ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он нащупал в кармане коробку с ампулами. Куда их деть? Может быть, лучше разбить? Он вынул ампулки, но тут же снова спрятал в карман и пошел в комнату к Маше.

— Мы сейчас уезжаем, Маша, — сказал он.

— Зачем?

— Так приказано. Я помогу тебе собраться.

Она стояла, опустив руки. Ильин начал складывать вещи.

— Надень это. — Он подал девушке костюм.

Маша послушно переоделась. Тогда Ильин вынул коробочку, выложил половину ампул в свой карман, а коробочку с оставшимися ампулами спрятал в карман Машиного костюма.

— Коробочку видишь? Я кладу ее вот сюда, в этот карманчик, — сказал он ей. — Береги.

Аркадий Павлович считал, что так будет надежнее.

Маша равнодушно откликнулась:

— Клади. Буду беречь.

Ильин не успел выйти из комнаты, как открылась дверь и вошел Габеманн.

— Вы здесь? — удивился он.

Его глаза быстро пробежали по лицу Ильина, скользнули по девушке. «Интересно», — подумал он и произнес:

— Прошу вас побыстрее уложить приборы. Вас там ждут помощники.

Ильин не ответил ему. Он был слишком озабочен. В этой спешке, в этом бегстве разве долго забыть что-нибудь очень важное. Надо действительно самому заняться лабораторией. Поросенок… Выходит, что его поступок обернулся против него самого. Это хорошо, что поднялся шум. Но переезд… Вот об этом он тогда не подумал.

В темноте ранней ночи бесшумно открылись ворота виллы, из них выехали грузовики и, не включая фар, помчались, все ускоряя ход, по шоссе дальше от города, огни которого образовали огромное зарево на южной стороне горизонта.

Эвакуация «Лаборатории биологических препаратов» закончилась в срок, назначенный Кирхенблюмом.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Ажиотаж вокруг Найденыша. Похищение зеленого поросенка. Статья доктора Фихтера. Биглеру вторично не повезло. Смерть Фихтера.

Статьи в газетах о загадочном Найденыше следовали одна за другой. Общественное мнение требовало новых и новых данных.

Авторами статей являлись уже не только досужие репортеры, но и маститые ученые с именем. Версия о живом существе, способном к прямому синтезу солнечной энергии, нашла несколько приверженцев и в то же время, как и подобает любой гипотезе, приобрела столько же, если не больше, противников.

Со страниц газет известие о зеленом существе перешло на страницы научных журналов. Там сразу же начался спор. Он вовлек в свою орбиту ученых из других стран и сделался на какое-то время буквально всеобщим, затмив сообщения о катастрофе на угольных шахтах Бельгии, и очередное дело об атомном шпионаже, и сенсационное открытие, связанное с находкой в водах Индийского океана кистеперой рыбы, жившей на Земле триста миллионов лет назад.

Все зеленые по цвету представители мира насекомых и пресмыкающихся подверглись массовому анализу и строгому исследованию на столах физиологических лабораторий. С особой страстью споры возобновились вокруг вопроса, является ли зеленый пигмент у гусениц, некоторых земноводных и гадов близким к хлорофиллу. Ученые доказывали каждый свою точку зрения со страстностью, часто переходящей в форму язвительную и оскорбительную для противника.

Научная перепалка продолжалась довольно долго. Она велась в форме отвлеченных, абстрактных суждений. Удивительно, как большие ученые, натренировавшиеся в спорах и логических рассуждениях, не додумались до простой вещи: исследовать не лягушек, не гусениц и не земноводных, а самого виновника кутерьмы — поросенка Найденыша, который ничего не знал о шуме, бушевавшем на обоих полушариях планеты, жил себе по-прежнему покойно и привольно, принимал солнечные ванны и рос да рос.

Наконец кому-то пришла в голову эта простая мысль. Но было уже поздно.

История с Найденышем закончилась весьма прозаически.

Часов в одиннадцать вечера к ферме Биглера подъехал «мерседес-бенц» — сверкающая лаком и хромированной сталью дорогая машина. Из нее не торопясь вышел высокий худой господин в дымчатых очках и шляпе, с несколько излишне загнутыми на лоб полями, отчего лицо его оставалось в тени.

— Чем могу служить? — вежливо спросил фермер, уже привыкший за эти шумные дни к приему всяких ученых персон.

— Я хочу купить вашего зеленого поросенка, — просто ответил приезжий. — Он мне нужен для экспериментальной работы. Сколько вы за него хотите?

Биглер пожал плечами. Хитрый крестьянин тут же сообразил, что из этого предложения можно сделать бизнес. Боясь прогадать, фермер не спешил с ответом.

— Прошу вас в дом, господин, как вас, простите?…

Но приезжий не счел нужным называть свою фамилию.

— Не тяните, Биглер. У меня мало времени. Сколько?

Герр Биглер понял, что имеет дело с человеком деловым и решительным. Почти зажмурившись- от страха за свою смелость, он выпалил:

— Двадцать пять тысяч марок.

Приезжий только хмыкнул в ответ.

Биглер пролепетал, оправдываясь:

— Мне уже давали пятнадцать тысяч.

— Дурачье! За паршивого поросенка, в котором только и радости, что какой-то там цвет… Ну вот что, получайте шестьсот марок и давайте своего гибрида.

Фермер выпрямился, на лице его появилась наглая решимость.

— Двадцать пять тысяч, уважаемый, и только двадцать пять.

Господин в шляпе обернулся назад. Тотчас же из машины вышли еще двое. И не успел Биглер моргнуть, как получил от одного из них такой удар в подбородок, что тут же сел на ступеньки крыльца и забыл на какое-то время о нашем дивном мире. Очнулся он с тряпкой во рту и связанными руками и ногами. Около него стоял приезжий господин и выразительно играл пистолетом, подбрасывая его на ладони.

Биглер тоскливо вздохнул и опять зажмурился. Приоткрыв глаз, фермер заметил, как мимо него прошли два человека. Один из них нес мешок с Найденышем.

Господин сказал:

— Минуты через три можете помычать, герр Биглер. Вас услышат в доме и развяжут. Но не раньше. Я бью из пистолета без промаха на семьдесят метров, пять лет практиковался в этом спорте на войне. И, пожалуйста, забудьте о нас. Желаю здоровья!

«Мерседес-бенц» заворчал, рванулся и скрылся. Герр Биглер полежал еще немного и начал языком выталкивать изо рта тряпку и мычать. И тут же из дома выскочил проворный Курт, испуганно вскрикнул и бросился обратно.

Когда хозяина развязали, ввели в дом и влили ему в рот полстакана мятной настойки, Биглер засопел и вдруг захныкал как маленький:

— Старый я дурак! Надо было брать шестьсот марок. А теперь ни денег, ни Найденыша…

Соседи были крайне удивлены, узнав о случившемся. Это был, пожалуй, единственный случай, когда толстому, неуклюжему фермеру не повезло.

Зеленый поросенок исчез. Шум, поднятый в печати из-за этого чуда с изумрудно-зелеными глазами, стал понемногу утихать, а через несколько дней если кто и вспоминал о зеленом животном, то не иначе, как с юмористическим оттенком, как об анекдоте, раздутом бессовестными журналистами.

Новый, неимоверный по силе взрыв сенсации последовал однажды после шести часов вечера, когда в Мюнхене вышла все та же газета «Зюддейче цейтунг». Говорят, что тираж ее разошелся самое большее за три часа. Типография срочно начала печатать вторые двести тысяч. Виной тому была статья доктора Фихтера, директора заповедника где-то в верховьях Дуная.

Чтобы не допустить ни малейшей неточности, нам придется воспроизвести здесь целиком этот небольшой документ, который потряс людей во всех странах мира.

В статье говорилось следующее:

«Я с интересом и любопытством прочитал в газете «Зюддейче цейтунг» статью о появлении странного зеленого поросенка на ферме господина Биглера. Ажиотаж и споры, разгоревшиеся вокруг этого животного, к сожалению, ничего не дали, они увели ученых в сторону от главного события. Читателям газеты стало известно, что зеленый поросенок похищен с фермы герра Биглера и бесследно исчез. Кто-то оказался заинтересованным в том, чтобы этот феномен природы не был полностью разгадан, а мир не воспользовался открытием, которое может сделать переворот в науке и дать человечеству неизмеримые блага, значение которых равно, на мой взгляд, открытиям в области атомного ядра.

37
{"b":"252951","o":1}