ЛитМир - Электронная Библиотека

— Рейд, — медленно проговорила Рейчел. Ей в голову вдруг пришла неожиданная мысль. — Ты Рейд?

Он кивнул и слегка нахмурился.

— Ты слышала о них?

— От мистера Мэддокса. Перед войной они вкладывали свои капиталы в строительство восточной части железной дороги.

— Все правильно. Именно по этой причине мой отец обратился к Клинтону Мэддоксу. Ему нужна была железная дорога, которая соединяла бы Колорадо с остальными частями штата.

— И дорога, которая соединила бы Рейдсвилл с Колорадо. — Она покачала головой, пытаясь осмыслить слова Уайатта. — Даже и представить себе не могу, сколько лет ты и мистер Мэддокс были вовлечены в это предприятие.

— Не я, — сказал Уайатт. — В это были вовлечены все Рейды. Их сотрудничество с мистером Мэддоксом началось со времен строительства первой дороги на востоке.

— Так что же сделал твой отец, что так всех расстроило? Он добывал золото и серебро, основал город, организовал банк, обеспечил жителей Рейдсвилла работой, помог провести сюда железнодорожную ветку. Что же в этом такого, что так огорчило всю семью?

Плечи у Уайатта слегка опустились, его взгляд остановился на кружке, которую он держал в руках.

— Дело в том, что Мэтью Купер так и не вернулся назад.

Только сейчас Рейчел начала осознавать, какая борьба происходила в душе Уайатта.

— Твоя мать жила здесь какое-то время, да?

— Да, она приезжала сюда время от времени и жила здесь. Но не забывай, что в те времена Рейдсвилл очень медленно развивался, тут почти ничего не было, кроме банка. А у нее было пятеро детей и никакой помощи. В мыслях она постоянно возвращалась к прошлой жизни, когда у нее почти не существовало проблем. Она приехала на запад, надеясь, что отец станет управлять банком и займет достойное положение, которое соответствовало бы ее притязаниям. Но вместо этого он продолжал заниматься шахтой и оставался для нее все тем же незнакомцем, каким был и в Бостоне. Отец даже нанял управляющего, чтобы поддерживать банк в надлежащем состоянии.

Не знаю, каким образом они пришли к решению, что мать должна уехать. Все молчали об этом. Отец доехал с нами до Сент-Луиса. Он до последнего момента надеялся, что мать передумает. Но она не передумала. Николас хотел остаться с отцом, но отец отказал ему. Он, конечно, был бы рад, если бы Ник остался с ним, но отец знал, что мать не переживет разлуки с сыном. Отец посадил нас на поезд, и мы уехали.

Уайатт сделал глоток кофе и поставил кружку на стол.

— После отъезда моя мать встретилась с отцом лишь однажды. Это было во время войны, незадолго до гибели Ника в Чикамога. Отец и мать встретились в Нью-Йорке.

— Представляю себе их состояние.

Он фыркнул:

— Мой брат Морган родился девять месяцев спустя.

— В самом деле?

Уайатт улыбнулся:

— Да. Ему сейчас восемнадцать.

— Твой отец видел его?

— Только на фотографиях. Они переписывались.

— А ты? Ты писал?

— Да. Но не так часто, как хотелось бы Моргану. Потому что мне приходилось тщательно обдумывать каждое слово. Он писал, что хочет побывать на западе, но я не поощрял его к этому.

— А если бы он приехал? Твоя мать возложила бы на тебя ответственность за это?

— Думаю, да. — Уайатт на мгновение задумался. — Долгое время Морган был всем в ее жизни. Когда он поедет учиться в Гарвард, она поднимет все семейные связи, перевернет все с ног на голову, начиная от Бикон-Хилла и заканчивая Кембриджем.

— С тобой было тоже так?

— Когда я ходил в школу, нет. Но когда Ник отправился на войну и уехал из Бостона, а я предпринял попытку присоединиться к нему, у меня было такое чувство, что меня опутали сетью.

— Но тебе было лишь двенадцать, Уайатт, и ты собрался на войну. Вполне понятно, почему твоя мать пыталась воспрепятствовать тебе.

— У нее ничего из этого не вышло.

Рейчел встала и собралась убирать со стола.

— Я поступила бы так же, как и твоя мать. Если бы моему ребенку было двенадцать, я бы сделала все возможное, чтобы он остался со мной.

— Хорошая идея, — сказал он, глядя на Рейчел. — Мы собираемся завести себе двенадцатилетнего мальчика, Рейчел?

— Может быть, у нас будут только девочки.

— Тогда я буду волноваться — какой-нибудь парень вроде Джонни Уинслоу будет волочиться за ними.

— Такое может случиться, когда им будет пятнадцать или восемнадцать.

— Если они будут похожи на тебя, то это произойдет гораздо раньше.

Одна бровь Рейчел приподнялась.

— Это лесть?

— Мамаша Битти сказала бы, что это честный разговор.

Рейчел увидела, как вспыхнули его глаза.

— Это коварный, хитрый ход юриста. Думаю, что ты просто хочешь заманить меня в постель.

— Почему ты так плохо обо мне думаешь? Может быть, я просто хочу выполнить третий пункт брачного договора?

Рейчел не сразу догадалась, что имел в виду Уайатт. Но когда она это поняла, на ее лице заиграла улыбка. Совместное владение имуществом. Исполнение супружеского долга. Совместное воспитание детей. Рейчел вытерла руки о полотенце. Повернулась к Уайатту и погрозила ему пальцем.

— Давай сначала выполним вторую часть. Как ты на это смотришь?

Глава 14

— Я собираюсь выпустить вас, мистер Мэддокс. — Уайатт повернул ключ и приоткрыл дверь камеры на несколько дюймов. Уилл Битти отошел в сторону, чтобы освободить проход. — И вас тоже, мистер Доувер. Мне не хотелось держать вас тут всю ночь, но в «Коммодоре», к сожалению, не было свободных номеров.

— А сегодня освободилось сразу два, — сказал Фостер, надевая пиджак и застегивая пуговицы. — Как удобно.

— Для вас. Думаю, вряд ли бы вам захотелось ночевать в публичном доме. Там нет таких удобств, как в гостинице. — Уайатт выпустил пленников из камеры.

Фостер бросил взгляд в сторону соседней камеры, где теперь сидели двое головорезов, которых он нанял в Денвере.

— А что будет с ними?

— Я сейчас займусь ими. Но сначала я должен кое-что предъявить вам и мистеру Доуверу. — Уайатт показал им жестом, что они могут расположиться около печки, и принялся быстро просматривать лежавшие на его столе бумаги. — Вот они. Вы узнаете этих джентльменов? — Он подал два листа бумаги Уиллу, который затем передал их Фостеру Мэддоксу. — Должен вам сказать, что их портреты сильно напоминают те снимки, что висят у меня над столом.

Фостер стал рассматривать два грубых наброска, мистер Доувер бросил взгляд на них через плечо своего хозяина.

— Боюсь, вы перепутали этих преступников с моими людьми. — Он протянул наброски мистеру Доуверу и отошел от него на некоторое расстояние. — Там написано, что их зовут Франклин и Росс. А я нанимал мистера Форда и мистера… — Он замолчал, пытаясь припомнить имя второго головореза. — Как его зовут, Рэндольф?

— Ричардс.

— Ах да, Ричардс.

— Вы наняли угонщиков скота, мистер Мэддокс. Более того, если немного покопаться в их биографиях, то скоро выяснится, что они еще и убийцы.

— Не думаю. Они спокойно разгуливали по Денверу, где я их и нанял.

Услышав, что эти люди были наняты Фостером в Денвере, Уайатт и Уилл переглянулись.

— Они там скрывались от правосудия, — сказал Уайатт. — Где именно вы их нашли? На Блейк-стрит? На Лаример? В каком именно злачном месте? — Увидев, что Фостер отвернулся, Уайатт обратился к мистеру Доуверу: — А вам это известно, мистер Доувер? Вы нашли их в каком-нибудь злачном месте?

— В игорном доме. Клуб «Чейзис крикет». Я не помню название улицы. — Бухгалтер нервно теребил наброски в руках.

Уилл забрал у него рисунки и вернул их на стол.

— Мистеру Форду и мистеру Ричардсу придется немного задержаться у нас. Мы просто хотим все проверить, чтобы не вышло ошибки. А вы можете идти, — сказал Уайатт. — Вам нужно снять номер, переодеться, привести себя в порядок. Сэр Найджел проследит за тем, чтобы вся ваша одежда была выстирана. Вы можете оставаться там до прибытия поезда. Если не будет еще одного бурана, а он не ожидается, то через день, самое большее через два вы сможете уехать. Если вы будете есть в гостинице, вашу еду вам могут приносить в номер. Если же вы предпочтете питаться в другом месте, то вам потребуются деньги. Незнакомцам не отпускают в кредит.

54
{"b":"252942","o":1}