ЛитМир - Электронная Библиотека

— Наверно, она очень честная и храбрая девушка, если пришла и все вам рассказала, — наконец промолвила Трейси.

Последовало долгое молчание, а когда она взглянула на Круза, то увидела, что он пытается что-то сказать.

— Я застал их во время… ммм… весьма интимной встречи. Но я и раньше догадывался. — Голос мексиканца стал мрачен. — Иначе бы я не начал следить…

У Трейси закружилась голова. Она представила мускулистое светлокожее тело Джона в страстном объятии с темноволосой мексиканской красоткой. Видимо, Крузу предстала именно такая сцена. Неудивительно, что он так люто ненавидел Джона. За такие вещи вполне можно поплатиться жизнью. Круз внимательно посмотрел на Трейси.

— О чем вы думаете? — грустно спросила она. — Вам непонятно, почему Джон вернулся ко мне? Почему он не развелся со мной и не взял в жены Эстрелиту?

— Я думаю, что он просто идиот, если обращал внимание на другую женщину, имея подобную жену! — хрипло заметил Круз.

Он осторожно притянул к себе Трейси, подложил одну руку ей под голову, а другой стал нежно гладить ее шею и дрожащие милые губы.

— Давно… Ну, мне кажется, что все было так давно, я думал о вас… о жене Джона и представлял себе хищную и агрессивную, жесткую современную… даму. И вот вы приехали сюда и оказались милой, красивой, умной, теплой и желанной.

Его лицо наклонилось над девушкой. У Трейси закружилась голова, и она, повернув голову, стала смотреть вниз, в бездонное озеро с синей водой, где было тихо и спокойно. Что-то коснулось губ, мимолетное прикосновение, как дуновение летнего ветерка…

Прикрыв глаза, Трейси вдруг вспомнила сон, который видела накануне отъезда. Так сон был вещим! Это Круза она видела тогда!

Она неохотно открыла глаза и увидела темные волосы, закрывавшие лоб Круза. Он нежно касался ее губ. Ощущение походило на теплый душистый мед. Тело окутало теплом, и губы раскрылись, чтобы принять в себя его язык. Поцелуй не кончался… его губы ласкали ее повсюду… теплые и нежные поцелуи одурманивали девушку. Тепло струилось между ними, убаюкивало и сближало их тела. Трейси обняла Круза, гладила нежную кожу под рубашкой. Тело мексиканца склонилось над ней, он рукой поддерживал ее голову.

Его губы нежно защекотали изгиб ее шеи и мочку ушка. А руки Трейси поглаживали мышцы спины под гладкой разгоряченной кожей. Потом Трейси пробежала пальцами по мускулистой груди к узкой талии и ощутила твердый живот, прижатый к ней. Губы Круза начали опускаться ниже, он языком очертил возвышение упругой груди, и Трейси почувствовала волнение и приближение вспышки страсти.

Пульс забился резче и быстрее, чувства обострились, и соски поднялись вверх и стали твердыми, приподнимая блузку. Она почувствовала, как к телу прижались мускулистые бедра Круза. Каждая мышца ее тела, каждый нерв проснулись и заявили о своем существовании.

Она пила его поцелуи, крепкие как вино, и вдыхала слабый и приятный запах мужского тела, смешанный с ароматом конского пота и сухой травы. Девушка ощутила прикосновение затвердевшей плоти и услышала хриплое дыхание Круза. Трейси ощущала биение сердца и мышц, дрожащих от непривычной поездки верхом, и пробуждение желания. Кончик языка Круза выписывал сложный узор в ложбинке между грудями, а рука ласкала кудрявый холмик.

Внезапно обволакивающее тепло превратилось в лесной пожар. Трейси прижалась к мужчине и уже не желала пассивно воспринимать его ласки, а начала сама страстно целовать Круза.

Он почувствовал, как изменились ее чувства, и сразу же ответил на них, сначала осторожно, а потом нетерпеливо расстегивая блузку, борясь с пуговицами и тугими петлями. Трейси почувствовала панику… Нет, этого не должно быть… Не сейчас… Не так скоро… Она попыталась отстраниться от теплого сильного тела, но в это мгновение губы коснулись ее напряженного соска, и девушка перестала сопротивляться. Она изогнулась, чтобы он продолжал ласкать упругую грудь, и не могла противиться его прикосновениям.

Куда-то испарилось неспешное чувство полудремотного спокойного наслаждения. Сейчас время помчалось галопом, его не хватало. Трейси ногтями впилась в спину Круза. Прикосновения губ дразнили ее грудь, и она выгнулась, закрыв глаза, ожидая, пока полное удовлетворение желаний плоти приливом не затопит ее всю…

— Ты меня поразила, — тихо сказал Круз, приподняв голову и глядя на нее. Он упивался видом обнаженной груди Трейси, которую не тронул загар. Она была как морская пена в золоте солнечных лучей. — Внешне такая спокойная и сдержанная, но на самом деле — тигрица!

Глава пятая

Трейси все воспринимала сквозь колышущуюся золотистую дымку: смуглое тело под белой рубашкой, бурлящая вода в водопаде позади Круза и серебристые отблески пруда.

По ее телу пробежал легкий ветерок. Он холодом обнял ее пышущую жаром кожу. Это было как предупреждение…

Девушка поморгала, пытаясь прийти в себя. Мексиканец стоял над ней на коленях, отбросив в сторону рубашку. Его рука потянулась к серебряной пряжке пояса.

Трейси перехватила руку.

— Подожди. — Она сама не понимала себя. — Пожалуйста, подожди… Я не… Я не знаю… Я не такая…

— Что? — Круз наклонился и заглянул ей в глаза. Голос его был таким обволакивающим и ласковым. — Женщина, способная на страсть, которую желает мужчина…

— Нет, не то, — шепнула девушка. — Я… Я хочу сказать, что только что узнала об измене мужа, а сейчас веду себя так же, как и он.

— Трейси, он мертв! Не стоит всю жизнь хранить верность его памяти.

— Не в этом дело, — покачала головой Трейси, ее волосы разметались каштановым полукругом по траве. — Просто… Я не знаю, у меня в голове все перепуталось.

Она хотела Круза. Ее тело вибрировало от страсти. Она и раньше желала мужчину, но никогда так сильно. Еще несколько секунд, и она полностью потеряет над собой контроль. Ей хотелось ухватиться за что-то надежное, прежде чем пучина страсти затянет ее.

— Ты создана для любви, и в этом нет ничего плохого!

Он снова поцеловал ее.

— А Эстрелита? — спросила Трейси. — Разве она не была создана для любви?

— Эстрелита? — Странно, но в его устах это имя прозвучало как нечто далекое и незнакомое, как будто Круз полностью забыл о ее существовании. Он откинулся назад, положив руки на бедра. — Эстрелита не имеет к нам ни малейшего отношения.

— Куда она уехала?

— Не знаю, наверно, к родственникам.

— Почему она уехала?

— Кто из мужчин может объяснить поступки женщины? — мрачно заметил мексиканец.

— Что ты сделал, когда увидел их вдвоем? — не удержавшись, спросила девушка. Она и не заметила, как они перешли на «ты».

— В юности я, наверно, убил бы их, — жестко заметил Круз. — Но теперь… — Он пожал плечами. — Я решил, что, если женщину так легко соблазнить, за нее не стоит бороться.

— Мне кажется, что ты во всем обвиняешь ее.

— Теперь мне уже все равно — кто прав, кто виноват!

— Но Эстрелита была не виновата?

— Если тебя интересует, была ли она девственницей до приезда Джона, отвечаю — да! Я не овладел ею и не лишил невинности. У Эстрелиты очень порядочная семья, и ее воспитывали в нормах строгой морали.

— Эта девушка сделала ошибку.

Круз прищурил глаза. Как странно, подумала Трейси, мы серьезно обсуждаем важные проблемы, а Круз все еще находится в весьма компрометирующей позе и заметно, что желание не покинуло его.

— Большую ошибку, — спокойно заметил Круз.

— И все узнали о ее ошибке? Все знают, что она «падшая женщина»?

— Конечно нет. Я не считаю нужным распространять неприятные слухи и каким-то образом унижать ее.

Круз откинул волосы со лба.

— Она объяснила семье, почему решила не выходить за меня замуж, сказав, что не желает жить в таком спокойном и далеком от настоящей жизни месте.

— Но ты же сам сказал, что она опозорена и осталась с разбитым сердцем. Если никто об этом не знает, почему она опозорена?

У мексиканца сверкнули глаза.

13
{"b":"252908","o":1}