ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 – Ой, не бейте меня! – начал проситься водяной. – Я больше не буду. Отпустите меня.

 – Так просто отпустить за то, что ты обворовал меня? Из-за тебя я дважды не обедал. И шляпу ты мою украл.

 – Я верну вам шляпу. А за то сало, которое украл, дам вам целую сумку рыбы.

 – Э-нет, этого мало. Твоё счастье, что у меня доброе сердце и я отпущу тебя, но пригласи меня к себе в гости.

Водяной призадумался, но что было делать – согласился. Договорились они на воскресенье.

Стефан надел вышитую сорочку, обул новые сапоги и отправился в гости. Жена Стефана хотела выведать у мужа, куда он идёт, но тот не сказал.

Водяной ждал на берегу, теперь уже они поздоровались как добрые знакомые и даже перекинулись несколькими словами о погоде. Водяной повёл Стефана за собой, возле воды ударил прутом – вода расступилась и появилась тропа.

Под водой в тени водяных лилий стояла избушка водяного, украшенная цветными ракушками. Они зашли внутрь, а там уже ждала жена водяного с накрытым столом. На столе жареная рыба – караси, фаршированные карпы, вяленые щуки. Даже вино у водяного было, которое он делал из корней аира. Стефан лакомился рыбой, а водяной положил перед собой кусок сала косаря и ел, аж причмокивал.

Потом водяной повёл гостя показывать свои сокровища. В нескольких сундуках под стеной лежали целые груды драгоценностей – часы, браслеты, серьги, перстни, колечки, коралловые бусы, ожерелья.

 – Так это вы столько невинных людей утопили?

 – Если бы козочка не скакала, то бы ножку не сломала, – засмеялся водяной. – Никого я не топил. Просто беспечные люди сами заплывали на глубокое место или запутывались в брошенных сетях. За четыреста лет, что я здесь живу, немало их собралось.

 – Кого именно?

 – А душ утопленников.

 – Так вы их храните у себя?

 – Конечно. Такой порядок. И дед мой хранил, и отец, а потом и мне в наследство передали. Хотите увидеть?

Водяной повёл косаря в каморку и показал полки, уставленные кувшинами. На каждом кувшине красовалась дата.

 – Неужели там находятся души? – удивился Стефан.

 – Конечно. Я даже одну в вашу честь сейчас выпущу на волю. Сами выберете, какую.

 – А может, есть у вас душа моего кума Яцка?

 – Конечно! Вон в том кувшине.

Водяной снял крышку с кувшина, и оттуда выплыл большой белый пузырёк, он медленно поднимался кверху, а водяной и его гость следили за ним глазами, пока тот не лопнул у самой поверхности.

 – Хлющик! Хлющик! – послышался голос жены водяного. – К тебе водяной Плюсь пришёл!

 – Ой! Плюсь! – схватился за голову водяной. – Только его не хватало! Сейчас спроводим этого зануду, – и он поторопился к новому гостю.

А Стефан воспользовался возможностью и быстренько снял крышки со всех кувшинов. Пузыри один за другим всплывали на поверхность и лопались. Освободив последнюю душу, Стефан возвратился в прихожую, а через миг пришёл и Хлющ.

 – Ну, таки избавился, – сказал он, потирая руки. – Ну ка, пан Стефанчик, ещё по одной, чтобы нам не печалиться.

Так они угощались, а под вечер Стефан вежливо простился, и с полной сетью свежей рыбы отправился домой. Какими тёплыми словами вспоминал его потом водяной Хлющ, можем только догадываться. Но Стефан возле потока косить перестал.

Выкрутасы водяного

Водяного, который жил в Полтве на Замарстынове за рогаткой, не очень боялись, а говорили даже, что он приносит счастье. Особенно когда он появлялся на ярмарке – тогда торг шел так быстро и исправно, что люди нарадоваться не могли. Только потом начинали припоминать, что видели какого-то мужчину в очень большой шляпе, с которой капала вода, а еще вода стекала и с длинного суконного платья.

А, однако, было время, когда этот водяной приносил немалый вред. Каждый год кого-то топил в Полтве. Тогда замарстыновские парни решили во что бы то ни стало его поймать. Долгое время они караулили возле потока, но наконец однажды вечером увидели здорового мужичка, который выходил из воды. Замарстыновцы притаились и стали ждать, когда он к ним приблизится, а потом закинули ему на шею епитрахиль, которую одолжили у священника, и таким образом заволокли в ближайший дом. Там и держали его связанного за лежанкой, с тем чтобы потом отнести в церковь и окрестить. Однако водяной не имел ни наименьшего желания принимать крещение и клялся-божился, что больше никого из Замарстынова или из Голоска не утопит. Ему поверили и отпустили. И в самом деле, с того времени никто из местных не тонул в Полтве. А если кто-нибудь и тонул, то из соседних сёл.

Однажды этот водяной поиздевался над жандармом, который стоял в дозоре у рогатки. Было это ночью. Решил жандарм, что раз ночь такая тёмная, хоть глаз выколи, а на небе ни звёздочки, то никто его контролировать не будет, и улёгся спать. Но не долго он поспал, как услышал, что кто-то его трясёт.

 – Идёмте, – сказал неизвестный, – идёмте скорее к броду, сейчас перекупщики будут туда стадо коров гнать. Так вы их как раз и поймаете.

Жандарм встал, присмотрелся к неизвестному и увидел, что это здоровый мужик в широкой шляпе, с которой стекает вода. Жандарму ещё подумалось: вероятно, дождь льёт.

Но через миг он забыл об этом и послушно последовал за неизвестным, прихватив ружьё.

Прошли они часть дороги, и неизвестный сказал:

 – Садитесь тут в засаду и ждите. Скоро они появятся.

Слышите голоса?

Жандарм прислушался, и будто и в самом деле услышал издали какие-то невыразительные голоса, в которых ему даже почудилось коровье мычание. Присел за кустом и стал прислушиваться, а неизвестный тихонько исчез. Время шло, голоса вроде бы и слышались, но почему-то не приближались, а будто висели на одном месте. Жандарм, наконец, задремал.

Проснулся он, когда уже светало, и удивился: сидел он посреди большого болота по пояс в грязи, да ещё и очень далеко от того места, где был брод.

Водяной сватается

У старого Мартына, который жил над потоком Сорока, была такая добрая душа, что даже мимо пса не мог он пройти, чтобы не сказать ласковых слов. Вот и не удивительно, что порой, встречая над потоком водяного, Мартын и с ним перебрасывался несколькими словами. Водяной в общем-то не был разговорчивым, но старик и мёртвого разговорил бы, так что водяной хочешь-не хочешь, а втягивался в разговор.

Как-то Мартын рассказал водяному, что должен в воскресенье везти молодых в карете венчаться.

 – В какой карете? – заинтересовался водяной.

 – В самой настоящей панской. Когда-то я выкупил у нашего пана старую карету, починил её, украсил разными игрушками, и теперь меня часто зовут молодых в церковь возить.

 – О, так вас мне сам… э-э… не скажу кто послал, потому что я как раз такую карету ищу.

 – А вам зачем?

 – Хочу посвататься к дочке мельника. Одно дело, если я приеду на своей тарантайке, в которую чёрные коты запряжены, а совсем другое, если в карете. Понимаете? Сколько у вас коней?

 – Двое. Чёрные как вороны. Я им лбы султанами из павлиньих перьев украсил, а вся упряжь золотыми блёстками осыпана так, что аж слепит на солнце.

 – О, это как раз то, что мне нужно. Превосходно. Так я вас найму. Сколько берёте?

 – Ну, с вас, как с доброго соседа, сумку карпов возьму.

 – Так не годится. Дам сумку карпов, да ещё и сумку раков.

 – А как же дочка мельника? Ждёт вас?

 – Да где уж там! Ещё ничего не знает. Будет для неё приятная неожиданность.

«Ну-ну, – покрутил себе ус Мартын, – можно только догадываться, какая это будет неожиданность. Где же это видано, что бы человеческая девка за водяного пошла». А вслух спросил:

 – Когда? По субботам и воскресеньям я не могу, потому что это как раз пора свадеб, а в остальные дни – пожалуйста.

 – Да мне всё равно. У меня все готово.

 – Тогда, может, в среду?

 – В среду хорошо. Среда как раз посерединке. Жду вас в полдень.

И с теми словами булькнул в воду, аж волны пошли, а на берег просто под ноги Мартына упал большой карп.

6
{"b":"252920","o":1}