ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда в конце IV века до н.э. катапульты стали доступны для большинства городов, они, безусловно, ставились под укрытие, защищавшее их от солнца, дождя и вражеских атак; более того, нужда в свободном пространстве для действия, чтобы дать возможность машине и ее команде работать эффективно, лучше всего выполнялась в зале башни. Однако защита карфагенянами Лилибея от Пирра в 274 году до н.э. показывает, что при большой необходимости катапульты легко можно было расставить и по стенам (Диодор Сиц. 22.10.7). Марсден считает, что существенно важно выгадать в дальности стрельбы, поместив катапульты как можно выше, но никто из античных авторов никогда не высказывал подобных взглядов. Наоборот, действия торсионной артиллерии скорее подтверждают, что предпочиталась стрельба на короткие дистанции с низкой траекторией, дающая большую точность и силу попадания.

Искусство осады Римской республики

Греческий писатель Полибий составил историю Древнего Рима с 264 по 146 год до н.э.; как военный человек, он дал вполне надежную картину осадного дела тех лет. Действия римских войск во время I Пунической войны (264–241 годы до н.э.), которая впервые побудила их воевать за морем, включали в себя осаду ряда городов на Сицилии, во многих из которых все еще стояли карфагенские гарнизоны. Но римляне не обладали тогда ни снаряжением, ни опытом для успешного ведения осады, так что исход войны был решен в морских сражениях.

Это подтверждает, в частности, осада Агригента (греческий город Акрагант) в 262 году до н.э.. Римляне окружили город двойным кольцом рвов, внутренний препятствовал осажденным покинуть город, внешний был преградой на случай подхода к ним подкреплений. Главной целью было взять город измором (Полибий 1.18.2–3). Но после пяти месяцев продолжающейся блокады сами осаждающие стали испытывать недостаток провизии и страдать от дизентерии. Хотя они с легкостью разбили отряд карфагенян, спешащий на помощь городу, в конце концов их небрежность дала возможность гарнизону ночью скрытно уйти из города.

В следующем году кончилась неудачей семимесячная блокада Миттистрата (Диодор Сиц. 23.9.3). Город был взят лишь три года спустя, когда горожане по собственной воле открыли ворота римлянам (Зонара «Хроники» 8.11). Еще более яркий пример: при Лилибее, городе на побережье недалеко от Мотии, римская осада тянулась десять лет без всякого результата. Вначале римляне действовали активно. Применив осадную технику, видимо, предоставленную им их союзником, сиракузским тираном Гиероном, они смогли разрушить часть городских укреплений, но были отбиты яростными контратаками карфагенян (Полибий 1.42.8–13; 45.1–14). Позже шторм повредил римские машины, сведя на нет все их усилия. Осажденные немедленно воспользовались этим.

«Молодые люди […] в трех местах бросили огонь в осадные машины. Сама давность этих построек, казалось, подготовила легкое воспламенение их, к тому же ветер дул прямо против башен и машин; поэтому огонь распространялся быстро и неудержимо, и все меры римлян задержать пламя и защитить постройки оказывались бесполезными и недейственными» (Полибий 1.48.5).

Искусство осады. Знаменитые штурмы и осады Античности - i_071.jpg
Полибий пишет про осаду Лилибея, что римляне построили два лагеря и соединили их рвом, частоколом и стеной. Фоляр показывает город, окруженный двойным кольцом укреплений, как в Агригенте. В то же время карфагенские корабли продолжают свободно проникать в гавань. 

Вскоре все свелось к патовой ситуации, в основном потому, что римлянам не удалось перекрыть вход в городскую гавань, что делало блокаду неполной. Когда в 241 году до н.э. война закончилась, город все еще держался.

Филон Византийский

Осадное искусство этого периода освещено в «Механической энциклопедии» Филона. Кроме раздела о конструкции артиллерии (Belopolika), энциклопедия включает в себя также инструкции как для осаждающих, так и для осажденных; современные издатели обычно издают их вместе как единую книгу по осадному делу (Poliorketika).

По тексту Филона понятно, что он предполагает использование атакующими колесных машин. Он предлагает защитникам использовать подземные ходы, чтобы вытаскивать то, чем нападающий заполнил ров («Полиоркетика» 1.36), а известно, что заполнение рва всегда предшествовало подходу машин. Одновременно он предлагает зарывать за чертой города огромные глиняные сосуды горлышками вверх, затыкая горлышки водорослями и присыпая тонким слоем земли, чтобы создать ловушки для колес вражеских передвижных щитов и машин («Полиоркетика» 1.76).

Особое внимание он уделяет камнеметным катапультам. Маловероятно, что когда-либо существовали катапульты, способные разрушить стену, но они могли нанести серьезный урон защитникам на верхней части укреплений. Филон пишет, что нужно так закреплять зубцы («самые верхние блоки камня», по его словам), чтобы снаряды камнеметных орудий отскакивали, не пробивая их («Полиоркетика» 1.8).

Говоря об осадах, Филон упоминает ограждение блокирующими стенами лишь как дополнительную меру и только в связи с блокадой: «[город может быть взят] измором, если окружить его частоколом, создать хорошо укрепленные позиции у стен города с хорошей охраной, чтобы не допустить прорыва извне [с припасами] сушей или морем» («Полиоркетика» 4.84).

По контрасту, одна из первых его рекомендаций по взятию города — это «тайно подойти ночью к городским стенам с лестницами наготове, в пасмурную погоду или когда горожане пьяны ввиду какого-то городского праздника, и захватить несколько башен» («Полиоркетика» 1.12). Например, в 243 году до н.э. ахейцы захватили Акрокоринф именно так, преодолев с помощью лестниц необычно низкую часть укреплений (Плутарх «Арат» 18.4; 21.2–3). Чтобы избежать этого, Филон советует строить стены высотой не менее 20 локтей (9 м), «так чтобы лестницы не доставали до их верха» («Полиоркетика» 1.12). А в другом отрывке он рассуждает, что «необходимо, полагая, что какие-то башни будут подвергаться атаке осадных машин, строить их высокими и прочными, но другие [те, куда машины не имеют доступа] только такой высоты, чтобы лестницам было не достать до верха» («Полиоркетика» 1.26). Далее он описывает способы борьбы с лестницами с помощью шестов, «изогнутых наподобие якорей» или с раздвоенными концами, проволочных ежей («Полиоркетика» 1.79), а также путем сбрасывания горящих предметов («Полиоркетика» 3.39). Эта методы во многом сходны с теми, что рекомендовал Эней Тактик более века назад, и они оставались общепринятыми на протяжении всего упоминаемого периода.

* * * 

Доска-качели

Осадная башня была очень дорогой альтернативой опасностям использования штурмовых лестниц. Инженеры не раз пытались найти золотую середину, изобретя машину, совмещающую простоту лестницы с надежной защитой, обеспечиваемой башней, при этом простой в использовании, как навесной мостик. Афиней, писавший об осадном деле, нашел одно из решений этой проблемы в «Комментариях» Ктесибия Александрийского середины III века до н.э.

Устройство (mehanema) не имеет никакой практической ценности, нелестно отзывается о нем Афиней, но мастер заслуживает восхищения за свою изобретательность. По существу, это был четырехколесный фургон (tetrakukion), являющийся основанием для вертикально установленной рамы с наклоняющимся механизмом наверху. На нем крепилось своей серединой устройство, которое Афиней называет «трубой» (syrinx); наличие на ее дальнем конце двери делает ее похожей на крытый переход. Афиней поясняет, что когда солдаты шли по переходу, они меняли ее наклон, влияя на равновесие, словно дети, которые качаются на доске. Совершенно ясно, что когда машина занимала свою позицию у вражеской стены, те, кто находился внутри (потому что нужно было много людей, чтобы нарушить равновесие), опускали дальний конец перехода на вражескую стену, открывали дверцу и выбегали прямо на врага.

Показательно, что Витрувий не включил это устройство в раздел своего труда, посвященный осадным машинам. Он просто пишет, что «те, которых привлекает «хитроумие» Ктесибия, могут обратиться к «Комментариям» в поисках других устройств» (Витрувий 10.7.5).

23
{"b":"252910","o":1}