ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эй, Тодор! Я слышал, ты проделал большую работу, — сказал он на хорошем английском, но с легким акцентом. — Тебя можно поздравить!

Женщина, присматривающая за котлом над огнем, горящем на ложе из сланцевых плиток, стала раскладывать дымящееся мясо по обычным земным тарелкам. Престайн с благодарностью принял тарелку вместе с куском коричневого хлеба, отломленного от длинной булки. Рядом стояла тыква с водой. Далрей что-то сказал пузатому человеку на непонятном Престайну языке, от чего толстяк приподнялся, что-то быстро и невнятно говоря, в то время как женщины болтали между собой, а еще один мужчина завтракал, впиваясь в мясо крепкими белыми зубами.

— Я дал тебе достаточно, чтобы сделать дело! — воскликнул, шлепая губами, толстяк. — Если ты плохо сделал его...

— Нет, Ноджер, я его сделал не плохо! Ты дал мне столько пороха, что его бы хватило, чтобы обрушить половину гор Данеберг!

— Я мастер огня этого каравана! Я отмерил пороха...

— В следующий раз, Ноджер, не пей столько, когда будешь отмерять порох, или я лично откажусь от бартера на вино, когда мы пойдем на юг!

— Ты же не сделаешь этого, Тодор, со стариком, у которого лишь вино и порох заменяют комфорт и семью? Благодари, Тодор, своего бедного отца за то, что он сказал...

— Хватит! — Далрей выбросил обгрызенную кость и немигающим взглядом уставился на старого Ноджера. — Мой родители мертвы, убиты стражниками хонши, прислужниками Валкини. И больше ни слова о них, Ноджер, если ценишь свою шкуру! Старик вернулся к мясу и хлебу, запивая их большими глотками вина. Думая о том, что сказал Дэвид Маклин, когда впервые встретил его, Престайн улыбнулся. Выходит, каждое измерение имеет своего Фальстафа? И это тоже было хорошо.

— Слава Амре! — сказал один из мужчин с набитым ртом. — Я слышал, проклятые шахты драгоценностей взлетели к небу!

— Я, — отозвался Далрей, — не стану с этим спорить.

Ноджер сплюнул и выпил еще вина, его единственный глаз уставился на Далрея ледяным взглядом.

Престайна разгорячила эта немая сцена. Было ясно, что эти Дарганы из Даргая были людьми, которые не падают ниц перед Валкини — агентами Графини. Они только что взорвали одну из шахт драгоценных камней. Несомненно, здесь разгорается кровавая война. Но больше, чем он хотел узнать о Дарганах, Престайн желал найти Фрицци. Его бокал опустел и он вежливо попросил у Далрея воды, отказавшись от вина.

— Эй, чертенок! — крикнул Далрей, бросая бокал в голову полуголого юнца. Тот по-волчьи оскалился и поймал бокал. Престайн глядел, как тот идет к деревянной трубе, торчащей в задней части скакуна, и поворачивает втулку на ее вершине. Оттуда брызнула серебристая, кристально чистая вода.

— Но это же?..

— Конечно, — довольно рассмеялся Далрей. — Скакуны имеют огромный третий желудок, полный воды, которой они охлаждают свое гигантское тело. Они устроены гораздо лучше, чем верблюды на твоей Земле, и несут очень много благословенной Амрой воды.

— И вы погрузили туда трубу и регулярно достаете ее?

— Дарганы из Даргая — охотники. Мы знаем животных.

— Значит, вы изучили скакунов. А чем вам нравится Даргай?

— Ах!.. — пронесся удивленный ропот, и все присутствующие вскочили на ноги и уставились на Престайна, издавая удивленные возгласы. — Чем Даргай...

— Клянусь Амрой, этот вопрос требует поэтического ответа! — воскликнул Далрей, опуская свой бокал. Глаза его свергали, лицо пылало, борода встопорщилась.

— Теплом, вином и женщинами! Там просто чудесно! — сказал Ноджер и поднеся к губам кубок, одним глотком опустошил его. Пока взрослые беседовали, дети ели, пили и болтали между собой. Для них Даргай был только именем, символом, о котором шептались их родители. Они никогда не знали отчаяния лишенных родины, поскольку родились скитальцами.

Пока караван скакунов упорно двигался вперед, Дарганы продолжали завтракать. Маленькие скакуны путались в ногах у своих родителей, с легкостью не отставая от процессии, двигающейся медленнее обычного человеческого шага. Огромные плоские копыта вздымали пыль. Несколько мужчин шли впереди, и Престайн чувствовал, что они готовы скорее применить любую тактику, чем попытаться избежать атаки уллоа. Эти птицы с кошачьими мордами, бескрылыми телами и драконьими ногами могли бежать в десять раз быстрее скакунов.

Оглядывая открывающуюся сверху картину, с навевающим дремоту покачиванием, Престайн проникся безвременным расслабленным темпом жизни кочевников из Даргая. Такая жизнь предназначена для особого сорта людей, людей, совершенно отличающихся от человека, которым являлся Далрей.

Мимо прошла девушка, стройные бронзовые ноги легко несли ее по скакуну. На ней была желтая шаль и платье, открывавшее ветру значительную часть ее тела. Ее темные волосы струились по мантии. Покачивание бедер, когда она шла мимо, ясно указывало, что она знает, что Далрей наблюдает за ней. Очень целеустремленная молодая леди, решил Престайн и улыбнулся. Далрей отвернулся, пытаясь поскорее прожевать кусок мяса, глаза его блестели, руки нервно суетились. Затем он встал на ноги и спрыгнул следом за ней на землю.

Она отскочила назад и отбросила одну руку, дразня его. Их слова затерялись в мягких шлепках широких копыт скакуна, но Престайн услышал, как Далрей назвал девушку Дарной. Он почувствовал укол острой боли, когда увидел их темноволосые головы вместе, когда они пошли вдоль каравана, прижавшись друг к другу.

Тонкий трубный звук прорезал золотом эту сцену, как визг тормозов на обледеневшей дороге.

Престайн подпрыгнул. Все спешили вокруг него с какой-то деловой активностью. Дети сгрудились в центре спин скакунов. Женщины тушили костры и разбирали таганы. Затем они начали складывать вещи в тюки и сооружать из них брустверы на спинах животных, создавая себе защиту. Им помогали старшие дети, работая быстро, молча и без всякого принуждения. Мужчины образовали группы вокруг ног скакунов и растянулись в одну сторону, каждый нес оружие, металл блестел на солнце.

— Что это? — спросил Престайн Ноджера, когда трубы зазвенели снова.

Лицо и брюхо Ноджера тряслись, он бросил толстую кипу шкур в свое укрытие.

— Это предупреждение, иномирянин! Кто-то напал на нас!

Ради Амры, пусть это будет лишь несколько жалких, трусливых уллоа... О, Амра!

Он нырнул в свое укрытие и зарылся в шкуры. Трубы пропели опять. Престайн стоял, балансируя на медленно покачивающейся спине, и оглядывал горизонт. Оттуда неслись к ним черные точки. Они, казалось, двигались параллельно каравану, но, как увидел Престайн после пристального рассмотрения, постепенно сходились с ним. Какая-то зловещая угроза дыхнула на него от этих далеких фигур.

Едва он осознал эту угрозу, как наблюдатель на крутящейся деревянной башенке, установленной на спине одного из передовых животных, закричал снова, чтобы караван двигался быстрее. Точки передвигались гораздо быстрее, чем уллоа, быстрее, чем любые нормальные животные. «Валкини!» — закричал наблюдатель. И потом еще раз прозвучал беспомощный вой, заглушаемый ветром: «Валкини!»

Далрей поймал кожаные ремни скакуна, взглянул наверх и закричал:

— Боб! Мечи, которые мы взяли у стражников... Они все еще в твоей постели. Вооружайся! Валкини атакуют, и нам придется драться!

Сглотнув, Престайн пробрался к свисающей на веревках постели, подтянул их и развернул одеяло. Он коснулся теплого металла мечей, осторожно вытащил их, стараясь не порезаться об острые лезвия. Теперь у него было два меча. Какого дьявола он собирается делать с ними? Заорать «Банзай!» и броситься в атаку?

— Спускайся сюда! — повелительно крикнул Далрей.

Престайн спрыгнул на песок возле него и машинально пошел рядом с караваном, держа в каждой руке по мечу. Он помахал ими ради опыта.

— Женщины будут метать дротики, — натянуто сказал Далрей. Выглядел он встревоженным. — Мы будем сражаться, как мужчины и охотники Даргая!

Престайн понял, что Далрей и его соплеменники — смертельно опасные бойцы с этими мечами. Он понял, что большая часть их вооружения была когда-то отнята у стражников хонши. Плавить железо и варить сталь было бы трудно при их кочевой жизни. Значит, как и большинство культур в подобных обстоятельствах, им нравился грабеж и они оправдывали его.

17
{"b":"2529","o":1}