ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эволюция Instagram. SMMarketing на шпильке
Практика радости. Жизнь без смерти и страха
Коридор
Ад под ключ
Реанимация судьбы
Желанная беременность
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Настольная книга бегуна на выносливость, или Технология подготовки «чистых» спортсменов
Дикая. Будешь меня любить!
Содержание  
A
A

С северной частью изученной площади меня познакомил маршрут по почтовому тракту из Верхнеудинска в Читу. Долина р. Уды, вверх по которой долго идет этот тракт, почти на всем протяжении представляет степь, леса видны в стороне, на склонах гор, ограничивающих долину с обеих сторон. Селения у почтовых станций небольшие, более крупные остаются в стороне у самой реки, частью на левом берегу ее (тракт идет по правому). Кроме них, видны были улусы и отдельные юрты бурят. Перед ст. Поперечной тракт уходит из долины р. Уды и пролегает далее по холмистой степной, частью лесистой местности Еравинской степи, составляющей южную часть Витимского плоскогорья, где почти сходятся верховьями реки Уда, Конда, Муукой. Абсолютные высоты здесь больше, климат суровее, поселки небольшие, земледелие слабое. На этом плоскогорье вдоль западного склона хребта Яблонового расположено несколько больших озер; южные из них принадлежат уже к бассейну р. Хилка.

При выполнении маршрута по этому тракту я сделал заезд на юг через хребет Худунский, который пересек по дороге в Чесанский дацан и вторично по р. Худуну. В долине последней я видел источник, который буряты считали аршаном, т. е. целебным; но он представлял только болотце, затоптанное скотом. Возле ст. Поперечной другой холодный минеральный источник, описанный в литературе, оказался исчезнувшим. Почти после каждой зимы, в связи с промерзанием почвы, он менял место своего выхода на дне долины, и в 1898 г. вообще не появился. От этой станции я сделал еще экскурсию на юг – вглубь хребта Худунского к третьему минеральному источнику, никем не описанному. Возле него в лесу был уже построен небольшой курорт, но источник не каптирован.

Возвращаясь из Читы, я поехал вдоль трассы железной дороги для осмотра полувыемок; я видел на подъеме полотна к перевалу через хребет Яблоновый большую выемку в крутом отроге; она еще работалась и уже врезалась на 10–12 м в массивную зеленокаменную породу. Но с обеих сторон по крутопадающим трещинам постоянно сползали в выемку массы камня, и строители, сообразив, что выемка должна получиться огромная, предпочли не доводить ее до проектной глубины, а проложить вместо нее тоннель. Вот почему в этом месте можно было видеть единственный тоннель на этой дороге, который уходит в глубь горы, а над ним врезана незаконченная выемка. На самом перевале железной дороги через этот хребет проводилась глубокая выемка, которая, к удивлению, врезана не в коренные породы, а в слоистые глинистые пески, скованные вечной мерзлотой. Оттаивая, эти пески сползали вниз, затрудняя работу. И здесь выемка должна была получиться шире, с более пологими склонами, чем по проекту, т. е. дороже; но она уже дошла до проектной глубины и заменять ее тоннелем не было надобности. Наличие слоистых, очевидно озерных, наносов на самом перевале через хребет можно было объяснить только тем, что в четвертичный период долины всей Селенгинской Даурии были заняты озерами и через Яблоновый хребет эти озера сообщались с озерами Амурского бассейна. Это могло бы объяснить проникновение в оз. Байкал тюленя и губки из моря.

Недалеко оттуда, возле ст. Сокондо, на дне долины р. Хилка работы обнаружили залегание юрских отложений, угленосных в других местах Даурии. Эти отложения, так часто встречавшиеся в долинах этой страны, наводили на мысль, что и в юрский период все долины были затоплены водой и представляли собою сеть озер, в которых отлагались песчаники, глины, материал для угля. Таким образом, в Селенгинской Даурии приходилось принимать две эпохи обширного развития озер – в верхнеюрское и нижнемеловое и в четвертичное время.

В течение лета 1898 г. изучение Забайкалья в связи с постройкой железной дороги можно было считать законченным. Исследования, конечно, не захватили всей этой обширной области, а только ее южную половину – полосу вдоль всей трассы и местность к югу от нее до границы с Монголией. Весь север – Витимское плоскогорье с окружающими его на западе и севере горными цепями в западной половине и бассейн р. Нерчи и левых притоков р. Шилки в восточной – не изучался. Это соответствовало общему плану геологических работ, организованных в 1891 г., требовавшему изучения полосы вдоль железной дороги и соседней местности, тяготеющей к ней, преимущественно с юга, как наиболее населенной и доступной. В этой южной полосе Сибири для развития транспорта и промышленности имели особенное значение месторождения железных руд и угля. Прилегающие к этой полосе местности как с севера, так и местами с юга, как, например, Алтай, Западный и Восточный Саян, отодвигались во вторую очередь, планировавшуюся в виде изучения главных золотоносных районов Сибири, на которое должны были переходить геологи, освобождавшиеся по окончании исследований вдоль железной дороги. Среднесибирская горная партия, начавшая работать раньше Забайкальской, в 1897 г. уже кончила исследования, а в 1899 г. приступила к изучению Енисейского золотоносного района.

В Селенгинской Даурии осталась вне района, изученного мною, местность у границы с Монголией на левом берегу р. Чикоя, вмещавшая небольшой золотоносный район по рекам Мензе и Хилкотой, впадающим в Чикой. Он был слишком удален от железной дороги и не привлекал к себе внимания по своей небольшой производительности. Осталась неизученной также бо́льшая часть бассейна р. Джиды и весь Хамар-Дабан к западу от Кяхтинского купеческого тракта. По первоначальному размежеванию районов работ нашей партии со среднесибирской эта местность должна была изучаться последней, что было выполнено только частично одним маршрутом с берега Байкала к верховью р. Джиды. Приходится отметить, что эта очень интересная местность остается до сих пор слабоизученной и почти совсем неописанной, хотя для понимания строения южной части Селенгинской Даурии и соседней Монголии полное знание этой местности имеет особое значение.

Забайкальская партия по окончании летних работ ежегодно представляла предварительные отчеты о них, которые печатались в вышеуказанном издании Комитета по постройке железной дороги. В 1898 г. кроме годового отчета мы подали и сводный отчет за все четыре года, в котором даны были общие выводы из наших наблюдений относительно строения и истории развития изученной части Забайкалья. Укажу кратко важнейшие выводы по Селенгинской Даурии, отметив сначала то немногое, что было известно в отношении геологии этой области до наших работ в виде разрозненных сведений о некоторых полезных ископаемых, минеральных источниках и горных породах.

Во всей старой литературе о Забайкалье главное количество сведений касается Нерчинского округа, где горное дело развивалось с XVII в., а Селенгинская Даурия интересовала очень немногих; ее проезжали по дороге в Монголию через Кяхту и в Нерчинский край, и на этих путях видели кое-что. Единственный содержательный труд принадлежал Черскому, который, закончив четырехлетнее изучение береговой полосы оз. Байкал, проехал в 1881 г. по долине р. Селенги до Кяхты, посетил низовья р. Джиды и на обратном пути побывал на нижнем течении рек Чикоя и Хилка. Он отметил обширное развитие лаврентьевских гранитов и гнейсов, небольшое участие метаморфического сланца и присутствие в долинах угленосных отложений, которые считал третичными на основании флоры из двусемянодольных растений, и четвертичных образований. Он признал, что эта страна входит в состав высокого плоскогорья схемы Кропоткина, являющегося древнейшей частью материка Азия и не заливавшегося морем уже с начала палеозойской эры. Он считал, что это плоскогорье – уцелевший отрезок древнейшей поверхности земной коры, оставшейся после оседания соседних площадей, отделенных от него трещинами и сдвигами, и постоянно представлял сушу. По нашим четырехлетним наблюдениям, Селенгинская Даурия существенно сложена из архейских слоистокристаллических пород и докембрийских метаморфических сланцев; значительно меньше представлены угленосные отложения, по Черскому третичные, в действительности верхнеюрские и нижнемеловые; с поверхности, конечно, все покрыто четвертичными.

93
{"b":"252901","o":1}