ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Может быть, Джейн неважно себя почувствовала и решила полежать. Не заразил ли он ее? Но когда он позвонил на квартиру Джейн, никто не ответил. В конце концов, Фрэнк не выдержал и подошел к столу Джека Ричардсона.

— А что, разве Джейн Хейс не должна была сегодня вернуться из отпуска? — спросил он.

Джек, читавший гранки, едва посмотрел в его сторону.

— Ага, — проворчал он. Но она позвонила и просила продлить его.

Фрэнк просветлел, решив, что она отправилась в одиночку искать квартиру. Однако инстинкт подсказывал, что он ошибается. Предчувствуя неладное, Фрэнк позвонил ее бабушке.

— Мне очень жаль, Фрэнк, — не слишком приветливо ответила миссис Мортон, — но я не имею права говорить вам о местопребывании Джейн.

Никакие его слова не смогли бы переубедить пожилую женщину. Не могу поверить, подумал он, кладя трубку, но Джейн бросила меня. Через несколько минут в редакции появилась Луиза, вышедшая в вечернюю смену, и подтвердила его худшие опасения. Взбунтовавшееся воображение подсказывало Фрэнку, что Джейн отправилась в суд подавать заявление о разводе.

Нет! — гневно подумал он. Я не дам этому случиться! Только теперь Фрэнк понял, как отчаянно жаждет того, что еще совсем недавно предавал анафеме: семьи, дома и детей — пусть хоть целую роту, если так хочется Джейн. Сгорая от желания поговорить с ней и боясь, что она не захочет иметь с ним ничего общего, Фрэнк наскоро закончил статью какой-то неуклюжей фразой. Полчаса спустя он шагал по улице, горбясь от ледяного ветра и пытаясь навести порядок в мыслях.

Вечер Джейн провела у камина, закутавшись в мягкий плед, слушая вальсы Штрауса и играя с бабушкой в карты.

Между тем, Фрэнк снова поднимался по лестнице родительского дома. Они с матерью примостились у огромного обеденного стола, пили кофе, и на этот раз Фрэнк сознался во всем.

Джулия Кэплен с веселым любопытством слушала его рассказ о последних событиях недели. Хотя мать несколько раз укоризненно качала головой, в уголках ее рта скрывалась улыбка.

— Слава Богу, наконец-то ты женился… да еще на такой чудесной девушке, — сказала она, когда Фрэнк закончил. — Но ты прав, сын. Ты вел себя как законченный идиот. В наше легкомысленное время таких, как Джейн, одна на миллион. Ты не можешь позволить ей уйти.

Фрэнк закатил глаза к небу и застонал.

— Думаешь, я сам не понимаю этого? — нетерпеливо спросил он. — Подскажи, что я должен сделать, чтобы этого не случилось.

— Я не уверена, что ты можешь что-то предпринять сию секунду, — признала мать после некоторого раздумья. — По-моему, если Джейн осталась у бабушки, миссис Мортон не позволит тебе увидеться с ней еще несколько дней. Но не отчаивайся: еще ничего не потеряно. Насколько я могу судить, Джейн действительно любит тебя. Так заставь поработать свою светлую голову и придумай подходящий способ сообщить девушке о своих чувствах.

Несколько минут Фрэнк отсутствующим взглядом смотрел в пустую чашку. Дать объявление по телевидению? Такое объявление стоило бы кучу денег, но не давало никакой гарантии, что Джейн увидит его.

— Знаю! — внезапно воскликнул он и вскочил на ноги. — Спасибо, мама! Ты у меня просто золото!

Вылетев в дверь, он сел за руль и пулей примчался обратно в редакцию.

— Выкинь этот хлам, который я написал сегодня днем, — попросил он изумленную редакторшу. — Мне пришла в голову замечательная мысль. Обещаю, что к моменту подписания утреннего номера все будет готово!

Как человек ответственный, он тут же уселся за пишущую машинку, и работа закипела. Через сорок пять минут Фрэнк отослал редакторше новую статью. Энергичная женщина лет пятидесяти с небольшим прочитала ее и пришла поговорить лично.

— Ты прав. То, что ты написал раньше, действительно хлам, — сказала она, смерив Фрэнка оценивающим взглядом. — Твоя последняя работа не в пример удачнее. Однако должна сказать, что она не совсем обычна…

— Но ты все равно пропустишь ее, правда? — спросил Фрэнк, чувствуя себя так, словно все его будущее зависит от ответа на этот вопрос.

— Ага, — с улыбкой призналась она. — Разве можно не пропустить статью, в которой говорится о такой любви?

Джейн проснулась на следующее утро с твердой решимостью не позволить Фрэнку сломать ей жизнь. Вместо того, чтобы скрываться в доме у бабушки, она решила одеться и пойти на работу. Мне посчастливилось заключить контракт с одной из лучших газет страны, думала она, набирая номер телефона, и я хочу сохранить это место… даже если наши взаимоотношения с Фрэнком стали историей. Придется сжать зубы и потерпеть.

И все же, несмотря на напускную храбрость, ей не хватило сил прочитать статью для колонки комментатора, которую ее муж написал накануне. Она вынула газету из бабушкиного почтового ящика и отнесла ее наверх, так и не сняв с нее защитной обложки.

Впервые за свою карьеру Джейн вошла в здание суда, не ознакомившись с утренним номером «Паблик ньюс». К ее ужасу, каждый встречный-поперечный норовил спросить, читала ли она сегодняшнюю колонку «Давай поговорим».

— Нет, не читала, — снова и снова признавалась Джейн.

— Так посмотрите. Она того стоит, — добродушно посоветовал ей один из судей.

Как нарочно, все важные дела, которые она собиралась сегодня послушать, были отложены. Спустившись в вестибюль, Джейн опустила в газетный автомат четверть доллара и вытащила экземпляр сегодняшней газеты. Затем она села на скамью и принялась дрожащими пальцами листать страницы. Вот и колонка Фрэнка.

«Сегодня, — начиналась она, — я надеюсь на то, что эта колонка станет моей путевой нитью…»

Джейн вчитывалась в эти слова сначала с досадой, потом со смущением и наконец с нескрываемым ликованием. Продолжая называть ее Линдой, Фрэнк полностью описал историю их любви, за исключением самых интимных приключений, и сообщил об их свадьбе всему миру.

«Как большинство закоренелых холостяков, я в упор не видел своего счастья. Я не понимал, что мне досталась самая лучшая, самая нежная, самая чудесная жена, о которой может мечтать мужчина. И поэтому забыл сказать ей, что очень ее люблю.

Если вы увидите ее во время ваших поездок по городу, пожалуйста, спросите ее, читала ли она сегодня колонку Фрэнка Кэплена. Потому что верю: стоит Линде прочесть это послание, как она тут же позвонит мне».

Плача в три ручья, Джейн бросилась к ближайшему автомату и набрала номер служебного телефона Фрэнка. Он снял трубку после первого же звонка.

— Это отдел помощи подписчикам «Паблик ньюс»? — спросила она. — Если так, то у меня есть жалоба. В моем брачном контракте сказано, что я имею право на любовь, секс и сон в одной постели с мужчиной. Но в последние несколько дней я не имела ничего из вышеперечисленного. Не могли бы вы мне помочь?

— Не мог бы я? — В голосе Фрэнка звучал восторг. — Только скажи мне, где ты находишься, и я тут же буду рядом!

Запрыгав от радости, Джейн залилась тем самым заразительным смехом, который сводил Фрэнка с ума.

— Но мы не можем заниматься любовью в здании суда! — возразила она.

— Это только кажется, — ответил он. — Но все гораздо проще. В надежде на то, что ты дашь мне еще один шанс, я забронировал для нас люкс в гостинице.

Когда Фрэнк завел ее под коричнево-золотистый навес, прикрывавший вход в одну из лучших детройтских гостиниц. Джейн почувствовала, что ее ценят, балуют и безмерно любят. Устилавший вестибюль элегантный ковер ручной работы, обилие канделябров, позолоты и мрамора, даже величественная походка коридорных в красивой униформе — все говорило о том, что номера здесь дорогие. А при мысли о том, сколько стоил Фрэнку люкс, Джейн хотелось зажмуриться.

Двадцать минут спустя они с Фрэнком лежали в огромной кровати стиля «квинс». На ночных тумбочках под стать кровати красовались хрустальные лампы. В большом шкафу стояли телевизор и радиоприемник. По крайней мере, на одну ночь они стали гордыми обладателями огромной гостиной и столовой, мебели с обивкой абрикосового цвета и пушистого вишневого ковра. В специальном «центре закусок» было все — от льда, шотландского виски и фруктового сока до паштета из гусиной печенки и свежей выпечки, смиренно ждавших своей очереди доставить им удовольствие.

34
{"b":"252903","o":1}