ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне показалось, что вы разрешили мне войти.

— Это ложь, самая что ни на есть примитивная.

— Нет, мисс Бейли, он не лжет. Он не может. Он шериф.

Уайатт одобрительно кивнул Молли:

— Спасибо, что вы встали на мою защиту. — Уайатт с ухмылкой посмотрел на Рейчел. — Вот видите, я не лгу. Потому что я шериф.

Рейчел освободила ему место около стола.

— Но мне по-прежнему хочется знать, что думает об этом Молли. — Она наклонилась вперед, чтобы поймать взгляд девушки, и передала ей рисунок. — Только честно, Молли. — Она поставила ногу на ботинок шерифа и слегка надавила. Уайатт быстро глотнул воздух, но с места не сошел и ногу не отдернул. — Не волнуйся, никакой твой ответ меня не обидит.

Молли снова стала рассматривать эскиз, и то, как она начала дышать, говорило уже о многом, делая слова излишними.

— Очень красиво, мисс Бейли. Так и есть, как я говорю — очень красиво.

— Ты хотела бы что-нибудь изменить в фасоне?

— Нет, мэм. Мне больше всего нравятся рукава. Вот здесь внизу они так изящно отделаны. — Из ее голоса неожиданно исчезло воодушевление. — Если вы появитесь в таком платье на улице, Джонни Уинслоу будет ослеплен вашей красотой.

Уайатт издал такой звук, будто у него перехватило дыхание.

— Мне кажется, я выразился не совсем так. К тому же, Молли, разве ты не видишь, что это платье не для мисс Бейли?

— Оно для меня? — Молли снова впилась глазами в рисунок. — Это правда, мадам?

— Гм…

— А моя мать знает? Ей может это… Это платье для взрослой девушки, а моя мать думает, что я еще…

— …что ты еще не взрослая?

Молли кивнула. Перекинув пшеничную косу со спины на грудь, она взяла ее кончик в рот и стала с задумчивым, отсутствующим видом его жевать.

Рейчел протянула руку и вытащила кончик косы изо рта девушки.

— Но ведь тебе уже семнадцать. Так?

Молли снова кивнула:

— Теперь почти восемнадцать.

— Я поговорю с твоей матерью, Молли.

Уайатт поднял ко рту кулак и тихо кашлянул, чтобы напомнить о своем присутствии.

— Можно вмешаться в ваш разговор? Я хочу предложить кое-что. — Во взгляде Рейчел промелькнуло раздражение, но Молли так смотрела на шерифа, как будто он изрекал десять заповедей.

— И что же вы хотите предложить?

— Возможно, вам лучше сначала получить согласие Арти.

— Моего отца? — выдохнула Молли.

Губы Рейчел тронула мягкая улыбка. Лицо Молли исказилось от ужаса, словно перед ней разверзлась геенна огненная. Рейчел никак не хотелось соглашаться с шерифом, особенно при свидетелях, но в его идее содержалось рациональное зерно.

— Молли, ты его свет в окошке, — проговорила Рейчел. — Он может оказать нам поддержку, если твоя мать станет возражать?

— Я не знаю. А если ему это не понравится?

— Ему понравится, — сказал Уайатт. — Можешь поверить мне. Но я не знаю, понравится ли ему, если Джонни Уинслоу будет бегать за тобой как щенок. Этого я сказать не могу.

Зеленые глаза Молли подернулись поволокой, и ее мечтательный взгляд устремился в необозримую даль.

— Вы, правда, думаете, что Джонни заметит?.. — Ее тон снова сделался печальным.

— Можешь не сомневаться…

Уайатт и Рейчел обменялись быстрыми взглядами, пока Молли снова принялась рассматривать рисунок.

Выждав некоторое время, Рейчел нарушила тишину.

— Что ж, Молли, тебе пора приниматься за дела, список которых поджидает тебя на кухне, — сказала она. — И не забудь, пожалуйста, поставить чайник на огонь.

С рассеянным видом Молли кивнула и не слишком уверенной походкой пошла в кухню.

— Она уже чувствует себя царицей бала, — прошептал Уайатт.

Рейчел с довольным видом улыбнулась:

— И она ею будет. Молли — хорошая девочка. — Убрав рисунок обратно в папку, Рейчел передала папку Уайатту, чтобы он положил ее на стол. Стараясь говорить как можно тише, Рейчел спросила: — А как вы узнали, что ей нравится Джонни?

— В то время, когда я не занимаюсь изучением новых слов, я наблюдаю за людьми, — проговорил Уайатт, игнорируя ее насмешливую улыбку. — Вы и в самом деле думаете, что после обеда я всегда сплю?

— Мне казалось, что именно этим вы и занимаетесь, плотно пообедав.

Вместо ответа шериф просто достал из папки один из ее рисунков. С кухни доносилось негромкое пение Молли.

— Она, кажется, поет.

Рейчел перешла к противоположному краю стола, чтобы было удобнее дотянуться до нужного места. Тщательно расправив ткань, она начала вырезать деталь платья.

— Если Молли не сможет сделать сегодня свою работу из-за того, что вы затуманили ей голову всякими идеями насчет Джонни Уинслоу, вам самому придется переделать все дела из списка.

— А что она должна сделать?

— Подмести и помыть пол, стереть пыль. И все такое в этом духе. Потом еще принести поленья и воды. Еще отнести постельное белье миссис Ритчи, чтобы она его погладила. Когда Молли уходит, она всегда забирает с собой корзину с бельем. Нужно проследить, чтобы сегодня Молли не забыла доставить корзину по назначению.

— Я прослежу, чтобы она не забыла корзину. — Уайатт откинулся назад, и стул, на котором он сидел, оперся на две задние ножки. Балансируя в таком положении, шериф принялся рассматривать рисунки Рейчел. — Мне очень нравится вот это. У вас есть материя для него?

Рейчел бросила быстрый взгляд на рисунок.

— Это платье для прогулок в городе. Когда молодая леди, имеющая деньги и следящая за модой, хочет неспешно и спокойно пройтись по улицам, то ей следует надеть именно такое платье.

— А мне кажется, что это платье не имеет никакого отношения к спокойным пешим прогулкам. У леди, которая захочет надеть его, явно другая цель. Она хочет, чтобы ее заметили. Это платье должно помочь ей подцепить мужа. Пауки не единственные существа на земле, которые знают, как поступать с шелковыми нитями. — Уайатт вложил рисунок обратно в папку и стал рассматривать другие эскизы.

— Кстати, пауки не делают шелковых нитей, — сердито проговорила Рейчел. — Шелк делают гусеницы бабочек Bombix mori.

— Спасибо, что просветили.

Из горла Рейчел вырвался звук, который должен был дать понять Уайатту, что его насмешки мало что для нее значат. Она продолжала работать и оторвалась от кройки только тогда, когда на пороге комнаты появилась Молли с подносом.

— Мы не будем пить чай здесь, — сказала Рейчел, — чтобы случайно не насажать пятен на ткань. Предлагаю пройти в гостиную. Молли, а где твоя чашка?

— На кухне. Я выпью чаю позже, когда сделаю часть работы.

— Думаю, ты можешь сделать перерыв и сейчас.

— Хорошо. Но в самом деле… Вы и шериф Купер хотите поговорить, и я не хочу вам мешать. А мне бы хотелось заняться делами.

— Ты уверена? — разочарованно спросила Рейчел. Она бы предпочла выпить чаю в компании Молли, а Купера выпроводить на кухню. — Спасибо, Молли. — Она взяла поднос из рук девушки и предложила Уайатту следовать за ней.

Уайатт устроился в углу обитого бархатом диванчика, вытянул вперед ноги и положил руку на спинку. Он знал, что мисс Бейли вряд ли захочет расположиться рядом с ним, но надежда на это его не покидала до тех пор, пока Рейчел не села на стул около маленького столика, на который она поставила поднос.

Через мгновение Рейчел снова поднялась, чтобы разлить чай. Она не забыла, что шериф любит мед, и положила ему меда в чашку. Передав ему чашку, Рейчел погрузилась в молчание. Уайатт тоже молчал. Воцарилась неожиданная и несколько неловкая пауза, затянувшаяся почти на целую минуту. Они оба пили чай и делали вид, что поглощены этот процессом.

Рейчел заговорила первой. Хорошие манеры требовали того, чтобы хозяйка развлекала гостя. Проблема заключалась лишь в том, что она не должна была касаться в разговоре слишком многих тем. Похоже, погода была наилучшим выбором.

— Вы не боитесь, что завтра утром, когда вы будете делать объезд местности, пойдет дождь?

— Нет. Сид Уокер… Вы знаете, кто это? — По выражению лица Рейчел Уайатт понял, что она не представляет, о ком идет речь. — Ну хорошо. Сид работал на шахте с тех пор, когда там только нашли золото и серебро. Он уже давно страдает от жестоких приступов ревматизма, а в дождливые дни и вовсе превращается в настоящего калеку. Сегодня утром я видел его идущим по дороге, никаких признаков хромоты и в прекрасном настроении. Все это гарантирует нам завтра отличную погоду.

14
{"b":"252942","o":1}