ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы сфотографировали документы, Фостер. Все документы. Вы можете уничтожить их, но это не поможет. Это не имеет значения. И еще я сфотографировала Адель. Все ее синяки. Это тоже свидетельство. Люди узнают правду о вас!

Держа документы в руке, он резко обернулся и бросил на нее осуждающий взгляд.

— Ты лжешь.

Рейчел увидела, как он покачнулся.

— Сядьте! — приказала она. — Вы сейчас упадете. Вы понимаете, что происходит? — Фостер молча смотрел на нее, и Рейчел махнула рукой в сторону окна. — Лавина сошла не сама. Ее взорвали. Мой муж уже здесь. И он вместе со своими людьми. Они пришли за нами. Они пришли за вами.

— Что? — Он нахмурился. — Что ты говоришь? Это невозможно. Нет!..

— Мы больше никуда не едем, — сказала она. — И вы даже не заметили, что никто не пришел вас спасать. — Она слабо улыбнулась. — Вы оказались в ловушке.

С тех пор как поезд остановился, Фостер вдруг в первый раз прислушался к тому, что ему говорили. Вертевшийся в его голове поток мыслей замедлил свои безумные обороты. Он услышал мужские голоса, фырканье лошадей, выстрелы.

— Пожалуйста, Фостер, сядьте. — Рейчел указала ему на диван.

— Это все эликсир? Да? — проговорил он, на мгновение закрыв глаза.

— Что именно, Фостер? Надеюсь, вы не думаете, что эликсир сдвинул лавину?

— Я плохо себя чувствую, и ноги меня не держат.

— Боюсь, что на вас эликсир плохо подействовал.

Он махнул рукой в сторону Розы:

— Но ты тоже пила. Я видел.

— Я здоровая женщина, мистер Мэддокс. — Она вежливо улыбнулась.

Рейчел ждала, что скажет на это Фостер. Его веки опускались, на него наваливался сон. Но Рейчел успела заметить промелькнувшую в его глазах злость. Он хотел броситься на Розу, ударить ее, но лишь пошатнулся и остался стоять на месте.

Рейчел шагнула к Розе и заслонила ее. Когда Фостер двинулся на нее, она толкнула его плечом в грудь. Он качнулся назад, потерял равновесие и выронил бумаги. Посмотрел на них так, будто видел их впервые и не мог понять, как они оказались здесь. Потом он поднял голову и снова бросил взгляд на Розу.

Глядя на Фостера, Рейчел вдруг поняла, что теперь он сконцентрировался на одной-единственной цели. Его глаза пылали гневом, он видел перед собой только лишь один длинный тоннель, в конце которого стояла Роза. Когда Фостер снова кинулся на нее, Рейчел опять преградила ему дорогу. Хотя он не обладал грациозностью горной кошки, он был достаточно силен. Он выбросил вперед руки, его пальцы скользнули по плечу Розы, но Рейчел успела с силой оттолкнуть его, и он начал падать. Падая, он увлек за собой и Рейчел.

Когда Рейчел открыла глаза, она увидела перед собой Уайатта. Он с восхищением смотрел на нее, и на его губах играла улыбка. Уилл уже стоял около Розы, а несчастный мистер Доувер был предоставлен самому себе.

— Он придавил тебя? — спросил Уайатт жену, оттаскивая от Рейчел Фостера Мэддокса. Убрав пистолет в кобуру, он наклонился к ней и положил руку ей на плечо. — Сейчас все будет хорошо. Ты сильно стукнулась головой. Я тебе помогу.

Шериф прислонился лбом к ее лбу.

— О Господи, Рейчел, — прошептал он. — Ты не можешь представить… Ты даже не можешь себе представить… — Он накрыл рот Рейчел своими губами, поцеловал ее со всей страстью, на какую был способен.

Неожиданно Фостер Мэддокс пошевелился. Увидев это, Уайатт ткнул его в спину ботинком. Надавил ногой ему на спину, не обращая внимания на его стоны. Теперь Фостер был пришпилен к полу и уже не мог никому нанести вреда. Рейчел была в безопасности. Она не хотела отходить от Уайатта ни на шаг. Снова на мгновение прижавшись к нему, она поцеловала его в уголок губ.

— Уходи отсюда, — сказал он. — Ты должна выйти из поезда.

Рейчел не могла скрыть своей тревоги. Ее взгляд скользнул по Фостеру, затем снова вернулся к Уайатту.

— Ты не станешь… — прошептала она.

— Иди, — повторил он, на этот раз более твердо. Это был приказ, и она должна была его выполнить. — Роза, выйди вместе с ней.

Роза вздохнула и показала пальцем на Уилла, стоявшего за спиной Уайатта.

Уайатт бросил сердитый взгляд на своего помощника.

— О Господи, Уилл. Сделай же наконец ей предложение или отпусти ее. А сейчас лучше сделай и то, и другое.

Уилл приподнял подбородок и снова посмотрел на Розу. Его щеки мгновенно покрылись густым румянцем.

— Я… я… что ж, Роза. Собственно говоря, я… Уайатт знает, как я к тебе отношусь.

Роза с жалостью посмотрела на него и потрепала его рукой по плечу.

— Я должна уйти, Уилл. У тебя будет немного времени подумать над своим предложением. — Она выскользнула из его объятий. Когда Уилл попытался снова поймать ее, Роза оттолкнула его, обошла Фостера и сказала: — Идем, Рейчел. Теперь мы свободны.

Рейчел понимала, что ее присутствие отвлекало Уайатта от дела, мешало ему действовать так, как было нужно. Она отошла от Уайатта и Фостера и протянула Розе руку.

— Он хотел сжечь их. — Она показала рукой на бумаги, лежащие на полу. — Это документы, имеющие, как я понимаю, отношение к шахте и ветке. Он носился с ними, как собака с костью. Я сказала ему, что мы сфотографировали эти документы, но он мне не поверил. Фостер пытался уничтожить их.

— Он вбил себе в голову, что вы хотите прибрать к рукам все наследство его деда, — сообщил вдруг Рэндольф Доувер, выпрямляясь. Взгляды всех присутствующих устремились к нему. Он все еще прижимал одной рукой носовой платок к виску. — Он думает, что вы его тетя, — проговорил бухгалтер, глядя на Рейчел. — Никто не мог разубедить его в этом.

— Его тетя? — Рейчел не могла поверить в то, что сказал Доувер. — Но значит, он думает, что я…

— …что ты дочь Клинтона Мэддокса, — внес ясность Уайатт.

Бухгалтер закивал:

— Это его мать посеяла в нем такое зерно и потом усердно взращивала его. Похоже, она сама верила в то, что говорила. — Он замолчал, со злостью двигая нижней челюстью вперед и назад. — Его мать и все ее родственники верили этому. Эти мысли отравляли жизнь мистеру Фостеру Мэддоксу. По-другому не скажешь…

Рейчел покачала головой:

— Нет, он не мог так думать. Он обвинял меня в том, что я была любовницей его деда. Он хотел заставить меня… — Она прикусила губу и сложила руки на груди, словно пыталась защититься. По ее телу пробежала дрожь. — Это неправда, — сказала Рейчел. — Мистер Мэддокс не был моим отцом. Я точно это знаю. Он ни намеком никогда не обмолвился… Моя мать никогда бы… Она любила моего отца.

Уайатт шагнул к Рейчел, и Роза отошла от нее на шаг.

— Мистер Доувер знает, что это неправда, — мягко проговорил Уайатт. — И я знаю это. Не нужно нас ни в чем убеждать.

Громко застонав, Фостер Мэддокс перевернулся на спину и прикрыл рукой глаза от льющегося в окно яркого света. Он с трудом шевелил губами:

— Она пытается убедить себя. Так ведь, Рейчел? Всю жизнь ты хотела знать, являешься ли ты дочерью Клинтона Мэддокса или нет. Тот же вопрос мучил и меня.

— Вы, Фостер, ошибаетесь, — возразила Рейчел. — Меня никогда не мучил этот вопрос.

— А меня мучил, — повторил Фостер. — Он послал твоего отца на смерть. И моего отца тоже. Он хотел заполучить твою мать. Хотел заполучить… — Высказав эти бредовые идеи, он обессиленно закрыл глаза.

Рэндольф Доувер стряхнул остатки стекла с дивана и пересел на другой его конец.

— Вы не сможете доказать ему, что он ошибается, — вздохнул бухгалтер. — Два моих предшественника пытались убедить его в том, что он не прав, но из этого ничего не вышло. Он просто уволил их. Он кругом ищет подтверждения своим мыслям. Свидетельства и улики. Поэтому он разрушает все вокруг. Адвокаты не могут урезонить его. Вы все время отказывались сопровождать его на светских раутах, и он решил, что вы делаете это потому, что вы его тетя.

Рейчел покраснела, но по сравнению с мистером Доувером она казалась бледной. Его взгляд по-прежнему был устремлен в пол. Потом бухгалтер кашлянул, чтобы прочистить горло, и быстро-быстро заговорил. Казалось, каждое слово вызывает у него отвращение.

69
{"b":"252942","o":1}