ЛитМир - Электронная Библиотека

— Аврора замыслила весьма утонченную месть. Боюсь, Тратерну придется худо, — вспомнил Валериан, Когда он закончил свой рассказ, граф хохотал до слез:

— Что за прекрасный способ навсегда избавиться от этой гнусной самодовольной жабы! Клянусь Юпитером, мы сделаем это, Хоксуорт! Я знаю не очень разборчивого священника, которого, однако, еще не лишили сана. Именно он и обвенчает голубков! Я дам вам его адрес, поскольку сам, как ближайший советник короля, не могу быть замешан в таких делах.

— Придется хорошенько подпоить Тратерна, — озабоченно заметил герцог. — Захочет ли ваш священник проводить церемонию при подобных обстоятельствах?

— Золотая монета и бутылка виски иногда творят чудеса, — ухмыльнулся граф.

Неожиданно раздался щелчок, и деревянная панель отъехала в сторону, открывая темный лаз. В комнате появился человек. Одет он был достаточно прилично, но черты лица оказались столь невыразительными, что герцог вряд ли узнал бы его при повторной встрече. Незнакомец поклонился и хрипло сказал:

— Добрый вечер, ваше лордство. Я сыскал то, что вам нужно.

— Здравствуйте, мистер Уиггамс. Позвольте представить вам моего друга. Валериана Хоксуорта, герцога Фарминстер. Хотите виски?

— Еще бы! Спасибочки, ваша светлость, — обрадовался Уиггамс, жадно припав к бокалу. — Уж кому, как не мне, знать: лучшего во всей Англии не водится. Даже у короля такого нет!

И с удовольствием причмокнув, отставил бокал.

— Вы правы, мистер Уиггамс, — польщенно улыбнулся граф. — Итак, чем порадуете?

— Девчонку прозывают Мерри Мейбел. Уж больно нос задирает, доложу я вам. Не желает работать ни на сводника, ни на мадам какую. И на панель не выходит. Живет в двух комнатушках на Таннерс-эли, около реки. Какой-то молодой лорд привез ее из деревни несколько лет назад, а когда бросил, девчонка, не будь глупа, быстро спроворила себе другого покровителя. Говорят, она не мотовка и копит денежки на собственный дом, где сможет развлекать джентльменов без посторонних глаз. Кроме того, она продает цветы в театре и пользуется этим, чтобы подцепить на крючок клиента повыгоднее.

— А где именно она обитает? — осведомился граф.

— Третье здание по левой стороне. Второй этаж, окнами на реку. Черного хода нет.

— Девушка должна быть здесь не позже чем через час, мистер Уиггамс. Надеюсь, вы сумеете проделать все без лишнего шума? — осведомился граф.

— Как всегда, ваша милость, — уверенно заявил тот и, не попрощавшись, исчез за потайной дверью.

— Остается ждать, — развел руками граф. — Не хотите сыграть в карты, Хоксуорт, чтобы скоротать время?

Ровно через час панель снова отошла в сторону. В комнате появился мистер Уиггамс, тащивший за собой молодую женщину. В отличие от Авроры, едва доходившей мужу до плеча, незнакомка оказалась довольно высокой, зато цвет волос у обеих был почти одинаковый, так что в соответствующем платье девица вполне могла сойти за герцогиню Фарминстер. Природа наградила ее красивыми, но не слишком пышными формами. В янтарного цвета глазах, поспешно оглядевших комнату, светился живой ум.

— Пожалуйста, подождите, мистер Уиггамс, — велел граф и обернулся к девушке:

— Итак, мисс Мейбел, вам следует знать, что я — человек куда более влиятельный и могущественный, чем тот джентльмен, по просьбе которого вы устроили вчерашнее представление в клубе «Бримстоун». Прошу быть с нами откровенной, и в этом случае вам не только ничто не грозит, но кто знает, вдруг герцог захочет проявить свою обычную щедрость. Надеюсь, вам понятно? Не бойтесь говорить правду.

— Да, милорд, — прошептала Мейбел.

— Вам известно имя вчерашнего нанимателя?

— Лорд Тратерн, милорд.

— Он сказал, зачем ему это понадобилось?

— Дескать, хотел разыграть свою приятельницу. Тогда мне это показалось странным, но он не просил ничего такого, чего я не делала раньше, и обещал две золотые кроны. Но отдал только одну и сказал, что будет мне должен. Какая наглость! Я никому не даю в кредит! — возмущенно воскликнула Мейбел. — Иначе давно бы уже очутилась на улице.

Валериан проглотил смешок, и, судя по лицу графа, тот тоже едва сдерживался. Подумать только, шлюха с принципами!

— Лорд Тратерн принес вам платье? — продолжал граф.

— О да! — восторженно охнула Мейбел. — Жаль, правда, что заставил меня пустить его с молотка! Красивее я ничего в жизни не носила! Прикажи он мне раздеться просто так, сразу послушалась бы, чтобы сохранить наряд!

— Вы кого-нибудь еще узнали, кроме лорда Тратерна? — допытывался Джон Стюарт.

— Двоих, но я с ними не заговаривала, лишь мило поблагодарила, как велел лорд Тратерн.

— Их имена?

— Лорд Шелли и сэр Роджер Эндрюс, и еще там был лорд Болтон, я его раньше как-то видела, но нас не знакомили.

— Надеюсь, Шелли и Эндрюс поняли, кто перед ними?

— Должно быть, сэр Роджер что-то заподозрил: недаром смотрел на меня во все глаза. Мне даже не по себе стало, — покачала головой Мейбел.

— Садитесь, мистрисс Мейбел, — предложил граф. — Мистер Уиггамс, вы знаете сэра Роджера Эндрюса?

— Конечно, милорд! Время от времени ссужаю его денежками. Правда, он всегда отдает долги. Настоящий джентльмен, уж это точно.

— Приведите его! — приказал граф, и мистер Уиггамс мгновенно скрылся. — Не хотите что-нибудь выпить, мистрисс Мейбел?

— Не мешало бы горло промочить, — кивнула женщина.

— Виски или шерри?

— Виски, сэр.

— А вы. Валериан?

— Пожалуй, не стоит.

Граф, как вежливый хозяин, налил виски Мейбел и себе, и все молча стали ожидать прихода сэра Роджера. Исполнительный мистер Уиггамс не подкачал и на этот раз. Увидев собравшихся, молодой аристократ ошеломленно вытаращил глаза, но, тут же опомнившись, учтиво поклонился. Взгляд его упал на Мейбел.

— Значит, это были вы прошлой ночью! Я так и думал! А Тратерн, этот гнусный лжец, настаивал, что уговорил герцогиню Фар… прошу прощения, милорд! Я не хотел оскорбить вас!

— Именно поэтому мы здесь, Эндрюс, — пояснил граф. — На карту поставлены честь дамы и доброе имя ее семьи. Вы уверены, что Тратерн привел другую женщину под видом герцогини?

— Более чем! Сначала я поверил ему, потом засомневался и лишь утром сообразил, что эта была Мейбел! Ни одна другая женщина не пользуется духами с запахом фиалок, а кроме того, у нее есть особая примета — родинка в виде сердечка на левой груди, как раз над соском. Во всем мире такой больше не сыщешь!

— Как по-вашему, Эндрюс, остальные тоже узнали Мейбел? — поинтересовался граф, г — Во всяком случае, лорд Шелли твердил, что это не герцогиня. Вроде бы у леди Хоксуорт волосы иного оттенка, да и духи совсем не такие пряные. Шелли еще говорил, что несколько раз танцевал с герцогиней на балах и может поклясться, что глаза у нее голубые, а не карие. Правда, мы так и не поняли, что за игру затеял Тратерн, зато повеселились на славу! Мейбел кокетливо хихикнула:

— Почему бы вам не навестить меня, сэр Роджер? Таннерс-эли, дом три, второй этаж. Молодой человек широко улыбнулся.

— Надеюсь, вы подпишете свои показания? — спокойно осведомился граф. — А вы, мистрисс Мейбел? Если мы изложим ваш рассказ на бумаге, согласитесь поставить крестик?

— Я умею писать свое имя! — гордо объявила девушка.

— Превосходно, дорогая, — развеселился граф и дернул за шнур сонетки. Через минуту в комнату вошел секретарь. — Франклин, — попросил граф, — пожалуйста, принесите письменные принадлежности и запишите показания этих людей.

Сэр Эндрюс и Мейбел прочли документы и беспрекословно подписали. Мистер Уиггамс отправился за лордом Шелли и сэром Болтоном. Сэра Роджера и девушку усадили в дальнем, тускло освещенном конце гостиной. Первым прибыл лорд Шелли, которого мистер Уиггамс перехватил в парке. Очередному свидетелю хватило одного взгляда, чтобы понять, зачем он потребовался графу Бьют.

— Насколько я понимаю, речь идет о вчерашнем вечере, — заметил он, отвешивая общий поклон.

Граф кивнул.

67
{"b":"25295","o":1}