ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, — в один голос ответили оба.

К счастью, формальности оказались короткими. Джейн повторила текст клятвы спокойно и звонко; голос Фрэнка казался хрипловатым и тревожным. Затем он дрожащей рукой надел кольцо на палец невесты. Хотя теперь Фрэнк был убежден, что желание жениться на Джейн сильнее всех других желаний, его разум и чувства подвергались серьезной проверке. Он понимал, что не смог бы выдержать более изощренный ритуал.

Не успели молодожены осознать смысл произнесенных ими слов, как церемония закончилась. Настало время первого брачного поцелуя. Испытывая священный трепет, Фрэнк легко коснулся губами губ Джейн. При виде слез, блеснувших в ее глазах, у него сжалось сердце.

Мгновение спустя судья поздравила их.

— Ради вас я нарушила формальности, но верю, вы докажете, что я была права, — сказала она, светясь от удовольствия. — Желаю вам счастливой семейной жизни.

Если считать со времени подачи заявления, они были помолвлены два с половиной часа. Джейн носила свой перстень с изумрудом ровно двадцать восемь минут.

Едва выйдя на улицу, они были вынуждены нырнуть под навес, чтобы укрыться от дождя, внезапно хлынувшего с ясного неба.

— Куда теперь? — спросил Фрэнк, когда они остановились, чтобы посмотреть друг на друга.

Внезапно оба прыснули, обнялись и выбежали под дождь.

Надо было заехать переодеться. По пути в гостиницу Джейн и Фрэнк не могли размокнуть объятий. Фрэнк крепко прижимал к себе девушку, не забывая следить за дорогой. Теперь Джейн принадлежала ему. Больше не нужно было сдерживать себя, скрывать свои чувства.

В то же время Фрэнк понимал, что испытания, выпавшие на их долю, пошли на пользу переполнявшему обоих чувству. Долгое ожидание подействовало на них как любовный напиток, добавило вкуса блюду, которое должно было стать главным на теперь уже недалеком свадебном пиру.

Настала пора подумать о том, как быть с невинностью Джейн. Ты должен овладеть ею медленно, не торопясь, велел себе Фрэнк. Она ни разу не делала того, к чему стремились мы оба.

Нужно постараться, чтобы она испытала наслаждение, дать ей время, необходимое для того, чтобы она почувствовала себя на седьмом небе. А потом дойдет очередь до старых тайн, которые он познает заново вместе с Джейн… Фрэнк решительно отогнал от себя страстное желание, которое даже сейчас стремилось взять над ним верх и руководить каждым его движением.

Кончики грудей под кружевным лифчиком Джейн напряглись, готовые к прикосновению его губ. Знакомое, чудесное, властное стремление, которому научил ее этот мужчина, переполняло ее тело. Распространяясь как степной пожар, оно пожирало каждую клеточку, воспламеняло каждое нервное окончание и неистовым пламенем полыхало меж бедер.

Когда пара добралась до гостиницы, оба не могли думать ни о чем другом, кроме взаимного влечения, от которого покалывало тело. Едва за ними закрылась дверь номера, как Джейн стала умолять Фрэнка лечь в постель.

Не сводя с нее любящих глаз, он покачал головой.

— Но почему? — заупрямилась она, когда Фрэнк начал собирать вещи, чтобы ехать в бунгало, где они собирались провести ночь. — Теперь я твоя жена.

Фрэнк обнял ее и прижал к себе, дав убедиться в том, как жаждет его мужское естество соединиться с ней.

— Я испытываю то же, — сказал он. — Но, радость моя, мы ведь не хотим, чтобы ночь нашей любви напоминала посещение бистро. Твой первый раз… и наш первый раз вместе… должны напоминать пир гурмана, лакомое блюдо, приправленное лучшими специями. Я хочу сделать так, чтобы мы могли смаковать каждый кусочек этой ночи.

Джейн пыталась протестовать, но Фрэнк зажал ей рот поцелуем.

— Поверь мне, — промолвил он, заставив девушку высоко поднять подбородок, — если ты захочешь, мы будем заниматься любовью всю ночь напролет.

Странно было возвращаться в дом Кондора с Фрэнком, странно отпирать дверь, которую открывал ей Крис. Современная мебель, коллекция картин и дорогая стереоустановка, больше уместная в салоне самолета, вызывали в ней чувство «дежа вю».[10] Все было так же, как и вчера вечером. Но, с тех пор как Джейн видела эти вещи в последний раз, ее мир сместился со своей оси. Жизнь стала иной, счастливой и полной блаженства.

Однако самым странным было то, что Фрэнк быстро освоился в новой обстановке. Казалось, его ничуть не смущают неприятные воспоминания. Поставив на проигрыватель пластинку с чувственной мелодией и нажав на кнопку «повтор», он отнес их вещи в хозяйскую спальню. Затем Фрэнк уверенно наполнил ванну горячей водой и раздвинул выходившие на террасу стеклянные двери.

— После вчерашнего тебе еще хочется шампанского? — спросил он.

Джейн, по-прежнему облаченная в нарядный шерстяной костюм, слегка задумалась.

— Думаю, капелька мне не повредит, — наконец сказала она. — Мы должны скрепить наши клятвы тостом.

— Я тоже так думаю. — Фрэнк исчез на кухне и вскоре возвратился с запотевшей бутылкой и двумя бокалами.

Ожидая его, Джейн внезапно почувствовала холодок в животе. Впервые она задумалась над тем, сумеет ли справиться с ситуацией. Что от меня требуется? — гадала девушка. Надеть пеньюар и вести себя сексуально. Однако у нее была с собой только ночная рубашка, фасон которой никак не годился для медового месяца. До этого Джейн много раз просила Фрэнка лишить ее девственности, но только теперь всерьез задумалась над тем, что из этого выйдет. Как неопытная девушка сумеет удовлетворить зрелого мужчину?

Вернувшись, Фрэнк немедленно успокоил все ее тревоги. Торжественно откупорив бутылку превосходного «брюта», он предоставил невесте право наполнить бокалы, а сам приготовился произнести тост.

— Вот теперь все, как в кино, — сказал Фрэнк, приняв бокал и скрестив с ней руки. — За нас… Пусть мы всегда будем так счастливы и так же устремлены в будущее, как сегодня.

— За нас… — эхом повторила Джейн, убежденная, что ее любви хватило бы, чтобы заполнить вселенную.

Они сделали глоток и посмотрели в глаза друг другу. У меня теперь новая фамилия, подумала Джейн, едва сдерживая возбуждение. Фрэнк мой муж. Я самая счастливая женщина на свете…

Тем временем Фрэнк взял у нее бокал, присоединил к своему и аккуратно поставил их рядом с горячей ванной.

— Не стоит увлекаться… — Он развязал галстук и бросил его на пол. Ореховые глаза Фрэнка сузились. — Мы должны остаться трезвыми, чтобы оценить каждый нюанс, каждый оттенок страсти. Тебе не кажется, что пора раздеваться?

Как и Джейн, он все еще был в свадебном наряде: темно-серых брюках, угольно-черном пиджаке и рубашке в полоску, идеально подходившей к выбранному им пурпурному галстуку. Когда Фрэнк снял с себя пиджак и начал расстегивать рубашку, пальцы девушки сами собой потянулись к пуговицам ее костюма. Может быть, он хотел раздеть и ее? Или она…

В этот момент выглянуло солнце и на кокосовой пальме под окном запели птицы. Шторы затрепетали от легкого бриза, пахнувшего солью. Джейн казалось, что она вновь обрела потерянный рай.

— Пусть каждый сам снимет с себя одежду; мы будем раздевать друг друга глазами, — сказал Фрэнк, словно услышав ее немой вопрос.

Это эротическое предложение бросило Джейн в дрожь. Возбуждение пробежало по всему ее телу и сконцентрировалось глубоко внутри, в том казавшемся бездонным месте, которое уже давно изнывало от желания. Физическая тяга стала еще сильнее, хотя миг первого соединения их тел откладывался. Неторопливо, позволяя себе медлить на каждой застежке, Джейн сняла туфли, жакет, юбку. Как неисправимый гурман, она пожирала глазами мощный торс и мускулистые бедра Фрэнка, обнажившиеся, когда тот снял брюки.

Девушка стащила с себя нейлоновую комбинацию, расстегнула лифчик, и Фрэнк затаил дыхание. Хотелось протянуть руку и кончиками пальцев начать ласкать ее груди… Чтобы удержаться, пришлось призвать на помощь остатки воли.

Наконец они остались лицом к лицу, обнаженные, если не считать его спортивных трусов и ее крошечных трусиков-бикини. Задыхаясь от ожидания, они сняли и эти последние препятствия. Освободившаяся щедрая мужская плоть взмыла вверх, и Джейн невыносимо захотелось прикоснуться к ней.

вернуться

10

«Ложная память», психическое состояние, когда новые впечатления кажутся уже пережитыми в прошлом.

29
{"b":"252903","o":1}