ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ганнибал и осадное искусство Карфагена

В 219 году до н.э. Ганнибал начал новую войну с Римом, напав на Сагунт в Испании. Применяемые им методы идут от времен 400-х годов до н.э., когда карфагеняне осаждали сицилийские города. Прежде всего, вперед под прикрытием навесов были выдвинуты тараны, которыми пробили стену. Затем, когда горожане отразили атаки карфагенян и стали спешно заделывать брешь в стене, Ганнибал под прикрытием артиллерийской стрельбы из осадных башен устроил подкоп. Позже тараны снова применялись одновременно с разных сторон, но прочные укрепления города и удачное расположение на вершине холма позволили ему продержаться восемь месяцев (Ливий 21.15.3). Аппиан, писатель, трудившийся в 140-х годах нашей эры, но явно использовавший более ранние источники, говорит, что Ганнибал обнес территорию вокруг города строго охраняемым рвом (Аппиан «Испанская война» 10); и хотя это напоминает о методе «перитейхизма*, ясно, что Ганнибал отнюдь не ограничился пассивной блокадой. В сущности. комбинация старой тактики ограждения с активной стратегией штурма не была совсем новой, поскольку Антигон примерно так же действовал при Кавне в 313 году до н.э. (Диодор Сиц. 19.75.5).

Искусство осады. Знаменитые штурмы и осады Античности - i_072.jpg
Осада Сагунта в 219 г. до н.э. 

Но что отличало осадное дело Ганнибала от современных ему военных действий Рима, так это именно использование осадной техники. Ливий отмечает, что в 216 году до н.э., при осаде Нолы, карфагеняне имели «все оборудование для осады города» (Ливий, 23.16.11), а если при Петелии они ограничились блокадой, то только потому, что защитникам города удалось сжечь все их машины. Среди снаряжения, которое Ганнибал привел под стены Кум, самой впечатляющей была громадная колесная башня, но и она была сожжена (Ливий, 23.37.2–4). Наконец, Аппиан описывает снаряжение Ганнибала при Таренте как «башни, и катапульты, и передвижные щиты, и крючья» (Аппиан «Ганнибалова война» 33).

Действия при Таренте продолжались с 213 по 209 год до н.э. Его быстрая сдача Ганнибалу недовольными горожанами вынудила римский гарнизон искать убежища в цитадели, стоящей на мысе между морем и гаванью. Им не грозил голод, потому что они постоянно снабжались по морю и даже получали подкрепление, но карфагеняне «замкнули их частоколом, рвом, валом и стеной» (Ливий 2.11.7). Как при Сагунте, Ганнибал явно собирался штурмовать крепость при помощи разных видов осадной техники, но когда римляне устроили вылазку и сожгли все это вооружение, наступило патовое положение (Полибий 8.32.3–34.2). В 209 году до н.э. в результате очередного предательства город опять был сдан, теперь уже римлянам. Римский консул Фабий Максим приплыл морем и сделал вид, что штурмует крепость; его флот имел «машины и средства для взятия стен», а также «артиллерию, камни и все виды снарядов» (Ливий 27,15.4). Тем временем итальянских наемников в армии Ганнибала убедили закрыть глаза на ночную эскаладу римлян, чей приступ был скоординирован с вылазкой бойцов цитадели. Оказавшиеся между двух огней жители Тарента стали жертвой повальных грабежей и убийств.

Римское осадное дело во Второй Пунической войне

В 218 году до н.э. Гней Сципион, дядя знаменитого Сципиона Африканского, использовал метод блокады против карфагенских союзников в Испании; при Атанагре его армия «стала вокруг города» (Ливий 21.61.6), вынудив город к сдаче в течение нескольких дней, такой же способ в отношении Аусетан заставил горожан сдаться всего через тридцать дней. В этих случаях осадная техника не упоминается, впрочем, когда римляне действовали в Греции в 190-х годах до н.э., они иногда использовали просто окружение войсками, чтобы запугать вражеские города. Однако, когда три римские армии сошлись у прокарфагенского города Капуи в 212 году до н.э., они предпочли блокировать город, окружив его земляными укреплениями. Ничего подобного не делалось римскими армиями со времен осады Агригента пятьюдесятью годами ранее. Там город был обнесен двумя рядами рвов. На этот раз, по Аппиану, они построили также стену: «Они вырыли ров вокруг Капуи, а в дополнение ко рву они построили круговую стену вокруг всего места. Затем военачальники построили еще одну стену вокруг, а лагерь находился между стенами. Укрепления шли как по стене, обращенной к осажденной Капуе, так и по наружной стене, и все это выглядело как огромный город с маленьким городом в середине» (Аппиан «Ганн.» 37).

Выбор стратегии зависел, видимо, как от темперамента командующего армией, так и от наличия доступных ресурсов и рельефа местности. В 214 году до н.э. Клавдий Марцелл и Фабий Максим по прозвищу «Медлитель» (Cunctator) встретили упорное сопротивление при Касилине, занятом карфагенянами. Фабий был настроен отойти, но Марцелл привел «навесы и другие виды машин», при виде которых горожане в панике бежали, и город был взят.

Тем не менее римские армии того времени в целом были плохо экипированы для полноценных операций с применением осадной техники. Только при осаде Утики, выше по побережью от Карфагена, мы слышим об использовании сколько-нибудь значительного разнообразия осадной техники. Во время этой осады в 204 году до н.э. Сципион реквизировал машины и артиллерию с Сицилии, где она, по всей вероятности, была захвачена у карфагенян, и основал мастерские, чтобы сделать новую технику. Хотя осада в конце концов закончилась неудачей, Аппиан пишет, что Сципион возвел осадные насыпи, чтобы подвести к стенам свои стенобитные тараны (Аппиан «Пунические войны» 16).

Если такой факт действительно имел место, то он знаменует собой прорыв в римском осадном деле. До той поры большинство осад представляли собой прямолинейные штурмовые операции, например, у италийского города Арпи. Там мощный ливень заглушил шум приступа и загнал стражу под крыши, где она не могла оказать сопротивления (Фронтин 3.9.2). В 209 году до н.э. покорение Сципионом Африканским сильно укрепленного Нового Карфагена было достигнуто смелым приступом, а три года спустя, в Илургии, он грозился сам взобраться на стену по лестнице, чтобы приободрить свои войска, растерявшиеся после первой неудачи.

Для успеха подобного штурма решающим моментом всегда была высота лестниц. Плутарх пишет, что Марцелл самолично изучал стены Эпиполейского плато в Сиракузах, чтобы убедиться, что его лестницы достанут до верха (Плутарх «Марцелл» 18.3), — предосторожность, которую Сципион, видимо, упустил при Новом Карфагене, где многие лестницы оказались слишком короткими (Ливий 26.45.2). Для осады Локр в 205 до н.э. римляне уговорили местных ремесленников помочь им и спустить лестницы со стен (Ливий 29.6–8); по всей вероятности, они рассчитывали, что местные знают свои стены и лестницы будут достаточной длины.

Состояние римского осадного дела в конце III века до н.э. можно оценить на примере осады Сиракуз, начатой Марцеллом в 213 году до н.э., так как город перешел под власть Карфагена. Марцелл подготовил двойной удар, скоординировав свою атаку с моря на стену Ахрадины с атакой своего соратника Клавдия Пульхера на плато Эпиполеи с севера. Однако в его расчетах не доставало гения Архимеда, знаменитого сиракузского математика. Плутарх пишет, что Архимед хоть и не любил практическую механику (Плутарх «Марцелл» 17.3–4), но не мог стоять в стороне, когда потребовалось защищать родной город. Делалось это главным образом с помощью катапульт разного размера, которыми простреливались все подходы к городу, а также с помощью изобретенных им машин, которые топили римские корабли. Римляне вскоре перешли к блокаде города, но в начале 212 года до н.э., в разгар городского праздника, Марцеллу удалось захватить Эпиполейское плато путем ночной эскалады (Фронтин 3.3.2), буквально последовав советам Филона. Хотя гарнизон мощной крепости Евриал скоро сдался, Ахрадина пала лишь в конце 212 года до н.э. в результате долгой блокады. Говорят, что одной из жертв последующего за этим разграбления стал Архимед — не желая прерывать свои математические исчисления, он не подчинился римским захватчикам и был убит (Ливий 25.31.9).

24
{"b":"252910","o":1}