ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все чаще попадались на пути огромные наплывы черно-бурой лавы — ноздреватые, замшелые. Будто некий великан, а может сам бог Вишну, замесил где-то там, наверху, тесто, а оно так бурно поднялось, вспухло, что расползлось во все стороны.

Карабкались, подавали друг другу руки или куски лиан и наконец оказались как бы на плоскогорье. Огляделись по сторонам — и сквозь чащу зелени увидели внизу воду. Не равнина тут была, а впадина с озером. А настоящая гора торчала еще дальше за озером. Самая маковка ее была не зеленой, а буро-синей, затянутой пеленой тумана или дыма. В одном месте среди зарослей белел, пенился водопадик. Но до него, видимо, было далеко, так как шум воды сюда не долетал.

— На ту гору не полезем, мы же не сумасшедшие… — каким-то равнодушным голосом сказал Амара. Чувствовалось, что он потерял уже всякую надежду что-либо отыскать здесь.

— Так давай хоть озеро обойдем, спустимся к воде, — предложил Янг.

— Кальдера называется… На месте этого озера было когда-то жерло вулкана, — сказал Амара. — Удивительно, правда? Не на самой макушке, а сбоку.

— Не выдумывай, — не поверил Янг. — Я на картинке видел вулкан, там из вершины горы поднимается дым, огонь и камни летят.

— Был, говорю, вулкан, да потух. А теперь в кратере вода и лес.

— А может быть извержение снова?

— Может. А когда — никто не знает… Спустимся ниже.

Янг лез за Амарой, стараясь повторять все его движения, хотя порой трудно было дотянуться до тех веток и тех выступов, какими тот пользовался.

— Вода!.. Холодная… И чистая, а казалось сначала, что черная.

Парни повисли, одной рукой держась за ветви, а другой зачерпывая воду, и пили, смаковали, никак не могли напиться. Вода вкусная, только немного чем-то припахивает, будто бы испорченным яйцом. Янг успел проголодаться за это время, и теперь в самый раз было бы снова подкрепиться. Но Амара даже не заикнулся про еду.

— Пошли, пошли дальше…

Легко Амаре подгонять: «Пошли…» Если бы Янг был такого роста и таким сильным, и он бы так ловко прыгал, карабкался, лез, продирался вперед, зависал на руках, раскачивался, чтобы сигануть с выступа на выступ.

Потом метров сто шли берегом озера, вдоль самой воды вела узкая отмель из серо-бурого гравия, гальки, кусочков вулканического синеватого пепла, окаменевшего от давности, а над головой нависали каменистые глыбы. Слышался уже шум воды, но это был не тот водопадик, который виднелся издалека среди скал и зелени. И ручей был меньше, и вода тут скакала с камня на камень, как по ступенькам. Возле устья и берега ручья и берег озера, даже отмель были разрыты, перекопаны. Кучи песка, гравия были примяты, истоптаны человеческими ногами, следы были и от босых ног, и от грубых ботинок и сапог.

— Кто-то рылся тут, как свинья, — будто про себя сказал Амара. Что-то ему не понравилось, что-то тревожило. Он огляделся, но что-нибудь увидеть дальше по берегу и вокруг было невозможно из-за скал, деревьев и кустов. — Что он тут искал? — Амара присел, поводил рукой по песку, покопался в нем.

Янг тоже пощупал, потер песок, вглядываясь в крупинки и камешки.

— Может, какие-нибудь самоцветы драгоценные, — сказал он.

— Давай немного поднимемся в гору. — Амара почти на корточках начал карабкаться по воде, по камням, Янг — за ним, и скоро они вымокли с ног до головы. Когда таким путем поднялись на плоскогорье, то увидели, что ручей тут более спокойный и широкий. Всюду на берегу песок насыпан бугорками, даже в воде, видно было, камни сдвинуты со своего места. Прошли еще немного туда, где ручей разделялся скалой на два рукава. Перешли через первый ручей, обогнули скалу, поплелись вниз по левому берегу более широкого протока, который все больше забирал вправо. Следы неизвестных искателей или исследователей замечались и тут: то в воде на мелком, то на самом берегу серели кучки гравия и песка, камешков, будто кто-то разделил зачерпнутую со дна мелочь по величине. Следы и тут были двоякие — от грубого сапога или ботинка и от босых ног. Значит, искатель был не один?

Из-за небольшого поворота ударил в уши шум водопада. Перед самым водопадом течение ручья было бурное и стремительное. Амара и Янг не решались заходить в воду, чтоб не сбила с ног и не покатила по камням вниз. Пошли и дальше по левому берегу. Скалы тут почти вдавались в озеро, а водопад остался сзади и немного справа. На самом обрыве присели, очарованные красотой пейзажа.

Отсюда можно было оглядеть добрую половину озера. Там, где его освещало солнце, вода казалась светло-голубой, немного даже зеленоватой, а где была тень — темно-зеленой и фиолетовой. Дальнюю часть озера скрывал похожий на сдвоенную пышную лепешку заросший кустами островок. Внизу, под ногами ребят, раскинулась бухточка, почти вся лежащая в тени. Бухту окаймлял низкий, густо засыпанный камнями берег. Бело-сизые космы водопада (оттуда на ребят сеялись брызги холодной мжички) обрушивались на эту естественную мостовую, терялись среди камней, оставляя на их боках и лысинах комья белоснежной пены. И всюду вдоль бухты, где можно было зачерпнуть из ручья или на берегу песок или гравий, были насыпаны холмы или холмики, многие камни были сдвинуты с места.

Янг хотел уже искать спуск вниз и первым скатиться на берег бухточки, как вдруг Амара схватил его за плечо: «Прячься!»

Почти из-за такого же выступа скалы справа от бухточки плыл под поверхностью воды человек в черном гидрокостюме с желтой полоской на боку. Руками не работал, руки были чем-то заняты, перебирал только ногами в ластах. Вот над водою показалась половина блестевшего черного шара — головы пловца, высунулась трубка. Из трубки хлестнул фонтанчик воды… Пловец повернул к берегу, голову поднял из воды больше, но лица нельзя было разглядеть — оно было закрыто стеклом маски. Вот пловец уже достал ногами дно, поднялся, тяжелый свой груз взял в одну руку, изогнувшись в другую сторону, чтоб уравновесить тяжесть. Держал под рукою словно бы обрезок какого-то бака с зачерпнутым на дне озера песком. Должно быть, в дне металлического бака были сделаны дырочки, ибо снизу многочисленными струйками текла вода. Неизвестный сорвал маску и трубку, положил на свое металлическое решето, взялся за него обеими руками, прижимая к животу.

— Пит! — озабоченно прокричал он, поворачиваясь то в одну, то в другую сторону. — Пит!

Тот, кого звали, не откликался, его нигде не было видно.

— А что! Я так и думал: не один человек тут рылся, — зашептал Амара. — И не один день.

Незнакомец вышел на берег, поставил свое решето, содрал с ног ласты и утомленно присел на камень.

— Что будем делать? Может, спустимся и спросим, что они ищут? — предложил Янг.

— Тс-с-с… Гляди! — показал Амара влево.

Из-под навеса скал, уже с их стороны, выплыл на небольшой резиновой лодке, подгребая короткой и широкой лопаточкой, еще один незнакомец. Он был в полосатых, как американский флаг, трусах и пляжной белой шапочке с прозрачно-синим длинным козырьком. Может быть, он плыл от того ручья, где только что щупали руками песок и они сами? Как же они не заметили этого лодочника, а он — их?

Лодка надвинулась днищем на берег. Лодочник вынес бордовое пластмассовое ведро с песком и мелкое, но длинное пластмассовое корытце с выломанным с узкой стороны бортом. Поставили корытце чуть-чуть наклонно, насыпали на него песок и стали поливать водою. Топтались на корточках, щупали и, наверное, ничего хорошего не вымыли, не нашли, потому что тот, в шапочке, вдруг со злостью швырнул ведро. А другой, в гидрокостюме, что-то сказал, и они заспорили, показывая в разные стороны руками и даже на остров.

— О чем они? — прошептал Янг.

— А ты разве не понимаешь по-английски?

— Плохо. Матрос Дуку немного подучил, но…

— И я — плохо. Что-то о золоте говорят.

— Ама-а-ара?! — выдохнул взволнованно Янг. — Они ищут золото? А что, если и нам попробовать? Вдруг да повезет!

— Не надейся. Никогда никто ни тут, ни на Биргусе не говорил, что на Горном есть золото. Если б кто-нибудь нашел его, знаешь, что тут началось бы? Конец света!

15
{"b":"252952","o":1}