, когда Мэллори перешла на темную сторону, так что непреднамеренная ласка была приятным событием.

— Приятно видеть тебя снова одетой.

— И теперь, когда она это сделала, — сказал Габриэль, вставая, — Нам пора выдвигаться.

— Куда мы точно идем? — спросил Катчер.

— В края вне пространства и времени, — ответил Джефф, рисуя дуги в воздухе. — Где правила смертных не имеют никакого значения.

Габриэль поднял глаза к потолку, как будто мог там найти немного терпения.

— Мы идем на задний двор Брексов. В лес, прямо здесь в Иллинойсе, где большинство из нас вполне смертны.

— Илли-нойс, — протянул Джефф с шаловливым воодушевлением. — Потому что волки будут выть.

Габриэль покачал головой, но добродушно похлопал Джеффа по спине.

— Попридержи коней, щенок. Мы еще даже не начали.

У меня было ощущение, что в ближайшее время они перестанут держать себя в руках. И так как я играла роль телохранителя, то взяла на себя смелость действовать как он. Если мы будем оставаться в имении Брексов, то будем в безопасности (в какой когда-либо были) от отряда мэра Ковальчук. Но это не обязательно означало, что мы будем в безопасности среди Стаи. Не в том случае, если они разделяют точку зрения Брексов.

— Охрана Брексов распространяется на лес? И на остальных оборотней?

Габриэль улыбнулся мне. Широко.

— Если ты здесь, Котенок, ты в безопасности. Это касается вас обоих. Честно говоря, большинству членов Стаи глубоко наплевать на политику в Чикаго. И даже если это не так, они не предпочтут агрессивное поведение политиков друзьям Стаи.

— И я тебя прикрою, Мер, — сообщил Джефф и подмигнул, заработав мрачный взгляд Этана.

Оборотни и колдуны скрылись в ночи, но Этан остановил меня рукой.

— Кинжал? — тихо спросил он.

— В моем сапоге, — ответила я.

Вампиры, как правило, предпочитали не использовать скрытое оружие, но сейчас были особые обстоятельства.

— Ты не разделяешь уверенности Гейба?

6
{"b":"252895","o":1}