ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы чувствуете силу стеблей... мечи могут отсечь маленькие усики, но большие... — Далрей покачал головой, затем медленно продолжал:

— Я знаю историю короля Клинтона, как он убил лиану Нарвал — она в пять раз сильней и свирепей Ломбока. Мы учили эту историю во время занятий английским. Она всегда популярна, дети с удовольствием читают ее и одновременно повышают свои знания английского языка... но... но... Мы не король Клинтон, — подавленно закончил он.

Горшок уже потерялся среди извивающихся лиан, которые все росли, расползаясь по всем направлениям. Лиана — убийца, понял Престайн. Он уже видел зародышевый рот, прижавшийся к земле на уровне горшка. Если этот рот станет расти с такой же скоростью, что и остальное растение, скоро он будет способен проглотить целиком человека.

— Король Клинтон рассказывал он паразитической системе лиан на своей земле, — слова торопливо вылетали у Далрея. Престайн понял: он говорит для того, чтобы занять свой мозг и не завопить от страха. — Наша лиана не совсем то же самое, что Раффесия, которая считается достаточно редкой. Она больше похожа на обычную Непентис, которая растет на бедной почве. Но по-настоящему страшны в Ломбоке шипы во рту и мускульная сила побегов...

— Если мы подойдем достаточно близко и рот закроется...

— Верно.

Престайн поднял меч. Ближайший усик полз по бетону уже в трех футах от них. Зрители, наблюдавшие их краткую стычку с лианой, свистели, стучали ногами, кричали:

— Рубите ее мечами, трусы!

— Я понял, что можно сделать. — Престайн медленно двинулся вокруг арены. — Вы можете рискнуть поставить все на кон, Далрей? — рассмеялся он. — У нас ведь действительно нет другого выбора.

— Я готов использовать любой шанс.

— Мы должны наброситься на эту толстую жабу Мелнона. Если он захочет остаться в живых, то пойдет на переговоры.

— Но барьер, Боб!

— Я встану на твою спину. Потом подтяну тебя на своем ремне, и мы вместе будем держать этого слизняка на кончике меча. Остальным это может не понравится, но если он тут босс...

— Вверх полезу я, Боб. Я охотник.

Престайн предпочел не отвечать. Они шли по кругу, отрубая подбиравшиеся слишком близко усики лианы, с отвращением наблюдая, как растет эта тварь.

Оказавшись напротив Мелнона, они услышали его хриплый смех, его насмешливые советы.

— Бесполезно бежать, мои маленькие друзья! — Его итальянский был еще хуже, чем у Далрея, он явно не был урожденным итальянцем. — Почему вы не хотите остановиться и принять бой, как мужчины? — И он залился смехом, наслаждаясь своей шуткой.

Престайн нагнулся. Далрей зажал меч белыми зубами, вскочил Престайну на спину, а оттуда — на верх пластикового ограждения. Престайн поймал спущенный ремень и, уже подтягиваясь на нем, услышал, как арена взорвалась ревом, превратившись в бедлам. Далрей уже спрыгнул на сидения, расшвырял двух Валкини, пинком отбросил с дороги визжащую женщину и захватом левой руки стиснул толстое горло Мелнона — все это было проделано одним скользящим движением. С драматическим эффектом он приставил острие меча к глазу Мелнона.

Спеша к нему, Престайн пнул в живот одного человека и уклонился от бешено ринувшегося к нему другого. На бегу он размахивал мечом, не сознавая этого, пока не увидел ярко-красную кровь, капающую с его кончика. Раньше он не думал, что почувствует, когда впервые убьет человека. А теперь ему было не до переживаний.

— Он схватил шефа! — пронзительно закричала женщина. — Он собирается убить Мелнона! На помощь! На помощь! Рев вокруг становился все громче. Престайн встал рядом с Далреем и почувствовал вонючий запах вспотевшего от страха Мелнона. Он сморщил нос.

— Это зашло слишком далеко, Боб. — Далрей придвинул кончик меча еще ближе к глазу Мелнона. — Успокой их.

— Если вы нападете на нас, — изо всех сил прокричал Престайн на итальянском, — Мелнон умрет!

Один усик лианы пополз на щит. Стоявший рядом стражник хонши поспешно отрубил ее мечом, но даже отрубленная, она упорно ползла на пластиковый щит. Престайн рассмеялся.

— Ловите! — крикнул он и полоснул ее мечом. Усик отпрянул, а его отрубленный конец упал на мечущихся между сидениями людей. Стражник убежал.

— Дураки! — взвыл Мелнон. — Не позволяйте ей заползти сюда!

Выбросьте ее назад на бетон. Ради Амры, выбросьте ее на бетон!

Далрей нагнулся и провел лезвием меча возле лица Мелнона.

Толстяк застонал.

— Ради Амры?! Не произноси это имя своим грязным языком, иначе, клянусь Амрой, я выпущу тебе кишки! Происходила явная религиозная стычка, но Престайн тут же забыл об этом, когда увидел, как второй побег лианы пополз между сидениями.

— Лиана Ломбок на свободе! — закричал кто-то рядом.

Панику усилилась, мужчины и женщины вопили, продираясь к выходу. Лиана поднялась, и Престайн сразу увидел разницу в ее размерах и свирепости. Ломбок на арене контролировался размерами своего горшка. Эта же, растущая с невероятной скоростью из нескольких побегов, не имела ограничений. Питаясь навозом и разрушая бетонные щиты, покрывавшие землю, она росла и распространялась вокруг. Один стражник хонши, убегавший слишком медленно, был схвачен и утащен за шею к основанию растения где-то под сидениями. Он кричал до тех пор, пока крик не оборвался громким предсмертным воплем.

— Нужно... убегать... — прохрипел Мелнон из-за сдавливающей его шею руки.

— Нам лучше уходить, Тодор! — подтвердил Престайн. — Ведите Мелнона! Он наш заложник.

Они побежали по рядам, таща за собой Мелнона. Лиана, извиваясь, ползла за ними. Первая лиана уже в дюжине мест перевалила барьер и пускала новые отростки. Вскоре арена до самого прозрачного потолка была заполнена массой лиан. Престайн понятия не имел, куда бежать. Он направился к арочному выходу, через который старалась пробиться обезумевшая масса Валкини. Другого выхода он не видел. Никто не обратил на них ни малейшего внимания, когда они пробрались через арку. Лиана стремилась за ними по пятам. Никто не остановился, чтобы захлопнуть двери.

— Теперь ты увидел Валкини во всей красе, Боб, — сказал на ходу Далрей. — Они не попытались спасти своего шефа, даже не подумали закрыть двери! — Далрей захлопнул ее пинком. Престайн ударил Мелнона, когда тот попытался улизнуть. Они свирепо уставились на коридоры.

— Во всяком случае, я полагаю, что если мы будем держать этого жирного слизняка, мы сможем поторговаться, когда они придут в себя.

— Да.

Они прошли десять ярдов по первому коридору, когда Мелнон громко, хрипло расхохотался. Из-за угла прямо перед ними появились шесть человек. Они были вооружены, причем пятеро — современными автоматами, а шестой, явно предводитель, автоматическим маузером девятого калибра. Он помахивал им притворно небрежно, лицо его носило признаки всех пороков. У него были черные волосы, тонкие усики и тонкие, презрительно поджатые губы. Весь его вид вызвал у Престайна отвращение. Мелнон внезапно метнулся назад, прямо в объятия Далрея.

— Пожалуйста, — умоляюще закричал он, — давайте поговорим. — Он беспомощно забился в сильных руках Далрея. — Пожалуйста, Кино, и давай все обсудим.

— Вы Роберт Инфэйм Престайн? — спросил у Престайна Кино.

Изумленный неожиданным поворотом дел, Престайн молча кивнул.

— Мне кажется, вам больше не нужен заложник. Вы важный человек, Престайн, в своих собственных правах. Кино поднял маузер. Мелнон завизжал. Далрей отскочил в сторону.

Кино выстрелил в Мелнону прямо в голову, забрызгав Далрея мозгами и кровью.

— Пойдемте со мной, Престайн. И возьмите с собой вашего друга. — Кино махнул маузером так повелительно, что Престайн не решился спорить.

Глава 8

Окруженные Кино и его парнями, Далрей и Престайн быстро прошли по коридору и вошли в маленькую цилиндрическую кабинку. Двери бесшумно затворились. Пол дрогнул и кабинка пошла вверх. Далрей ухватился за Престайна, лицо его дрогнуло от небывалого переживания.

20
{"b":"2529","o":1}