ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И внезапно они исчезли.

Престайн заморгал.

Сгорбленная фигура со вздохом откинулась назад, выпрямилась и пригладила дрожащими руками белые волосы. Человек повернул голову, так что синий свет упал на него скуластое лицо, в зрачках загорелись голубые звезды, лицо и зубы стали обликом ужасного привидения. Человеческие волосы могут быть седыми, но Престайн понял, хотя в таком освещении это было трудно определить, что его волосы белые. Хонши — не стражник, а скорее что-то вроде надсмотрщика — положил в желтый круг еще одну горстку драгоценных камней, методично сосчитав их. Итог был подведен с помощью маленького калькулятора, висевшего на кожаном ремешке у него на шее.

— Эй ты, Грейвс! — раздался из динамика, привинченного к стене под шпионским глазом телекамеры, твердый молодой голос, говоривший с непререкаемой властностью. — Телепортируй, Грейвс!

Трясущийся человек отпрянул назад, подняв руки, словно защищаясь от взрыва. Его испуганное лицо стало серо-голубым.

— Нет! — простонал он. — Мой мозг в огне! Нет... Дайте мне отдохнуть!

— Две минуты тебе, Грейвс! — отрезал властный голос. — Потом телепортируй! Иначе ты знаешь, что будет!

— Да. — Грейвс съежился на стуле, втянув опущенную голову в плечи. — Да, знаю.

Теперь Престайн понял, чему является свидетелем, понял, чего хотели Дэвид Маклин и Монтиверчи, понял, почему девушка в ванне предлагала себя, и, с приступом клаустрофобического страха, понял, что должно случиться с ним.

— Я привел замену, — сказал Цирус. — Если вы...

— Отлично, Цирус, — ответил молодой голос из динамика.

— Заменяй его. А ты, Грейвс, иди отдыхать. Но помни, Грейвс, — с угрозой, от которой у Престайна пробежали по коже мурашки, добавил он, — завтра тебе придется телепортировать вдвое больше. Убирайся, дерьмо!

Стражники хонши потащили Грейвса. Измученный человек безвольно висел у них на руках.

Цирус указал на стул. Престайн сел без возражений. Он чувствовал, как за каждым его движением следят лягушачьи глаза с типичным для хонши отсутствием всяческих эмоций. Они боялись пленника, но подавляли этот страх численностью и окружением.

— Ну? — спросил Престайн.

— Желтый круг точно установлен в узловой точке, Престайн. — Твердый голос из динамика резким эхом разнесся по освещенной голубым комнате. — Ты будешь телепортировать через него драгоценности. Ты будешь делать это для Графини, и она будет весьма благодарна тебе.

— Интересные условия, — медленно проговорил Престайн, чувствуя тошноту. — Но вы забыли одну вещь. Я не умею телепортировать объекты по своей воле. Я не знаю, как это делается.

— Мы научим тебя, Престайн. Ты можешь это делать, поскольку имеешь подходящий мозг. Так что тебя можно научить. Я слышал об этой девице Апджон. Ты будешь хорошо трудиться на Графиню.

— Пока не лишусь всех сил, как Грейвс?

— Тебе будет предложен выбор.

Цирус повернулся и подошел к тележке, уставленной высоковольтными элементами, амперметрами, вольтметрами и другими приборами, о назначении которых Престайн даже не догадывался, а также длинными проводами. Цирус взял провода и подошел с ними к Престайну.

— Это не повредит мне так, как тебе, — хихикнул он.

Престайн почувствовал, как его рот наполняется горечью. Он сглотнул, откашлялся и попытался подняться, но стражники хонши схватили его и держали, пока Цирус обматывал проводами его руки, ноги и туловище. Одежда Престайна побывала во многих переделках с тех пор, как он прилетел в Рим, и теперь от нее остались одни лохмотья. Щетина на подбородке тоже весьма отросла.

Чувство юмора Цируса сменилось теперь страстным желанием мучить, пытать и убивать.

— Телепортируй эти драгоценности через узловую точку, Престайн! — Металлический голос вонзился в него, как пневматическая дрель.

— Я не могу! — отчаянно воскликнул Престайн, пытаясь вырваться из цепких лап стражников хонши. Его ударил электрический разряд. Он застыл, ошеломленный, чувствуя, как глаза вылезают из орбит. Это было не только от электрического шока. Он почувствовал, что его мозг как бы отделяется от остального тела.

Стражники хонши крепко держали его руками в резиновых перчатках. Престайн уставился в пол, опустив голову, изо рта текла слюна, в то время как электрический ток проходил через него. Он никогда не думал, что существует такая боль. Когда всю закончилось, он обмяк на стуле, как пластиковый пакет, из которого выпустили воду.

— Это одновременно подбодрит и поможет тебе, Престайн, — снова раздался безликий голос из динамика. Престайн предпочел бы ему живого человека, на котором можно сосредоточить ненависть. Ненавидеть же громкоговоритель и глазок телекамеры было глупо.

— Я не знаю, что делать, — сказал он и, со страхом и отвращением, услышал нотку мольбы в своем голосе. Его снова потряс удар тока.

Он упал на спинку стула, трясясь и чувствуя, как по лицу градом катится пот.

— Что я должен делать?! — закричал он.

Удар...

— Попытайся, Престайн. Мы поможем тебе. Сфокусируй свои мысли на драгоценностях. Используй свой божественный дар! Телепортируй драгоценности! Действуй, Престайн!

Удар тока потряс Престайна и... он сделал это.

Драгоценности исчезли.

— А-ах! — выдохнул Цирус.

— Я всегда говорил, что палка действует лучше пряника, — с удовлетворением произнес металлический голос.

Ошеломленный, напуганный, корчащийся от боли, Престайн помотал головой.

— Убедительная демонстрация... Но это не всегда так!

Удар тока скрутил его тело судорогой. Когда боль прошла, Престайн услышал молодой твердый голос:

— Это чтобы не спорил. Я не потерплю такого от дерьма.

Тут же в желтый круг положили очередную кучку драгоценностей.

Престайн так и не понял, как проделал это в первый раз, и не знал, как телепортировать их без подстегивания током. Он уставился на драгоценности. Они ярко сверкали на столе.

— Телепортируй, Роберт Инфэйн! — раздался молодой голос.

И ток тут же скрутил его судорогами.

Он телепортировал драгоценности.

— Хорошо. Вскоре ты сможешь проделывать это и без моей помощи. Но всегда помни, Роберт Инфэйн, когда будешь телепортировать в будущем, что это я помог тебе. Без меня твой дар навсегда бы остался зарытым. Ты должен быть благодарен мне, Престайн, очень благодарен. Я надеюсь, что ты отблагодаришь меня.

— Не сомневайся, — проговорил Престайн, стараясь прийти в себя. — Не сомневайся, я найду способ отплатить тебе.

Глава 9

Они экспериментировали с Престайном.

Они тщательно выполняли свою работу. Они все увеличивали количество драгоценностей, которые приказывали ему телепортировать, постепенно наращивая объем и вес, мучая его электрическим аппаратом — и электрошок заставлял его увеличивать производительность.

Когда он прошел через это в третий раз и его привели в сознание водой и тычками, ему разрешили отдохнуть. Стражники хонши утащили его, швырнули на матрас в маленькой душной комнатке и оставили гнить. Голова горела как в огне. Он уснул, точно напичканный снотворным, вытянувшись там, где его бросили.

Когда он проснулся, то понятия не имел, сколько прошло времени. Почти сразу же, когда он сел на матрасе и с дурацким восклицанием ощупал руками голову, он почувствовал голод, жажду и боль. У него было такое ощущение, словно ему отпилили верхнюю часть черепа, а потом присобачили обратно какие-то неуклюжие подмастерья. Это напомнило ему о стальной полосе, обернувшейся вокруг головы на автостоянке, когда на них падал вертолет. Должно быть, он приложил тогда много усилий, чтобы телепортировать себя. Но он ничего не заметил, когда послал Фрицци в это безумное место. Затем Престайн услышал дробный стук очередей автоматических винтовок.

За дверью раздались крики. Кто-то застонал, потом он услышал бешеное: "Хошоо! Хошоо! и понял, что в игру вступили стражники хонши.

Дверь распахнулась с ослепительной вспышкой света.

23
{"b":"2529","o":1}