ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
The Show Must Go On. Жизнь, смерть и наследие Фредди Меркьюри
Сиятельный
Береги нашу тайну
Травля. Как искоренить насилие и создать общество, где будет больше доброты
Всё та же я
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Ангел с черным мечом
Неправильные
Как зарабатывать в Instagram
A
A

Маклин задвинул дверь лифта и нажал кнопку. Кабина начала опускаться. Престайн сглотнул. Странная графиня, человек, ведущий дикие речи о невозможных вещах, спуск по лестнице из одного окна отеля в другое — все это было бы сплошным безумием, если бы не один-единственный беглый взгляд, брошенный им на эту гротескную руку, покрытую желто-зеленой чешуей, с тремя пальцами и кроваво-красными когтями.

Лифт остановился, двери и решетка отошли в сторону. Алек, несмотря на свою массивность, легко переметнулся в фойе.

— Все чисто, — произнес он в своей ворчливой манере.

Затем прищурился на огонек соседнего лифта. — Они уже здесь.

— Бежим! — выпалил Маклин и кинулся к вращающейся двери, что твой спринтер.

Алек припустил следом, а Престайн, размышляя о том, что его все время оставляют последним — за ним. Несмотря на все, с ним случившееся — а скорее всего, благодаря этому — Престайну все время приходилось делать усилия, чтобы принимать происходящее всерьез. Ему непрерывно хотелось разразиться хохотом. Даже эта чешуйчатая лапа вполне могла быть пластмассовым макетом из магазина для розыгрышей, а он-то со своим возвышенным складом ума, ослабленного вдобавок возбуждением и усталостью, дал себя провести, как последний дурак.

Престайн резко остановился посреди тротуара. Вокруг него дышал Рим, было свежо, но не холодно, а ветерок лишь чуть-чуть колебал воздух у самой земли. Престайн схватил Маклина за локоть, вынудив старика остановиться.

— Послушайте-ка меня, Маклин. Я...

Продолжить он не успел.

Позади из дверей отеля появилась темная фигура. Престайн не мог различить ее как следует, так как она была закутана в просторный дождевик, длинный, совершенно не по моде, и носила шляпу с опущенными полями, которая вполне могла быть близнецом бесформенной шляпы Маклина. Алек оглянулся и закричал, громко и пронзительно:

— С дороги, Дэйв! Это труг!

Алек распахнул пиджак и выхватил обрез. Прежде, чем Престайн успел сдвинуться с места или хотя бы изменить позу, Алек вскинул обрез, прицелился и нажал один из спусковых крючков.

Грянул взрыв, будто целый дом разваливался на части. Выстрел из обреза перешиб темную фигуру пополам. В ужасе Престайн увидел, как из упавшего тела струится зеленая жижа, увидел широко раскинутые желто-зеленые когтистые руки, увидел глубокий и хищный кроваво-красный блеск из того места, где должны были находиться глаза. Морду этой твари он не рассмотрел. Тело грянулось о тротуар.

Потом Престайн побежал — припустил изо всех сил, молотя ногами о тротуар, закинув голову и судорожно ловя ртом воздух. Он слышал, как Маклин бежит следом за ним, а за тем — Алек, и звук их бегущих ног откликается на его собственный. Они все мчались и мчались. Один-два запоздавших прохожих обалдело уставились на них, но Престайн даже не обратил внимания. Ему хотелось только убегать подальше и спрятаться. Перейдя некоторое время спустя на обычный шаг и поддерживаемый с обеих сторон своими спутниками, он успокоился достаточно, чтобы сказать:

— Это было убийство!

— Еще бы, — пробурчал Алек. — И если бы я не выстрелил первым, жертвами оказались бы мы.

— Что... — Престайн с трудом сглотнул, — что скажут люди, когда найдут эту тварь там, на тротуаре, всю залитую зеленой кровью?

— Его не найдут. Монтеварчи об этом позаботится.

— Понимаешь, Боб, — вставил Маклин, лишь самую малость запыхавшийся после недавнего бега. — Ни один из нас не хочет, чтобы сведения об Ируниуме просочились наружу.

— Это выглядит довольно... — начал было Престайн. И тотчас перебил сам себя. — Ируниум?

— Ируниум. Так называется одно место. Туда-то, вероятно, и попала Фрицци.

Они дошли уже до угла Виа Дю Мацелли и Виа дель Тритоне, вокруг было очень тихо и мирно после суматошного, набитого событиями дня. Вскоре шум и суета начнутся сызнова, откроются магазины...

Престайн покачал головой, чувствуя, как усталость высасывает из него энергию, словно промокашка.

— Ируниум. Ну, и?..

— Я намерен рассказать вам все, что вы захотите узнать, все; что вы должны знать. Но не здесь. Вам сейчас нельзя возвращаться в отель...

— Но я должен туда вернуться! Там все мои вещи...

— Я устрою так, что их заберут оттуда. Монтеварчи как раз очень любит, чтобы такие маленькие мальчики, как вы, сами забредали в ее сети.

— Вот как. Ну, ладно, — Престайн вспомнил о тругах и не ощутил горячего желания приближаться к ним снова. — Куда же мы отсюда пойдем?

— Алек?

Медведеподобный великан заулыбался, на его широком лице читалось удовольствие от возможности оказать Маклину услугу.

— Прочь из Рима. Это точно. У Марджи есть машина и мы можем двинуть по южной дороге, Автострада дель Соль. В Фоджа мы можем перебраться попозже, когда прорвемся. «Фоджа» у Алека выходило, как «Фожа», и это напомнило Престайну давнишние разговоры с отцом.

— Обождите минуту, — перебил он, быстро шагая между двумя спутниками по пустынным тротуарам. — Завтра у меня выставка — вернее сказать, сегодня. Я не могу ее пропустить.

— Почему не можете?

— То есть как это, почему? Черт подери, да ведь это же мой хлеб!

— Если вы туда пойдете, это будет ваша смерть.

Алек громыхнул медным смешком.

— Так что валяй, парень, если ты в состоянии.

— Будь у меня соломенная шляпа и тросточка, уж я бы вам спел-сплясал! — сердито буркнул Престайн. Он чувствовал себя беспомощным, словно лист на ветру. — Если все это так уж важно и смертельно серьезно, чему тогда вы двое радуетесь? Что здесь смешного?

— Ты.

Престайн стоял, чувствуя себя как дурак, раздраженный и еле держащийся на ногах.

— Спасибо. Все было расчудесно...

— Утихните, Боб. Я все объясню. А сейчас вы нуждаетесь в большой чашке черного кофе, и мы с Алеком тоже.

— Предложение принято единогласно, — заявил Алек.

— Вы самая настоящая парочка клоунов. Но я действительно выпил бы кофе, если только не найдется чаю, и посидел бы. У меня ноги начинают подгибаться.

Маклин тотчас подхватил его под руку.

— Держитесь, Боб. Мы почти на месте.

Дом, в который наконец-то привел его Маклин, с виду не отличался от любого другого высокого, узкого, золотисто-красного кирпичного здания на той же улице. Дверь отворилась при прикосновении и они прошли в нее, чтобы оказаться в полумраке под желтоватой лампой, перед аркой, ведущей во внутренний дворик. Там шелестело листьями дерево и слышалось серебряное журчание фонтана. Слабейшие фиолетовые, розовые и зеленые оттенки в небе намекали на приближающуюся зарю. Усталость в мышцах навалилась на Престайна. Наконец пришаркала старуха в рваных ковровых шлепанцах, завернутая в бесформенную шаль; перед ней мелькало овальное желтое пятно света от карманного фонарика. Старуха, не говоря ни слова, провела их маленькую комнатку поодаль от входа, издавая при этом тихий мокрый кашель, шаркая, время от времени слабо чихая — «апчхи», потом снова: «апчхи». Они ждали.

По плитам дворика простучали легкие, быстрые шаги, затем дверь распахнулась и ворвалась девушка, закутанная в длинный изумрудный плащ. У Прстайна возникло яркое впечатление нетерпения, смеха, блестящих глаз и подвижного полногубого рта. Девушка держала блестящую серебристую сумочку, набитую до отказа. Все ее движения искрились живой радостью.

— Годится, Дэйв? Привет, Алек, — а, вот это и есть Привратник.

— Да, это Боб Престайн. Боб, это Марджи Липтон.

— Очень приятно... — начал Престайн.

— Как насчет чашечки яванского, Марджи? — перебил Алек.

— Можно. Но если вы хотите до рассвета удрать из города, придется поторопиться. Маклин посмотрел на часы.

— Не пойдет, Марджи. Жаль мне отрывать тебя от вечеринки, но время работает против нас. Если не возражаешь, мы отбываем немедленно. Можем остановиться перекусить по дороге, а Боб поспит в машине.

Без единого слова протеста девушка повернулась к двери и все следом за ней вышли из дома. У обочины ждал «Дженсен-Интерсептор» марки ФФ. Престайн при виде этой машины с присвистом втянул в себя воздух.

7
{"b":"2529","o":1}