ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Сердце предательства
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Цветы для Элджернона
Я ленивец
Запах Cумрака
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Посею нежность – взойдет любовь
A
A

Все, что Престайн успел увидеть, проходя мимо окна, была зеленая стена, тянущаяся, насколько хватало глаз. Далрей, тоже увидевший ее, сильно побледнел.

— Что это, Тодор?

— Они ведут нас к Большому Росту... Мы находимся в Капустном Поле!

— Значит, — сказал Престайн, думая о том, что это значит для него, — мы попали на север!

— Это хорошо, что ты упитанный. Только ты не знаешь, что такое Большая Зелень!

— Хошоо! Хошоо! — закричали стражники, и они поковыляли дальше. Хонши нетерпеливыми рывками открыли большие двойные двери, выходящие в большой амфитеатр, окруженный ярусами сидений. На этих удобных сидениях расположились люди — обычные на вид мужчины и женщины. Они были в ярких, свободных одеждах золотистых, малиновых, изумрудных и голубых цветов, сверкающими от драгоценных камней. Золотые украшения в пышных прическах, нагие белые плечи женщин, смеющиеся лица, насмешливо глядящие вниз на двух оборванных, окровавленных людей, с трудом ковыляющих в центр маленького ринга. Наступила тишина.

— Пусть принесут лозу, — раздался командующий голос из кабинки, установленной в нескольких футах над уровнем земли. Престайн поднял взгляд. Там сидели, презрительно улыбаясь, мужчина и женщина, откусывали шоколад белыми зубами, сверкая берилловыми кольцами на пальцах. Мужчине на вид было около шестидесяти. Обвисшие мешки под глазами и складки под подбородком отнюдь не красили его. Он походил на змею, отвратительный и очень опасный. Девушку можно было квалифицировать таким же образом.

— Мелнон и его проститутка! — сказал Далрей. — Они управляют Валкини для Графини. Мерзость!

Зрители возобновили разговоры и смех, курили и сплетничали.

Они ждали лозу.

— Что это за лоза, Тодор? — прошептал Престайн.

— Скоро увидишь. Я боюсь ее... Но если мы должны умереть, то умрем храбро, лицом к лицу с врагами. Я умру, как Дарган из Даргая!

Престайн взглянул вверх. Крыша изгибалась над головой, как раковина из плексигласа или другого прозрачного строительного материала. По ней шевелились тени, словно снаружи ее окружали кроны деревьев.

Под ногами был бетон, а не песок, как он себе представлял.

Арена без песка будет залита кровью, что не совсем правильно. Престайн обиженно подумал, что если он должен умереть здесь и сейчас, то по крайней мере, заслуживает надлежащих похорон. Страх ушел. Как человек, падающий с высокого здания, он достиг понимания, что такова его судьба и никуда тут не денешься. Он может кричать, когда придет время, но это будет от боли, а не от страха.

Постепенно опять наступила тишина ожидания. Появилась маленькая электротележка, которой управлял испуганный человек в цветной робе.

— Удачи вам, друзья, — сказал он на разговорном итальянском. — Не вините меня. Я всего лишь работаю здесь. На тележке стоял большой пластиковый колпак, накрывающий цветочный горшок. В горшке рос ярко зеленый побег футов трех высотой. Далрей зачарованно уставился на него.

— Часть Большой Зелени, — прошептал он, сглотнув.

Человек в робе снял горшок с тележки, обращаясь с ним так, словно в нем был нитроглицерин. Он поставил его на бетон, вытер лоб, высморкался, вскочил на тележку и уехал. Престайн понял, что оказался в положении человека, который сохраняет спокойствие, потому что не понимает, что происходит вокруг. Он также понял, что Далрей стоит так безвольно и обреченно, потому что встретился с призраком, о котором слышал и которого боялся всю жизнь, но никогда до конца не верил в его существование. Теперь же Далрей встретился с твердым фактом, что его кошмары, его детские фантазии, его тайные страхи сейчас у всех на виду. Он, Тодор Далрей из Даргая, встретился один на один с Большой Зеленью, Капустным Полем.

— Вы сказали, это лишь часть, Тодор. Ну...

— Ты не понимаешь.

Стражники хонши образовали овал из бронзовых щитов. Другие подняли дротики. Двое угрюмых стражников протянули пленникам мечи рукоятками вперед. Престайн взял меч, и предложивший его хонши тут же отскочил, прошипев: «Хошоо!», как клокочущий пар в котле.

Далрей взял свой меч, но не повращал им, чтобы проверить баланс. Он безвольно стоял, держа его, с позеленевшим лицом.

Престайн, со свистом разрезав лезвием воздух, взглянул на Далрея и почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. Если так выглядит такой храбрый человек, как Далрей... Над их головами пронесся крюк на конце стрелы подъемного крана, управляемый из специальной клети, походил из стороны в сторону, пока на зацепился за кольцо на верхушке пластикового колокола. Стражники хонши торопливо покинули арену и выстроились у входа в туннель, еле видимые за тяжелыми пластиковыми щитами. Престайн и Далрей остались на арене одни. Из пазов перед первым рядом сидений поднялись большие пластиковые пластины, образовывая круговой барьер.

Цветочный горшок стоял точно посредине арены.

— Назад, — быстро сказал Далрей, затем расправил плечи. — Нет. — Он ухватился левой рукой за свое правое запястье, чтобы унять дрожь. — Нет, дружище Боб, я нападу в самый первый момент. Это единственный шанс. Ты же должен делать все, что сможешь.

— Отлично. — Престайн ничего не понимал, но был со всем согласен, чувствуя, что Далрей не хочет рассказывать о том, что вот-вот произойдет — не хочет даже думать об этом.

— Поднимай крышку, Тони! — громко прокричал Мелнон, грубо хохоча и лаская свою женщину. Его смех напоминал звук лопающихся плодов. — Глядите вниз! Сейчас будет забавно! Дрожь возбуждения прошла по рядам зрителей. Сердце Престайна бешено забилось. Пришло время для охотника и его спутника — он уже привык к этой жизни считать себя спутником Далрея. Он почувствовал головокружение и помотал головой. Крюк поднял пластиковый колокол вверх. Мужчины и женщины завопили. Далрей, подняв меч, прыгнул вперед. Растение зашевелилось.

Оно извивалось, как щупальце. Оно прянуло назад и уклонилось от удара Далрея. Он тяжело дышал от страха и напряжения. Растение рванулось вперед и хлестнуло тело Далрея, точно плеткой-девятихвосткой — за этот короткий момент его конец вырос и разветвился. Пока Престайн в ужасе глядел на это, конец растения все рос и рос, разветвлялся и разветвлялся. Лоза снова метнулась к Далрею. Он поднял меч и нанес несколько сильных ударов, но все мимо. Всхлипнув от усилий, он упал на колено, когда лоза захлестнула его. Престайн, потрясенный до отвращения, заставил себя прыгнуть вперед. Он взмахнул мечом, как топором, перерубил три петли, опутавшие Далрея, и дернул его за руку. Далрей молниеносно взмахнул мечом и рубанул по лозе, успевшей ухватиться за шею Престайна. Меч просвистел менее чем в дюйме возле его уха.

— Спасибо, Боб! — выдохнул Далрей. — А теперь назад!

Они вместе на четвереньках отползли в сторону, скользя по бетону. Они панически молотили позади себя мечами, разбрасывая по земле отрубленные зеленые шевелящиеся усики.

— Проклятая тварь слишком подвижна! — крикнул Престайн, весь мокрый от пота, со свистом втягивая воздух.

— Нет, Боб, не подвижная. Она всего лишь быстро растет. Это маленькая лиана Ломбока, младший братишка тех, что живут в Большой Зелени.

Они отступили к противоположному краю арены, глядя, как лиана выплескивается из горшка и волнами растекается по бетону, слепо ища их.

— Маленькая! Но поглядите, как она растет! С такими темпами она скоро заполнит всю арену. — Престайн тяжело вздохнул. — Но как она может... в горшке не может быть достаточно материала для строительства клеток, чтобы она росла бесконечно...

— Валкини знают все о Капустном Поле, Боб. Они могут сжимать питательные вещества. Если она проявит хоть малейший признак слабости от недостатка веществ, они тут же подбросят их. Они вовсе не глупы.

— Но что мы можем сделать?

— Я упустил наш лучший шанс. Пока лиана маленькая, ее еще можно отрезать, но она будет расти снова. Я хотел выдернуть ее из горшка...

— Не можем ли мы попробовать еще раз? — Престайн следил за длинным щупальцем, которое извивалось на бетоне в поисках людей, мечась, как сверхскоростной вьюнок. — Не можем же мы стоять и позволить ей задушить нас.

19
{"b":"2529","o":1}