ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, любовь существует, – уверила ее Валентина, – но порой ее бывает трудновато найти. Никому из вас никогда не стоит расставаться с надеждой найти любовь.

– Если ваш отец лорд Блисс, – спросила Пенелопа Хауард, – тогда почему же вы леди Бэрроуз?

– Я вдова.

– О-о-о… – с участием протянули фрейлины.

– Долго вы были замужем? У вас есть дети? Каким был ваш муж? Вы его очень любили? – Вопросы сыпались градом.

Валентина рассмеялась. Какие же трещотки эти молодые девицы!

Но она почувствовала, что их жизнь при дворе какая-то неестественная. Они вынуждены быстро взрослеть. Это не то, что ее юность в безопасности деревенского дома. Даже Анну отправили ко двору, когда она была старше, хотя Бевин было только пятнадцать. Пребывание при дворе, казалось, не повредило ее сестрам. Но в характерах дочерей Эйден Сен-Мишелъ присутствовала в немалой степени практичность их матери. Она посмотрела на обращенные к ней юные лица. Даже Гонория де Бун, казалось, подобрела к леди Бэрроуз.

– Я была замужем меньше месяца, – сказала она своим подопечным. – Нед погиб в результате несчастного случая. Детей, конечно, не было. Он был замечательным человеком.

«Это все, – решила Валентина. – Остальное их не касается».

– Вы будете носить по нему траур всю жизнь? – спросила Бет.

Валентина заставила себя не рассмеяться.

– Думаю, нет, – ответила она. – Я уверена… он бы не хотел этого.

– Итак, вы, как и все мы, приехали ко двору, чтобы найти себе мужа, – прямо сказала Гонория де Бун.

– Гонория! – Остальные девушки были шокированы. Конечно, при дворе они появлялись, чтобы найти мужа, если таковой уже не был обещан, но было ужасной бестактностью признать это. Кроме того, леди Бэрроуз была их старшей.

– Нет, Гонория, – мягко сказала Валентина. Ее удивляла враждебность девушки.

– Тогда почему вы приехали ко двору? Никто не появляется здесь без уважительной на то причины. Старая королева умирает, хотя у нее есть еще время, говорит мой отец. Тюдоры очень упрямы.

– Я прибыла служить королеве, как моя мать, моя тетка, мои кузины и даже две моих младших сестры. В этом нет никакого секрета. Я по-прежнему в трауре по моему мужу, и, говоря откровенно, моя дорогая, я вовсе не спешу снова выйти замуж. Однако хватит говорить обо мне. Вы должны рассказать о себе, а потом я хочу, чтобы вы показали мне Уайтхолл. Кто будет первой? Маргарет, вы самая старшая.

Каждая девушка рассказала Валентине о своей семье, родственниках и о своей жизни до появления при дворе.

Двое из девушек, Элеонора Клиффорд и Пенелопа Хауард, были обручены до приезда сюда, и Элеонора должна была выйти замуж в конце лета. Валентина подумала, что об этом нужно написать матери, потому что в следующем месяце Мегги будет тринадцать, и кто знает, появится ли еще возможность пристроить младшую сестру в королевские фрейлины. Как знать, сколько проживет королева. Когда Яков Стюарт унаследует английский трон, он приведет с собой своих людей. Сейчас идеальное время для Мегги Сен-Мишель.

Маргарет Дадли потеряла своего жениха два года назад. Он был убит в Новом Свете во время каперской экспедиции. Найти другого жениха ей было непросто, потому что, хоть она и была членом могущественной семьи Дадли, она принадлежала к боковой, менее знатной ветви. Маргарет получила свое место у королевы благодаря хорошим связям ее дальнего родственника, графа Варвика, который тоже был Дадли. Ее кузина Бет Стенли в противоположность ей была исключительно богатой невестой, имеющей многочисленных претендентов на ее руку. Однако ее вдовствующая мать вовсе не спешила отдавать состояние своей единственной дочери кому-то, кто мог оказаться настроен не так доброжелательно к ней, как сама ее дочь.

У Гонории де Бун, которая принадлежала к старому и знаменитому роду, денег было очень мало. Ее семье пришлось собрать все, что у них было, чтобы отправить ее ко двору. Они надеялись, что красота и скромность их блондинки-дочери помогут ей найти мужа состоятельного. Несмотря на многочисленные попытки, никому не удалось соблазнить гордую девушку. Гонория знала цену своему единственному богатству – красоте и добродетели. Ее первоначальная враждебность по отношению к Валентине исходила из того, что Гонория рассматривала каждую привлекательную женщину при дворе как возможную соперницу. Валентина узнала все о Гонории от болтушки Элеоноры Клиффорд, когда Гонория ушла, придумав какой-то предлог, чтобы не рассказывать о себе.

Когда она вернулась, Валентина ласково сказала:

– Ваши подруги рассказали мне о вас, Гонория. Вы не хотите добавить еще что-нибудь?

– Я уверена, что они рассказали все, мадам, – последовал кислый ответ.

– Тогда, – сказала Валентина, – идем гулять. Покажите мне, пожалуйста, Уайтхолл, чтобы я могла ходить, не попадая в глупое положение.

Маргарет Дадли взяла на себя роль рассказчика и проводника.

– Уайтхолл, – начала она, – представляет из себя путаницу зданий, мадам. Не стоит далеко выходить за пределы Грейт-Корта, потому что, чем дальше от него вы удаляетесь, тем меньше встретите интересного. Я предпочитаю Ричмонд, куда мы скоро поедем.

– Мне больше всего нравится Хемптон-Корт, – сказала Пенелопа.

– А мое любимое место Гринвич, – вступила в разговор Элеонора.

– Там мои родители встретились и поженились, – сказала Валентина.

– Они поженились в Гринвиче? – Глаза Бет снова широко раскрылись.

– В личной часовне королевы их венчал сам капеллан королевы, – ответила леди Бэрроуз. – Моя тетя Скай и ее младшая дочь, моя кузина Велвет, тоже выходили замуж в Гринвиче с благословения королевы.

– Хотелось бы, чтобы королева и сейчас так же тепло относилась к любовным историям, – пробормотала Гонория. – Боже, помоги любой из нас, за которой может попытаться начать ухаживать джентльмен. Придется чертовски дорого расплачиваться за это, если королева заметит. Она ревнует нас всех, потому что мы молоды и красивы, а она высохшая старуха.

– Гонория! – воскликнула Маргарет Дадли в отчаянии. – Будет беда, если кто-нибудь тебя услышит. Ты не можешь позволить, чтобы тебя отослали домой прежде, чем ты найдешь себе мужа. Ты должна научиться следить за своим языком.

– Но это правда, – вызывающе возразила Гонория. – Ни у кого из нас нет никакой возможности стать счастливой, пока за нами следит этот старый дракон, а она всегда следит.

– Маргарет права, Гонория, – мягко возразила Валентина. – Вы должны следить за своими словами, потому что ваше место при королеве очень ценится. Что бы там ни думали другие о ее величестве, они не преминут доложить о вашем поведении, чтобы получить это место для какой-нибудь родственницы.

Гонория вздохнула:

– Я пробыла здесь почти год, мадам, и еще не встретила джентльмена, у которого были бы серьезные намерения. Все это так безнадежно.

Валентина улыбнулась:

– У меня есть два брата, которые вскоре прибудут ко двору, и несколько кузенов. Мне придется представить их вам, Гонория. Я не могу поручиться за их намерения, но думаю, что вы найдете их более привлекательными, чем обычные придворные.

– Ваши братья очень красивы? – оживленно спросила Бет.

– Им нравится так думать, – посмеиваясь, сказала Валентина. – Колину исполнится двадцать, а Пейтону – восемнадцать следующей весной.

Дворец населяли сотни людей – от придворных до самых последних слуг. Там было много мощеных дворов, имевших каждый свое название. Валентину удивил Причинг-Корт, в середине которого стояла кафедра для проповедей в летнее время. Во дворце были длинные коридоры и галереи, множество жилых комнат для придворных и слуг; все они располагались вокруг отдельных дворов, самых разнообразных форм и размеров; они посетили несколько башен, включая ту, в которой отец Елизаветы, Генрих VIII, женился на ее матери, Анне Болейн.

Когда кардинал Вулзи передал свою собственность Генриху, король приказал, чтобы Прайви-Галери в Этере, загородном доме кардинала, была разобрана и перенесена в Уайтхолл. Это была цепь соединяющихся друг с другом галерей с окнами, которые с одной стороны выходили в сад, а с другой – на Темзу. Галереи обшили ценными сортами дерева, украсили резьбой с изображениями людей, животных и растений. Потолки украшала резьба по камню и позолота, стены были увешаны удивительной красоты гобеленами. Валентина подумала, что эта часть Уайтхолла самая красивая.

21
{"b":"25292","o":1}