ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Искусство осады. Знаменитые штурмы и осады Античности - i_144.jpg
Будучи в Масаде в 1932 г., спутник Шультпена, генерал Адольф Ламерер пришел к выводу, что деревянные балки, торчащие из южной части осадной насыпи, могут быть остатками ее каркаса. Их и сегодня можно видеть.
* * *  

«Черепаха» в форме носа корабля у Аполлодора

Искусство осады. Знаменитые штурмы и осады Античности - i_145.jpg

В разделе «Полиоркетики» Аполлодора, где говорится, как действовать, если защитники расположены на возвышенности, он описывает навес особого вида. Часто по склонам холмов на ряды нападавших скатывали бревна, тяжело нагруженные повозки или бочки. Аполлодор предлагает отбивать эти атаки с помощью идущих наискосок рвов и рядов кольев, вкопанных наклонно. Более того, он советует атакующим укрываться за специально разработанными навесами-укрытиями:

«Черепаха» в форме носа корабля (эмболон) переносится вперед тяжело вооруженной пехотой на прямоугольных в сечении балках толщиной 1 фут (0,3 м), с гладкой поверхностью, или же она поставлена на основание с железными гвоздями вместо колес, так, чтобы, когда ее поставят на землю, она стояла бы прочно и не колебалась от ударов (когда на нее катятся тяжести). Внутри она должна также иметь косой брус в качестве упора, чтобы не опрокинуться». (Аполлодор 140.9–14).

Треугольная форма этой «черепахи» с сильно укрепленным носом, направленным к вершине холма, была спроектирована специально для отражения катящихся предметов. Явно не имеющая крыши, она была достаточно легкой, чтобы солдаты могли ее нести, и закреплялась на месте наклонным упором из крепкого бруса. 

К нашей большой удаче, это устройство показано на колонне Траяна в сцене, которую долгое время неверно истолковывали, так как «черепахи» зрительно сливаются с бросаемыми в них бревнами и бочками.

Повышенное внимание к крепостям, расположенным на холмах, подтверждает предположение, что Аполлодор писал свой труд в годы 2-й дакийской войны императора Траяна (105–106 годы н.э.), которая закончилась взятием штурмом ряда местных крепостей. Можно с уверенностью сказать, что именно он руководил постройкой знаменитого понтонного моста через Дунай во время этой кампании. Аполлодор пишет, что еще до этого служил при императоре, вероятно, во время 1-й дакийской войны (101–102 годы н.э.).

Искусство осады. Знаменитые штурмы и осады Античности - i_146.png
Сцена осады на колонне Трояна (Рим). Защитники скатывают бочки и бревна вниз (справа вверху), но им противостоят три своеобразные машины.
Немецкий ученый Отто Лендл верно заметил, что это могут быть «черепахи» в виде носа корабля, упоминаемые Аполлодором.

Специалисты осадного дела

Существовала давняя традиция писать инструкции для осажденных и осаждающих, особенно насчет постройки машин. Под патронажем императора Августа инженер и архитектор Витрувий посвятил 10-ю книгу своего трактата «Об архитектуре» разного вида машинам, некоторые из которых «были изобретены как защита от опасности и из необходимости обеспечить безопасность» (Витрувий 10.10.1). Во многом эти же темы раскрыты Афинеем, который написал свой труд «О машинах» (Peri mechanematon) для Марцелла — зятя и племянника Августа. Но их тексты описывают в основном осадные машины эллинского периода, и непонятно, насколько эти описания соответствуют состоянию военного дела при Августе. Конечно, философ Онасандр, чье сочинение «Наставления военачальникам» (Strategikos) было посвящено Кв. Веранию, одному из консулов в 49 году н.э., советовал военачальнику знать весь спектр осадных сооружений, чтобы уметь сделать правильный выбор, но его собственные предпочтения сводились, как видно, к штурму, к идущим одна за другой атакам, причем лучше всего, если они идут с самых неожиданных сторон (Онасандр

42.7–130). Точно так же военачальник высокого ранга и администратор Фронтин (который трижды был консулом, последний раз одновременно с императором Траяном) полностью пренебрегал осадными укреплениями и машинами, говоря: «Их изобретение давно прекратилось, и я не вижу никакого смысла в их дальнейшем улучшении» (Фронтин 3).

Искусство осады. Знаменитые штурмы и осады Античности - i_147.jpg
Аэрофотосъемка Махерона, вид с юга. Продолговатая возвышенность слева — это остатки осадной насыпи. 

Жизнь показала, что мнение Фронтина было ошибочным. Помимо радикального пересмотра конструкции артиллерии, обычно датируемой периодом около 100 года н.э., мы имеем работы Аполлодора Дамасского, архитектора и военного инженера при Траяне, который был приглашен именно для того, чтобы разрабатывать новые осадные машины. Его текст под названием «Осадное дело» (Poliorketika) в качестве объекта осады рассматривает скорее форт племени на горе, а не укрепленный город. Во-первых, он советует читателю опасаться катящихся вниз по склону валунов, что сразу напоминает нам об осаде Андетрия; но где Тиберий готов был преодолеть сопротивление решительным приступом, Аполлодор рекомендует систему валов и рвов, чтобы отклонить летящие сверху валуны, бревна и повозки, и описывает навесы, специально рассчитанные для отражения таких предметов. Затем он говорит о навесах, необходимых или же для защиты легионеров во время подкопных работ, или для того, чтобы подвезти таран к башне, к воротам или к самой стене. Следующий раздел посвящен строительству осадной башни и сопровождается рассказом о новой системе взаимно соединяющихся лестниц. Заканчивает этот автор описанием укрепленного плота для нападения на врага через реку. Некоторые из его второстепенных усовершенствований довольно непрактичны, вроде дополнения торсионного траншона к концу тарана. Многие из подобных деталей, вероятно, добавлены уже позже увлекшимся переписчиком, но главное в тексте Аполлодора — описание набора машин, которые «эффективны и дают надежную защиту, причем, насколько возможно, сделаны из легко доступных материалов» (Аполлодор 137.8–9).

Заключение

Осадное дело в IV веке

В 356 году будущий император Юлиан с небольшими силами был на зимней стоянке в галльском городе, когда на него напали германские племена алеманов, но они не смогли войти в запертые ворота. Аммиан Марцеллин, участник военных кампаний того времени и первоклассный историк, пишет, что «через сорок дней варвары отступили, ворча, что было глупо и бессмысленно даже думать об осаде города» (16.4.2). Возможно, продолжающиеся неудачи германцев в осадных делах больше являются следствием их темперамента, чем технологического отставания. В 376 году отряд взбунтовавшихся готских наемников, изгнанных из Адрианополя (теперь Эдирна в Турции), пригрозил осадить город, но стрелы и камни защитников прогнали их прочь. Два года спустя, после сильной битвы по соседству, готская орда опять попыталась устроить осаду, но и на этот раз не смогла добиться ни малейшего успеха.

Только с подъемом Сасанидской Персии Рим встретил врага, равно искушенного в деле осады. Будучи грозой для восточных провинций в период III века, когда персы покорили Дура-Европос, Нисибис и даже Антиох, они продолжали оставаться шипом в боку Рима. Аммиан описывает осаду персами Амиды в 359 году н.э. Нападавшие использовали артиллерию и машины, захваченные у римского гарнизона Синагры, а также начали возведение насыпей под прикрытием обитых железом осадных башен. Битва продолжалась день за днем, и ни одна сторона не добилась перевеса, пока огромный контрфорс из земли, который защитники построили для усиления своей стены, не рухнул вперед, сломав верхнюю часть укреплений и образовав мост с персидской насыпью снаружи. Аммиан описывает ужасающие последствия поражения.

45
{"b":"252910","o":1}