ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Сильнее смерти
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Арк
Моя строгая Госпожа
Рунный маг
Assassin's Creed. Преисподняя
A
A

Далрей взглянул вдоль каравана на группу мужчин, готовых броситься в то место, где будет больше всего угроза. Престайн шел, взвинченный, но не слишком страшный, по сравнению с явно воинственными мужчинами вокруг него, шел на уллоа.

Он снова взглянул на несущиеся точки. Это явно были не уллоа. Он облизнул губы. Точки резко прекратили движение вперед. Престайн даже подпрыгнул от внезапности этого7 Потом заморгал, когда каждая точка, казалось, раздулась и выросла в размерах, словно их накачивали воздухом. Затем он понял, что они просто сменили направление и понеслись в лобовую атаку. Из груди Далрея вырвался оглушительный крик. Престайн взглянул туда, увидел то же, что и Далрей, и понял, с чем он столкнулся.

— Валкини атакуют! Бронированные машины! Автоматические винтовки! Скорострельные пушки! Быстрей к моим людям! Это наша гибель!

Глава 7

Престайн невольно потер рукой небритый подбородок. Он увидел собственными глазами, что Далрей прокричал правду. Люди, хорошо сведущие в путешествиях по иным измерениям, должны знать о земном вооружении. Престайн почувствовал, как его лицо перекосилось от отвращения.

Если бы здесь сейчас был Алек...

Он подумал в этот стремительный миг, когда надвигались бронированные машины, под прицелом их пушек, в суматошном страхе, что может быть, он уйдет из этого мира и вернется в свой собственный.

Но он не сделал этого до сих пор и сомневался, что это получится сейчас. Монтиверчи берет драгоценности из этого мира (и без сомнения, другие сокровища), а взамен она переправляет сюда своим задирам Валкини оружие, а когорты их хонши получают рабов для работы на нее. На бумаге эта система выглядит просто чудесно.

На передовой машине сверкнула вспышка. Четырехногий скакун зашатался, переваливаясь с боку на бок, как шхуна во время циклона. От него полетели огромные куски красного мяса. Потоком хлынула красная кровь. Скакун издал ужасающий вой, точно сирена «Королевы Елизаветы». Снова грянула пушка — девяностомиллиметровая, подумал Престайн — и снова попала в скакуна. Кричали женщины. Плакали дети. Пушка продолжала стрелять, посылая снаряды вдоль линии скакунов. Далрей с ужасным лицом побежал к бронированным машинам.

Остальные мужчины последовали за ним.

Престайн обнаружил себя бегущим вместе с Далреем, каждую секунду ожидая, что очередная пуля прикончит его. Ушей достиг обычный городской шум. Его очки запотели, но он продолжал бежать, глупо размахивая двумя мечами. В его голове царил кровавый бедлам. Он видел уже вблизи бронированные машины, видел, как песок вылетает у них из-под колес, видел дьявольское моргание ведущих огонь пушек, установленных на турелях. Престайн мельком подумал, что они производства «Испано-Сюиза», но не был в этом уверен. Сплошная линия пуль ударила по бегущим людям. Мечи и дротики выпадали из расслабившихся пальцев убитых. Престайн почувствовал, как что-то очень твердое ударило ему в грудь. Закричав от боли, он выронил оба меча, и вздыбившаяся земля ударила ему в лицо. Прежде чем потерять сознание, он почувствовал, как из центра боли в груди распространяется ледяной холод.

Потом... потом не было ничего.

Когда он открыл глаза, первое, что он почувствовал, было онемение в груди. Было такое чувство, словно его пропустили через химчистку. Он не ощущал ни рук, ни ног. Он не думал, что его стошнит, но во рту стоял гадкий привкус. Престайн застонал.

И кто-то, тяжело дыша рядом с ним, простонал в ответ.

— Где это мы? — свирепым, раздраженным голосом спросил Далрей.

— Наверное, нас застрелили, — прохрипел Престайн. — Мы умерли, похоронены и попали в ад.

— Нет... — Далрей шевельнулся и тут же обмяк, ткнувшись спиной в Престайна. — Я только проверил. Хонши не pubicked меня. Значит, и тебя тоже, я полагаю.

— ...? — Затем Престайн вспомнил и в панике забился, осматривая себя. Потом с облегчением расслабился. — Меня нет... слава Амре.

— Слава Амре, — сказал Далрей. — Может быть, Амра будет благосклонна.

Теперь Престайн увидел белую комнату, в которой они лежали на полу. Там было два высоко расположенных зарешеченных окна. Пол был, судя по вони, из компоста, небрежно прикрытого кусками брезента. В двери из слоистого дерева, обитого бронзой, был смотровой глазок, прикрытый бронзовой пластинкой.

— Бронза, — сказал Далрей. — Хонши.

— Но...

— Они используют железное оружие, но бронзу и медь для брони. Валкини хранят в тайне свою технологию. Это должно быть разумно.

— Да, — согласился Престайн, прекрасно понимая, что за всем этим стоит разум Графини. — О, да.

Бронзовая пластинка поднялась, и в глазке возник глаз хонши, пустой и ужасно бесстрастный.

— Сгинь, — проворчал Далрей.

Стражник зашипел. Престайн не знал, понимают ли эти твари английский и могут ли вообще говорить. Далрей приподнялся на руках. Его одежда была порвана на груди, как и у Престайна. Престайн быстро взглянул на себя. Липкий пластырь покрывал то место, где все еще было онемение, и внезапно Престайн понял, что произошло.

— В нас попали иглами со снотворным, тодор! Они не убивали... только взяли нас в плен, как мы поступаем с дикими животными!

Далрей неприятно рассмеялся.

— Мы и являемся таковыми... для них!

Престайн почувствовал стыд, лишившись статуса человека. Эти Валкини имели гордость, мрачную, одинокую гордость, которая могла устоять против нетерпеливой чести Далрея, как дым против пламени.

Затем Престайна охватил страх встречи с Валкини, угрожающей лишить его мужества на глазах товарища. Со скрипом открылась дверь и с мечами наготове вошли стражники хонши. С их шлемов свешивались пучки волос с кожей. Двигались они осторожно.

Далрей угрожающе рассмеялся, и хонши застыли. Мечи задрожали, они отступили назад. Престайн вздрогнул и получил глубокое наслаждение от влияния силы Далрея.

— Мы особые пленники, дружище Боб, — быстро, нетерпеливо сказал Далрей. — Нас только двое в камере. О, да, Валкини намереваются позабавиться с нами, прежде чем мы умрем.

— Я думаю, — отозвался Престайн, внезапно испугавшись еще больше, — я думаю, они хотят сделать из нас рабов.

— Графиня время от времени дает Валкини рабов для игры.

Так мы слышали в Даргае.

Стражники хонши двинулись вперед и направили острия мечей на Престайна и Далрея. Те с трудом поднялись на ноги, не совсем еще отойдя от наркоза, и, шатаясь, вышли в коридор.

Подгоняя их уколами мечей, хонши каждый раз говорили:

«Хошоо! Хошоо!» Угрожающее эхо разносилось по коридору. Сонные и спотыкающиеся, они брели по коридору мимо бесчисленных дверей камер. Стражники совершенно намеренно старались их запугать.

— Не позволяй стражникам запугать себя, Боб, — тяжело дыша, сказал Далрей. — Они могут пугать, но у вас на Земле есть крысы... король Клинтон использовал этот аналог... — Он был измучен, но когда говорил о короле Клинтоне, то сделал маленький тайный знак. — Он говорил, что хонши всегда дерутся, как загнанные в угол крысы. Они смертельно опасны.

— А что... что насчет тругов?

— Молись, чтобы тебе никогда не пришлось встретиться с ними в бою. Даже я не уверен в результате. Престайн первым увидел окно, когда они свернули за угол и камеры закончились. Зеленый свет лился через него. Хонши подтолкнули их мечами — их концы стали уже красными — и крикнули: «Хошоо!» Царапины, полученные от уллоа, все еще время от времени мучили Престайна, но они не были глубокими или серьезными. Теперь же он почувствовал бешеную ненависть к этим безмозглым хонши с их колющими мечами.

— Не пытайся выхватить их! — предупредил Далрей.

Престайн внял этому мудрому совету. Выносливость много значила в этом мире Ируниуме. В мире Престайна, где мужчины и женщины ездят в автомобилях и в их распоряжении находятся многочисленные механизмы, выносливость не значила почти ничего. Ируниум безжалостно находил трещины в самоуважении иномирян. Приходилось собирать все моральные и физические силы, чтобы выжить в Ируниуме. Ируниум требовал больше, чем родной мир, больше, чем просто физическую подготовку, и Престайну нужно с поднятой головой встретить очередное тяжелое испытание. Он должен проявить выносливость.

18
{"b":"2529","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Когда говорит сердце
Не жизнь, а сказка
Последнее прости
#INSTADRUG
Мечник
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Карильское проклятие. Возмездие
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Не плачь