ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Благодарю. Мне сразу стало как-то легче. — Молоко так молоко. Надо, значит, надо. Она начала пить мелкими глотками. Зачем, собственно, Алан приехал на ранчо? Чтобы увидеться с ней? Жаль, что эта мысль вызвала у нее приятное сердцебиение, предпочтительней другая реакция. Она не желает его видеть! Но поди прикажи сердцу, которое вопреки рассудку продолжало жить собственной жизнью.

Вдруг уличная дверь распахнулась с грохотом, и по дощатому полу застучали детские каблучки. В следующее мгновение в кухню ворвался племянник.

— Мама!

— Миленький, сколько раз я тебе говорила не бегать по дому в сапогах? — сердито произнесла Ибер.

Мальчишка принес такую новость, что сапоги были не в счет.

— Мама! Папа и дядя Алан дерутся в грязи у загона, и я слышал, как один ковбой сказал, что они собираются убить друг друга!

— О Господи! — воскликнула Ибер.

Трэлла быстрым шагом направилась к кабинету. Ибер отправила сына наверх, строго-настрого приказав ему оставаться в своей комнате, лишив малыша захватывающего зрелища. Затем она поспешила в кабинет мужа.

— Трэй! Скажи ради всех святых, что ты собираешься делать с этим?!

Трэлла держала в руках ружье, которое достала из шкафа Сола.

— Хочу избавить их от необходимости убивать друг друга, — с мрачной решимостью заявила она.

— Что происходит? — спросила ошеломленная Ибер.

— Мужчины! — Трэлла произнесла это слово с таким отвращением, будто этим все было сказано.

— Да уж, иногда они ведут себе как последние идиоты. — Ибер с беспокойством следила за тем, как девушка заряжает ружье. — Правда, я не уверена, что, стреляя в них, можно исправить положение.

— А я уверена.

С этими словами Трэлла прошла мимо невестки и вышла во двор. Та поспешила вслед.

Создавалось впечатление, что большинство работников ранчо собрались у загона, чтобы посмотреть, как их босс и его лучший друг изо всех сил колошматят друг друга. Когда Трэлла протиснулась между зрителями, драчуны уже стояли на ногах, яростно обмениваясь ударами.

Она смотрела на двух мужчин, которых любила больше всего на свете. Чувствуя, как в ней закипает ярость, крепче сжала ружье и пальнула в воздух. Не успело затихнуть эхо от первого выстрела, как прогремел второй.

— Какого черта?!

Дерущиеся отпрянули друг от друга и повернулись на звук выстрелов, У них глаза на лоб полезли, когда они увидели Трэллу с ружьем в руках. Вначале она подошла к Солу.

— Я же говорила тебе, что сама справлюсь.

— Сестра… — начал он тоном, в котором суровость перемежалась с осторожностью. Сол с беспокойством поглядывал на ружье. — К тебе это не имеет никакого отношения.

— Именно ко мне это имеет самое прямое отношение, — отрезала та. — Думаешь, я не знаю, почему вы деретесь? Я не нуждаюсь в том, чтобы ты защищал мою честь, мистер Кэтэр!

— Трэй…

— Хватит талдычить «Трэй, Трэй!». Не лезь в мои дела! — Она уперлась стволом ему в грудь. Сол ухватился за ружье и, обливаясь холодным потом, вырвал из рук сестры.

Потеряв интерес к брату, Трэлла повернулась к Алану, который внимательно следил за ней одним глазом. Второй быстро заплывал, украшенный темно-красным синяком. На правой щеке виднелся порез, нижняя губа была рассечена, а на подбородке краснели мелкие ссадины.

Глядя на побитое лицо Алана, девушка терзалась сомнениями. С одной стороны, она считала необходимым ненавидеть его. Но с другой, в ней нарастали чувства, весьма далекие от ненависти. Злясь на себя не меньше, чем на него, она размахнулась и двинула Алана кулаком в живот. Мужчина быстро отступил назад, замычав от боли. Он мог легко уклониться от удара, но вместо этого дал Трэлле возможность выместить на нем свой гнев.

— Не понимаю, по поводу чего вы затеяли драку. Это не твой ребенок. У меня было с полдюжины мужиков после тебя. Полдюжины! — Последнее слово она почти прокричала. Видя, что Алан никак не реагирует, Трэлла мучительно застонав, отвернулась от него.

Не видя ничего от слез, девушка наткнулась на грудь Сэма Блэйка, который взял ее за плечи, чтобы поддержать. В награду за помощь бедный парень получил локтем в ребра. Затем Трэлла бросилась к его лошади и вскочила в седло, прежде чем кто-нибудь смог остановить ее. Правда, от растерянности никто и не решился сделать это. Вонзив каблуки в бока лошади, девушка вылетела со двора на бешеной скорости.

Изрыгая проклятия, Сол вручил ружье одному из ковбоев и рванулся к своему коню. Но Алан опередил. Сол схватил друга за плечо, тот резко вывернулся, сверкнув здоровым глазом.

— Это мой ребенок, — свирепо произнес Алан.

После секундного колебания Сол разжал пальцы. В то же мгновение Алан уже был в седле, направляя коня вслед за ускакавшей Трэллой.

Наступила тяжелая тишина. Сол обвел ковбоев взглядом — те делали вид, будто рассматривают что-то по сторонам. Один только Сэм Блэйк понимающе кивнул головой и пошел к дому работников. Хозяин знал, что этому парню не надо говорить того, что он собирался сказать остальным.

— Каждый, кто вздумает болтать о том, что здесь произошло, будет иметь дело со мной. — Мягкий голос Сола таил в себе гораздо большую угрозу, чем любой окрик. По толпе работников прошел шум, раздались голоса, заверяющие, что, мол, никто и никогда не доставит мисс Кэтэр никаких неприятностей.

Сол повернул к дому и столкнулся лицом к лицу с Ибер. Он пристально взглянул на жену, понимая, что выглядит не лучше своего недавнего противника. Ибер и злилась на мужа, и жалела его.

— Тебе никто до сих пор не говорил, что дракой ничего нельзя решить?

— Не помню. Зато мой отец говорил, что после драки твой противник должен выглядеть не лучше, чем ты. Я думаю, сегодня мне удалось добиться этого. — Сол ухмыльнулся, но тут же сморщился от боли, почувствовав рассеченную губу.

— Так тебе и надо, — в сердцах заявила Ибер, в то же время нежно коснулась пальцами пораненного места. — Иди в дом, я наложу тебе пластырь.

Сол дал жене увести себя, но по дороге все время бросал свирепые взгляды в ту сторону, куда исчезли сестра и друг. Он надеялся, что не совершил ошибку, отпустив Алана.

А тот в это время гнал коня, отдавая отчет в том, что его жеребец гораздо сильнее кобылки, на которой умчалась Трэлла. Но, увидев впереди себя скачущую девушку, он решил пока не догонять, дав ей возможность остыть немного. Ему тоже нужно было время на то, чтобы обдумать, как уговорить Трэй выйти за него замуж.

Через полчаса девушка остановилась в тени зазеленевшего дерева у ручья и спешилась. Лошадь принялась щипать сочную весеннюю траву.

Алан продвигался верхом на жеребце Сола между деревьями. Он видел, что Трэлла сидела на берегу, машинально теребя пальцами травинки и задумчиво глядя на воду. Наверняка слышала, как подъехал Алан, но не среагировала на его присутствие, даже когда тот опустился на траву рядом с ней.

Алан подождал немного, а затем спросил: — Когда ты собиралась сказать мне о ребенке? — Он удивился своему спокойному голосу.

— А почему я должна тебе что-то говорить? — спросила девушка, глядя мимо него. — Разве я не успела сообщить тебе, что ребенок не твой?

Алан решил действовать стремительно, не давая ей опомниться. Взяв ее за подбородок, он повернул лицо девушки так, чтобы она смотрела ему в глаза. Во взгляде легко читались вызов и боль. Алан сразу забыл о своей злости. Его пальцы на подбородке девушки стали более нежными.

— Ты не умеешь лгать.

Трэлла сверкнула глазами и дернула головой, заставив Алана убрать руку. Его замечание осталось без ответа.

Несколько минут длилось молчание. Посмотреть на них со стороны — два близких человека наслаждаются прелестью весеннего дня, а в действительности все было иначе.

Алан заговорил первым:

— Мы поженимся.

Он говорил таким деловитым, будничным тоном, что до девушки не сразу дошел смысл сказанного. Но, едва уяснив его предложение, она стала медленно подниматься с земли. Алан остановил ее, взяв нежно, но крепко за руку.

24
{"b":"252907","o":1}