ЛитМир - Электронная Библиотека

— Люди из Рейдсвилла работают на другой стороне завала. Они чистят дорогу уже несколько дней.

— Я так и думал. Мистер Мэддокс считает, что мы должны что-то сделать и с этой стороны.

— Эйб Дишман, отвечающий за движение поездов по рейдсвиллской ветке, считает, что это нецелесообразно. Рейдсвилл — тихий город, в нем никто никуда не торопится. Нет никакой необходимости расчищать завал с другой стороны.

— Но мистер Мэддокс считает по-другому. Он не желает откладывать свой визит в город. Мы и так задержались в пути.

— Задержки в пути в это время года не являются чем-то из ряда вон выходящим.

— Мистер Мэддокс не хочет ждать. И, как владелец, он пользуется исключительным правом устанавливать свои правила.

— Вы знаете, что у него за дело в Рейдсвилле?

— Да, сэр. Но я не имею полномочий говорить вам об этом. Будет лучше, если вы сами спросите мистера Мэддокса.

— Что ж, я вас понял. Вы будете исполнять его приказы?

— Да. Я также собираюсь отойти на сотню ярдов от последнего вагона поезда, когда начнут взрывать завал.

Уайатт кивнул:

— Хорошо. У меня есть предложение, которое может устроить всех нас.

— Хотелось бы услышать его.

— Тогда стойте поближе к мистеру Мэддоксу, когда я буду излагать ему свою идею. Похоже, что он принимает все решения единолично.

Уайатт вернулся к кабине локомотива. Фостер по-прежнему стоял на ступеньках локомотива и спускаться на землю не собирался. Поправив шляпу, Уайатт слегка склонил голову в сторону Фостера.

— Мистер Сьюард знает о существовании определенной опасности, хотя вы ее отрицаете, — сказал он. — Я сообщил ему, что с другой стороны завала люди уже работают, но он считает, что это для вас слишком медленно.

— Да, именно так я считаю.

— Я хочу предложить вам отправиться в Рейдсвилл вместе со мной на лошадях. Вы можете взять с собой несколько человек. Но только несколько, потому что у нас ограниченное количество животных. Мы не сможем перевезти всех ваших людей. Те ваши люди, что останутся здесь, могут начинать расчищать завал. Если вы не хотите остаться в Рейдсвилле до наступления весны, вы не будете настаивать на проведении взрывных работ.

Светлые брови Фостера съехались к переносице. Он потер рукой подбородок.

— Скольких моих людей вы сможете перевезти?

— Троих. Остальные вскоре присоединятся к вам.

— Как долго мы будем добираться до Рейдсвилла?

— Все зависит от вашей выносливости. Эта поездка на лошадях будет совсем не тем, к чему вы привыкли. Думаю, мы доберемся до Рейдсвилла к ночи.

— Меня мало волнуют трудности этого переезда, — фыркнул Фостер. — Я не такой, как мой дед.

Уайатт ничего не сказал на это.

— Мне нравится ваше предложение, помощник шерифа.

— Спасибо, сэр. Рад предложить вам свои услуги. — Уайатт огляделся по сторонам. — Как вы считаете, сколько времени вам потребуется на сборы?

Фостер насмешливо улыбнулся:

— Я считаю, что нам потребуется десять минут. Или около того. А вы готовы к переезду?

— Да, мистер Мэддокс. Я одет по погоде и могу ждать вас сколько понадобится.

— Тогда подождите вон там. — Фостер показал рукой на то место у основания горы, куда Уайатт спрыгнул, когда шел к поезду.

— Ничего не имею против, — вежливо проговорил Уайатт.

Фостер посмотрел на своих людей и велел трем из них подойти поближе к кабине локомотива. Они повиновались приказу.

— Вы слышали, что он предлагает? — Все трое закивали, и Фостер продолжил: — Вы в состоянии выдержать этот переезд? Если нет, скажите мне об этом сейчас. В случае отказа я оставлю вас в поезде.

Все трое молча смотрели на своего хозяина. Оставаться в поезде никто из них не захотел. Даже Рэндольф Доувер, бухгалтер, ведший всю финансовую отчетность на «К. и К.», дал согласие ехать, хотя и выглядел при этом очень взволнованным.

— Не забудьте прихватить свое оружие, — бросил Фостер двум другим мужчинам. Он не сомневался, что эти двое спокойно перенесут любую поездку и будут стрелять, если им прикажут. Именно за такие качества они и были наняты Фостером Мэддоксом в Денвере. Их преданность обошлась Фостеру в кругленькую сумму, но это устраивало всех.

Фостер отдал последние распоряжения Дэниелу Сьюарду, и теперь он и трое его людей были готовы ехать.

— Лошади находятся на другой стороне завала, — сообщил Уайатт. — Сначала нам нужно будет подняться на гору.

— Ведите нас, — сказал Фостер, слегка поклонившись. На его губах появилась насмешливая улыбка. — Мы готовы следовать за вами.

Уайатт подумал о том, что дай он сейчас сигнал своим людям, и все их ружья будут нацелены на Фостера и его свиту. Эта мысль помогла ему тут же забыть о снисходительном тоне мистера Мэддокса. Поднимаясь на гору, он ни разу не обернулся назад и не посмотрел, следуют ли за ним его подопечные.

Уайатт провел Фостера и его спутников по горе таким образом, чтобы они не наткнулись на залегшего в снегу Уилла и других его людей. Поэтому их маршрут оказался куда длиннее и извилистее, чем мог бы быть. Добравшись до другого конца завала, они обнаружили, что шахтеры снова приступили к расчистке снега. Люди работали быстро и слаженно.

Увидев Уайатта и четверых его спутников, шахтеры не выказали ни малейшего удивления. Они сразу догадались, что происходит и как себя следует вести. Когда Уайатт спросил у них лошадей, шахтеры тут же отрядили им животных, не задав ни одного лишнего вопроса.

Им потребовалось некоторое время, чтобы оседлать лошадей. Труднее всех это далось мистеру Доуверу, который нервничал и суетился. Уайатт еще раз предложил ему остаться, но он и слышать не хотел об этом. Мистер Доувер не мог сделать ничего такого, чего бы не одобрил его хозяин.

Первые пять миль они ехали в полном молчании. Уайатт держался впереди, но время от времени останавливался и поджидал всю группу. Особое внимание он уделял мистеру Доуверу, который все время тащился позади всех и ехал так, что, казалось, того и гляди упадет с лошади. Если бы он позволил Доуверу отстать, то, возможно, бухгалтер обнаружил бы, что за ними следует эскорт из дюжины человек во главе с Уиллом. Этого допустить было никак нельзя.

— Нам всем очень жаль, что ваш дед умер, — сказал Уайатт, поравнявшись с Фостером. — В Рейдсвилле все восхищались им и высоко ценили то, что он сделал для города.

Фостер искоса посмотрел на Уайатта и что-то пробормотал себе под нос. Потом слегка натянул поводья и позволил Уайатту проехать вперед. Он не заметил промелькнувшую на лице Уайатта ухмылку.

Уайатт придержал лошадь и остановился, когда они добрались до тоннеля Хэнкок-Крик. В самом конце тоннеля, там, где уже виднелся просвет, хорошо были видны рельсы, похожие на две серебряные ленты. Средняя же часть тоннеля была погружена во мрак. Уайатт решил, что он не будет включать фонарь, вместо этого он решил завести ни к чему не обязывающий разговор со своими спутниками, чтобы отвлечь их внимание.

Этот трюк удался. Когда они выезжали из тоннеля, Уилл и следовавшие за ним люди как раз подъезжали к тоннелю. Расстояние между двумя группами сократилось до двадцати ярдов. Теперь, развернув Рейдера, Уайатт мог видеть лица Фостера, Доувера и двух вооруженных охранников.

— Давайте немного передохнем, джентльмены. Вытяните свои ноги. — Он осторожно достал «кольт» и нажал на затвор. — Вам придется избавиться от оружия. Не пытайтесь сопротивляться. Если вы не выполните этот приказ, мои люди будут стрелять вам в спины. Это касается и вас, мистер Мэддокс. Так что лучше избавьтесь от своего пистолета, который вы прячете в рукаве пальто.

Уайатт увидел, что Фостер и его люди заколебались, но никто из них не оглянулся назад. Все они безотрывно смотрели на Уайатта.

— Эзра, — крикнул Уайатт, — а ну-ка выстрели! Покажи этим людям, что вы находитесь здесь неподалеку.

Эзра Райли поднял ружье и выстрелил в деревья. Снег хлопьями посыпался на землю, выстрел эхом прокатился по узкому проходу.

50
{"b":"252942","o":1}