ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, и даже мне! — рассмеялся Том. — Ну, разве что почти не дано.

— Вы собираетесь жить в Оттерли постоянно?

— Конечно, собираюсь. Я уже продал дом в Кембридже. Обретя здесь новую семью, я снова почувствовал себя человеком, Логан Хепберн!

— Семья — это очень важно, — подтвердил лорд Клевенз-Карн, мрачно кивнув. — Когда назначена свадьба?

— Первого апреля мы встречаемся с графом и его сыном на постоялом дворе «Единорог и корона». Розамунда с Патриком надеются, что король даст свое согласие на то, чтобы епископ обвенчал их в своем соборе Святого Андрея. Значит, церемония состоится в апреле. А когда должен родиться ваш второй ребенок?

— В начале осени, — сухо ответил лорд.

— У вас подрастает чудесный малыш, — заметил Том.

— Да, это верно! — впервые за весь вечер улыбнулся Логан. — Он на диво сильный мальчишка, милорд. Может так схватить меня за палец, что того и гляди, как бы не вывихнул! И улыбается всем подряд, что бы ни случилось. Не иначе как пошел в мать. Она такая же добродушная.

— Вам повезло и с женой, и с сыном, — веско заметил Том, а затем поднялся и спросил: — Итак, Логан Хепберн, где прикажете мне приклонить нынче голову?

Хозяин поднялся вслед за гостем.

— Эта комната не очень большая, зато примыкает стеной к очагу. И ночь вы проведете в тепле, милорд.

Логан проводил гостя в его комнату и снова вернулся в свое кресло у очага. Колыбель, в которой спал его сын, оказалась пустой. Наверное, нянька отнесла его сына к матери, чтобы покормить. Логан глубоко вздохнул. И что за чертовщина с ним творится? В стране царит мир. Его землям ничто не угрожает. У него любящая преданная жена, плодовитая, как крольчиха. И он уже имеет законного сына-наследника. Так почему он не может считать себя довольным жизнью? Увы, Логан слишком хорошо знал ответ на этот вопрос.

Он любил Розамунду Болтон. Любил раньше и будет любить впредь, а на все остальное ему наплевать. Однако эту тайну Логан унесет с собой в могилу. Он не посмеет оскорбить Джинни своей неблагодарностью. Она хорошая девочка и ни в чем не виновата. Виноват он, он один. Логан спрашивал себя, как он мог не понять одного: Розамунде надо было всего лишь признание в любви. Родные совсем заморочили ему голову, и он только и мог, что говорить о наследниках, вместо того чтобы сказать Розамунде о том, что от одного ее вида у него захватывает дух, что он не может спать по ночам, потому что мечтает о ней. А вот теперь она снова собралась замуж, хотя когда-то сказала ему, что больше никогда ни за кого не выйдет. Что заставило ее передумать? На это мог быть один ответ, и Логан его знал. Розамунда действительно влюбилась в Патрика Лесли, графа Гленкирка. Влюбилась в него настолько, что готова по полгода проводить вдали от своего Фрайарсгейта. Это открытие легло Логану на сердце тяжким грузом. Почему она влюбилась в Патрика Лесли с первого взгляда, а его, Логана Хепберна, так и не смогла полюбить? На этот вопрос у него ответа не было.

Утром, наскоро позавтракав и поблагодарив хозяев за гостеприимство, Розамунда со своими спутниками покинула замок Клевенз-Карн.

— Дайте нам знать, когда будете возвращаться, и непременно остановитесь у нас! — настаивала Джинни. — Я буду рада снова повидаться с вашим симпатичным графом, миледи!

— Мы непременно вас известим, — пообещала Розамунда. А что ей еще оставалось? Она улыбнулась, помахала рукой и поехала вниз с горы, по дороге на Эдинбург.

— Мне очень понравилась леди Клевенз-Карн, — призналась Филиппа матери. — Она такая добрая! Она сказала, что, когда мы будем возвращаться, мне позволят подержать ребеночка!

Розамунда улыбнулась наивному восторгу дочери. Для девочки каждый день в этом первом в ее жизни путешествии становился приключением.

— Мне тоже нравится леди Клевенз-Карн, — сказала Розамунда.

— А ее лорд какой-то грустный, правда? — продолжала делиться своими впечатлениями Филиппа. — Я ведь его почти не помню. Он что, всегда был такой мрачный?

— Не знаю, что тебе сказать, Филиппа, — уклонилась от прямого ответа Розамунда. — Я и сама с ним едва знакома.

— Ох, скорее бы уже увидеть дядю Патрика, мама! Я так рада, что он станет нашим новым папой. Знаешь, и Бэнон с Бесси тоже ему рады, — продолжала болтать Филиппа.

— Вы уже успели это обсудить между собой? — удивилась Розамунда.

Мы, конечно, еще маленькие, мама, но нас тоже касается, за кого ты выйдешь замуж, — рассудительно заявила Филиппа.

— Достойная дочь своей матери! — буркнул Том, криво усмехнувшись.

— Мама, а мы скоро приедем в Эдинбург? Сегодня уже приедем? — Филиппа в нетерпении поерзала в седле.

— Нет, мы приедем завтра. Сегодня мы заночуем в доме у лорда Грея. Он живет неподалеку от Эдинбурга.

— Что-то мне не кажется, что Шотландия отличается от Англии, — заметила Филиппа, внимательно оглядывая окрестности. — И я рада, что мы с ними не воюем, мама. Но что, если король Генрих объявит войну королю Якову?

— Лучше давай молиться о том, чтобы этого не случилось, милая, — ответила Розамунда, стараясь не подать виду, что ее кольнуло в сердце при одной мысли о войне. Она заставила себя весело улыбнуться. — Выше нос, Филиппа! Давай лучше поскачем наперегонки вон до той скалы! — И Розамунда ударила пятками по бокам своей кобылы. Филиппа со счастливым хохотом бросилась вслед за ней.

Глава 12

Наконец они добрались до Эдинбурга. Стоял холодный весенний день. Филиппа впервые в жизни увидела город, и от удивления не могла промолвить ни слова. То же самое можно было сказать и про Люси, которую хозяева взяли с собой. Мимо них пробежал мальчишка-булочник. Он нес на голове лоток, полный теплых булок. У Филиппы открылся рот. По дороге им попадались женщины, торговавшие первой весенней зеленью. Их товарки наперебой предлагали молоко, сметану, яйца и свежее, только что сбитое коровье масло. По желанию покупателя торговки отрезали на пробу кусочек.

Водонос торговал питьевой водой, птичник — цыплятами, шумно толкавшимися в корзинке, а рыбак прикатил целую тележку рыбы свежего улова. Филиппа Мередит никогда в жизни не видела ничего подобного, и у нее буквально разбегались глаза. Розамунда следила за дочерью и снисходительно улыбалась при виде ее наивного восторга.

— Ох, барышня, вы только гляньте вон туда! — Люси ткнула пальцем в сторону цыган, устроивших акробатическое представление прямо на улице в надежде получить мелкую монету от глазевших на них прохожих.

Они проехали мимо цыган и свернули на Берлилейн, где располагался постоялый двор «Единорог и корона». Во дворе им навстречу кинулся конюх, чтобы позаботиться о лошадях, а Том расплатился с конвоем, нанятым для сопровождения от Фрайарсгейта до Эдинбурга. Он отсчитал положенную сумму командиру и добавил кое-что еще, предложив выпить за их здоровье. Наемники шумно поблагодарили лорда за такую щедрость и поспешили в ближайшую таверну. В городе было достаточно менее роскошных заведений, где они могли с толком потратить полученные деньги.

Сердце тревожно ухало у Розамунды в груди. Где же Патрик? Черт побери! Она дрожала, как очумевшая от любви девчонка на своем первом свидании, но ничего не могла с собой поделать. Розамунда жадно высматривала во дворе дорогое ее сердцу лицо. Тем временем они вошли в общий зал, где их приветствовал хозяин постоялого двора — высокий, тощий, важный на вид мужчина.

— Добро пожаловать, дамы и господа! — бубнил он, низко кланяясь.

— Скажите, граф Гленкирк еще не прибыл? — первым делом осведомился лорд Кембридж.

— Они уже ждут вас, милорд. Позвольте, я вас провожу, — ответил хозяин. Лицо его было непроницаемо. Он провел их по узкому коридору до самого конца, распахнул какую-то дверь и пригласил в комнату. — Я сию же минуту пошлю за лордом.

— Лесли, — проговорил он. — В буфете есть вино и кубки. Или леди пожелают чего-то особенного?

— Будьте добры, почтенный, проводите мою дочь со служанкой в наши апартаменты, — попросила Розамунда и, присев на корточки, обняла Филиппу. — Я бы хотела поздороваться с Патриком наедине, моя хорошая, — произнесла она вполголоса. — Ты ведь понимаешь?

73
{"b":"25291","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чувство Магдалины
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Там, где цветет полынь
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Последняя капля желаний
Мои живописцы
Ирландское сердце
Солнце внутри
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому