ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не уйти от соблазна
Мажор
Я вас не звал!
Оккупация
Два лица Пьеро
Голова профессора Доуэля. Властелин мира
Уйти, чтобы выжить
Джунгли на перемене!
Последний ребенок

— Понятно. Он знает о том, что его считают городским барометром?

— Наверняка. Он наслаждается собственной славой, которую он завоевал своими болячками и страданиями. Возможно, это делает его болезнь более терпимой. — Уайатт бросил на Рейчел внимательный взгляд: — Вам ведь немного жаль его, правда?

— Немного.

— Я просто подумал, что жена шерифа должна быть чувствительной и прямолинейной женщиной. — Последние его слова вызвали именно тот эффект, на который он рассчитывал. Он с наслаждением смотрел на то, как волна приятного розового цвета побежала от края воротничка Рейчел по шее, а затем поднялась к щекам и вискам. — Вы выглядите так, будто вам есть что сказать.

— Полагаю, вы знаете, что я хочу сказать, — проговорила Рейчел. — Поэтому нет смысла повторять это.

— Мне казалось, что женщины не способны читать нотации мужчинам. Но вы превзошли всех представительниц своего пола. — Он поставил чашку на стол и наклонился вперед, его холодные голубые глаза пристально смотрели на нее. — Так вот, что касается нашего брака…

— Нет.

Уайатт воспринял это решительное «нет» с поразительной невозмутимостью. Он снова взял чашку, откинулся на спинку дивана и улыбнулся:

— Мне пришлось пойти в наступление самому, так как вы делали все возможное, чтобы не касаться этой темы.

— В соседней комнате Молли. Я не хочу, чтобы она что-то услышала.

— Молли ничего не услышит из-за вальса, который звучит сейчас в ее голове. Очень вероятно, что именно в эту минуту она воображает, как кружится в объятиях Джонни Уинслоу.

— Прошу вас, оставьте свою идею.

Уайатт глубоко вздохнул и так же медленно выдохнул.

— Так вот, пока Молли кружится в вальсе, мы можем говорить о чем угодно, — настойчиво продолжил он. — Кстати, вы ведь хотели встретиться с адвокатом, но ни слова не сказали сейчас об этом. А я обещал вам устроить эту встречу и готов выполнить свое обещание.

— Так когда состоится встреча? — спросила она.

— В пятницу.

— Помнится, вы говорили, что он почти всегда свободен.

— Но я не говорил, что он вообще не работает. Я просто сказал, что пока у него не слишком много работы. Завтра я не смогу пойти с вами к нему, так как завтра четверг и у меня по плану объезд местности. И завтра я приду к вам на чай с печеньем. Не забыли? — Рейчел бросила на него сердитый взгляд, и Уайатт сразу понял, что она ни о чем не забыла. — Так вы придете на встречу в пятницу?

— Где эта встреча состоится?

— В земельном департаменте. Я буду ждать вас у центрального входа в одиннадцать.

Когда шериф вышел из дома и спустился с крыльца, Рейчел вернулась на кухню. В этот момент Молли складывала в стопку кухонные полотенца. Она все еще витала где-то в своих мыслях.

— Молли, — спросила Рейчел, — почему шериф никогда не носит с собой оружия?

— Да, здесь, в городе, не носит, а когда уезжает куда-нибудь, обязательно берет с собой. Он член Ассоциации детективов Скалистых гор.

— А что это за ассоциация? И чем они занимаются?

Молли начата снова складывать полотенца.

— Ассоциацию создали для того, чтобы шерифы помогали друг другу искать преступников и… Шериф как раз недавно участвовал в общей операции. Я думала, вы знаете. Его не было в Рейдсвилле несколько дней.

По какой-то непонятной причине Рейчел вдруг почувствовала себя виноватой.

— Я почти не выходила из дома в последнее время, разве что в аптеку за порошками, — сказала она.

Головные боли у Рейчел несколько участились с того дня, как Уайатт показал ей контракт.

— А по какой причине шериф уезжал сейчас? — спросила она.

— Мой отец сказал, что произошло ограбление где-то на дороге в Джорджтаун. В округе Клир-Крик, недалеко отсюда. Там много шахт. И кто-то ограбил банк. Грабители забрали серебро и все наличные деньги, а потом сразу же бежали из города.

— Твой отец, вероятно, узнал об этом одним из первых.

— Да, это правда, — гордо сказала Молли. — Он получил телеграмму и сразу же отнес ее шерифу. И шериф Купер тут же собрался и выехал из города.

— Известны какие-нибудь подробности?

— Никто пока ничего не знает, шериф только что вернулся.

— Как ты думаешь, грабителей поймали?

— Шериф всегда всех ловит, — быстро проговорила Молли. — Он очень умный. Знает все обо всем.

— Мм…

Молли взяла стопку полотенец и убрала ее в шкаф.

— Я немного удивилась, когда увидела, что к вам пришел шериф Купер, — не глядя на Рейчел, проговорила Молли. — Я знаю, что вы не любите гостей и никого не приводите к себе. Поэтому мне показалось очень странным то, что он пришел к вам. Очень уж это необычно.

— Да, я понимаю тебя… Но давайте-ка займемся делами.

Когда шериф подъехал к дому, Рейчел выкладывала приготовленное для него печенье на голубую салфетку. Через минуту она уже вышла к двери, держа узелок с печеньем в руках.

— Они еще теплые, — сказал он, беря в руки узелок.

— Разумеется. Я только что испекла их.

— Я бы с удовольствием съел их и в том случае, если бы они пролежали целый день.

— Тогда давайте их мне обратно и приходите за ними завтра.

Его глаза сузились.

— Так не пойдет. — Он держал узелок в руках так бережно, как будто это был маленький ребенок. Через мгновение шериф опустил печенье в привязанный к седлу мешок.

— Не хотите съесть одно сейчас? Пока печенье еще теплое?

— А у вас есть еще?

Рейчел повернулась к нему спиной и вошла в дом. Вскоре она вернулась, держа в руке одно печенье.

— Вы просто невозможный человек.

— Вы так считаете? — Он взял печенье из ее руки и откусил от него кусочек. — О Боже, — простонал он, — вы просто обязаны выйти за меня замуж.

Вместо ответа Рейчел быстро скрылась в доме и захлопнула за собой дверь.

* * *

Перед дверью с надписью «Адвокатская контора» Рейчел на мгновение задержалась, не зная, что лучше — постучать или просто повернуть ручку и войти. Но изнутри послышался голос Уайатта Купера, который пригласил ее войти. По всей видимости, решила про себя Рейчел, он увидел ее силуэт за дверью, в верхнюю часть которой было вставлено матовое стекло.

Она вошла. Оказавшись внутри, Рейчел обнаружила в комнате одного Уайатта. Он сидел за столом адвоката и чувствовал себя при этом совершенно свободно. Его расслабленная поза и улыбка не давали и намека на то, что происходило. А вот наряд кое-что объяснял. Сегодня на нем были черный шерстяной пиджак, темно-зеленый однобортный жилет с карманом вместо привычного коричневого кожаного и накрахмаленная белая рубашка. Рейчел не видела за столом, какие на шерифе были брюки и ботинки, но по опыту знала, что и то и другое должно было быть черным.

Она закрыла дверь. Плотно.

— Так вы и есть тот адвокат, с которым я должна была встретиться?

— Мм…

— Не могу поверить. — Рейчел снова огляделась по сторонам. В комнате находились именно те вещи, которым и следовало быть в адвокатской конторе: справочники и книги по юриспруденции, стройные ряды папок, несколько стульев для клиентов, стол, на котором просматривают документы, большой письменный стол и диплом в рамочке на стене. Рейчел сразу прошла к диплому. — Диплом Гарварда? Так вы закончили юридическое отделение Гарварда?

Она медленно опустилась на стул с закругленными подлокотниками.

Уайатт открыл папку с документами и протянул ее своей гостье. Именно на эти бумаги хотела взглянуть Рейчел.

— Значит, вы и в самом деле адвокат? — подвела она итог.

— Да.

— Почему вы мне не сказали это тогда в банке?

Он продолжал внимательно на нее смотреть.

— Потому что в тот момент вам было бы трудно усвоить большое количество информации. У вас было о чем подумать. За день до нашей встречи в банке вы узнали о смерти Мэддокса.

— Значит, вы хорошо разбираетесь в юридических вопросах?

— Я был третьим учеником в своей группе.

— Это говорит лишь о том, что вы хорошо учились.

15
{"b":"252942","o":1}