ЛитМир - Электронная Библиотека

Парень кивнул, а затем повернулся к Розамунде и шутовски поклонился.

— Не могу сказать, что был искренне рад снова повидаться с тобой, кузина, — язвительно проговорил он. — И должен признаться, что с гораздо большим удовольствием женился бы на тебе и оттрахал тебя, а не эту малявку, которая стала твоей наследницей. Я уже мужчина в самом соку, и все говорят, что я хорош по этой части.

— Убирайся! — еще раз повторила Розамунда. — Мне тошно на тебя смотреть! Ты даже к собственному отцу жалости не способен испытывать!

— А мне его нисколько не жаль, — нагло заявил Генри-младший. — Он измывался над моей матерью.

— И за это я его ненавижу. Попади Фрайарсгейт ко мне в руки, я бы первым делом выгнал его в три шеи, как только что сделала ты. И уж я бы не потерпел, чтобы его кости отравляли эту землю! — Генри снова отвесил шутовской поклон. — Кто знает, кузина, может, я еще вернусь!

— Даже и не думай! — отчеканила Розамунда.

Глава 15

Наутро после дня рождения Бесси Генри Болтона похоронили на семейном кладбище, рядом с могилой его матери. Родители и брат Розамунды лежали рядом с ее дедом. Его сын не потрудился вернуться на похороны. Розамунде не давало покоя то, что Генри-младший бродит где-то по соседству и вдобавок видел Филиппу.

— Разве ты не знал, — спросила она у Тома, — что мой кузен всю зиму скрывался у своего отца?

Том покачал головой:

— Если бы я узнал об этом, то… — Он вдруг осекся. — Черт побери, милая, он же мог задушить меня в собственной постели! И во всем была бы виновата моя беспечность! — Том даже побледнел от такой мысли. — Хотел бы я знать, почему миссис Доджер ни словом не обмолвилась об этом парне? Впрочем, я что-то не видел ее в последнее время. Ну ничего, дай мне только вернуться в Оттерли! Я устрою ей допрос по всей форме!

— Если им удалось подкупить ее или хотя бы запугать, ты больше не можешь на нее полагаться, — заметила Розамунда. — Особенно если мой кузен бродит где-то поблизости. Господи! Том! Что же мне теперь делать? Если бы мы с Патриком поженились!

— Ты все еще думаешь о нем? — осторожно спросил Том.

— Я никогда и не забывала о нем, — с горечью в голосе произнесла Розамунда.

— Ты никогда не сумеешь его забыть, кузина, — сказал Том, — но тебе нужно жить дальше. Он никогда не вернется к тебе, и ты это сама понимаешь.

Розамунда согласно кивнула:

— Конечно, я все понимаю, но сердцу не прикажешь. Я по-прежнему оплакиваю его, Том, но делаю это наедине с собой. А теперь к моим горестям прибавился еще и Генри-младший. Как я могу защитить от него Филиппу? Не приставлять же к ней вооруженную охрану? Это испугает ее до конца жизни!

Ответ на вопрос Розамунды явился через несколько дней в лице личного гонца королевы Англии. Екатерина приказывала ей явиться ко двору. Это стало для Розамунды весьма неприятным сюрпризом. Она не представляла себе, что королева все еще помнит о столь незначительной особе, как леди Фрайарсгейт. Для этого определенно была какая-то причина. Прошлогодние похождения Генриха Тюдора во Франции и победа, одержанная им под Флодденом, заставили говорить об Англии весь мир. Даже сюда, на север, дошли слухи о том, как послы всех государств Европы ринулись в Лондон, чтобы вручить королю Генриху VIII свои верительные грамоты. С какой стати королева вспомнила о Розамунде среди всей этой помпезной суматохи?

— Разве это так важно, милая? — невозмутимо поинтересовался Том. — Лучше взгляни на это как на решение своей проблемы. Мы отправимся ко двору и Филиппу возьмем с собой. Она уже была представлена королеве Маргарите и ее безвременно погибшему супругу. Так пусть теперь познакомится со своими королевой и королем! Кто знает, что из этого выйдет, Розамунда? Я дам знать своим управляющим в Лондоне и Гринвиче, чтобы они приготовили оба дома к нашему приезду. Нам все равно не мешает побывать в Лондоне. Я познакомлю тебя со своими ювелирами, и кого-то из них мы могли бы назначить нашим доверенным лицом в Лондоне. Наш корабль будет готов к погрузке уже на будущий год. А в этом году, придержав большую часть шерсти, мы создадим хороший запас товара и обеспечим спрос на рынке.

— Я прикажу каменщикам построить большой склад. Пока мы вернемся из Лондона, он уже будет готов, — заметно оживилась Розамунда.

— Значит, мы едем? — спросил Том.

— Конечно, едем! В прошлом году, когда прибыл первый гонец, меня не было дома. А потом началась война, и путешествовать стало опасно. Но теперь у меня нет оправданий, и я не хочу, чтобы король с королевой на меня рассердились. Да, я поеду ко двору и возьму с собой Филиппу, подальше от Генри-младшего. Но Бэнон и Бесси останутся. Вдруг он захочет похитить одну из них?

— Твоя наследница — Филиппа, и только поэтому она ему нужна, — возразил Том. — Если мы увезем ее из Фрайарсгейта, Генри-младшему нечего будет здесь делать. Тем не менее я хотел бы быть уверенным в том, что в твое отсутствие Фрайарсгейт будет хорошо охраняться. Я знаю, что тебе будет неприятно мое предложение, но другого выхода не вижу. Почему бы не отправить посыльного к нашему соседу, лорду Клевенз-Карну? Попроси его выделить отряд из своих людей, которые бы охраняли твое поместье и твоих дочерей. Пусть Логан Хепберн тебе не нравится, но он все равно остается честным и порядочным человеком.

— Я не говорю, что он мне не нравится, Том, — задумчиво произнесла Розамунда, — хотя твое предложение будит во мне какое-то странное чувство. Но будь по-твоему. Я отправлю посыльного в Клевенз-Карн!

— По-моему, было бы предпочтительнее предоставить Эдмунду вести все переговоры в качестве твоего бейлифа, — заметил Том.

— Да-да. Ты прав, — согласилась Розамунда. — Не стоит давать Логану Хепберну повода для каких-то там мыслей.

Том молча кивнул, пряча довольную улыбку.

Эдмунд отправил в Клевенз-Карн посыльного. Он приглашал Логана Хепберна во Фрайарсгейт, чтобы обсудить некоторые вопросы, представлявшие для них взаимный интерес. К полному удовольствию Эдмунда и Тома, лорд Клевенз-Карн

явился тут же. Розамунда предоставила дяде все полномочия для ведения переговоров. Трое мужчин расположились в зале, куда им подали эль, сыр и хлеб.

— Что я могу сделать для вас, Эдмунд Болтон? — спросил у старика Логан Хепберн и украдкой осмотрелся вокруг в надежде увидеть в зале Розамунду.

— Старый Генри Болтон явился к нам вместе со своим сыном-разбойником на день рождения Бесси и испортил весь праздник. Он собирался сговориться насчет свадьбы между Генри-младшим и Филиппой, хотя Розамунда давно сказала ему, что этому не бывать. Она повторила ему это свое решение, и старик пришел в неописуемую ярость, от которой его хватил удар. Мы похоронили его несколько дней назад. Однако Генри-младший по-прежнему остается угрозой для Филиппы. Королева Екатерина приказала Розамунде явиться ко двору. На днях они с Томом отправятся на юг и возьмут с собой Филиппу, чтобы предотвратить возможные покушения со стороны Генри Болтона на наследницу Фрайарсгейта. Розамунда уверена, что ее дочь достойна лучшей участи, и первым шагом к этому будет ее поездка ко двору.

Логан кивнул:

— Да, она всегда вела себя разумно, если дело касалось ее дочерей. Фрайарсгейт не маленькое наследство. Я смотрю, вы увеличили поголовье овец.

— Да, это верно, — подтвердил Эдмунд.

— Так чего же вы хотите от меня? — спросил Логан.

— Мы хотели бы нанять несколько человек из вашего клана, располагающих свободным временем и умеющих владеть оружием. Пусть они охраняют Фрайарсгейт во время отсутствия Розамунды. Это не позволит Генри Болтону с его дружками натворить здесь бед, — пояснил Эдмунд.

— Да, — снова кивнул Логан, — это весьма предусмотрительный шаг, Эдмунд Болтон. Ну а теперь позвольте мне, со своей стороны, сделать вам встречное предложение. Если младших дочерей Розамунды вообще не будет во Фрайарсгейте во время ее отсутствия, они не подвергнутся угрозе со стороны Генри-младшего. Я буду рад принять девочек у себя, в Клевенз-Карне. Генри никогда не додумается, что они совсем близко, буквально через границу от Фрайарсгейта. А кроме того, я отправлю к вам два десятка своих молодцов, чтобы они охраняли поместье. Это отобьет у Генри-младшего всякую охоту сюда соваться.

94
{"b":"25291","o":1}