ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты уже все сделал? — спросил Радж, сбрасывая акваланг на скамью возле зелени. Таких скамеек было три, каждая скрывалась под навесом магнолий, в солнцепек тут было уютно.

— Еще дельфинов докормить надо и «резиденцию» Судира убрать. Большим господином стал, требует, чтоб я каждый день у него вытирал пыль, как в кабинете Крафта… Закрылся с каким-то американцем или англичанином. Рюмки звенели…

— Ого! На него это не похоже.

— Я подметал под вышкою, так прогнал. То ли чтоб не пылил, то ли чтоб не подслушал ничего… Ага, чуть не забыл: про тебя земляк спрашивал. Сошел с трибуны, должно быть, смотрел представление. Не понравился он мне: глазки бегают, как у вора, головою вертит.

— Пуол?!

— Не назвал себя, а мое имя спросил. Все интересовался, кто тут работает, кого как зовут. Спрашивал, по сколько теннисок мы имеем с эмблемою, можно ли где-нибудь купить.

— Интересовался теннисками?! Вот оно что… И кто бы мог подумать!.. Неужели он… — удивился вслух.

— Ты о чем? — в глазах Гуго отразилось недоумение, даже испуг.

— Ничего, ничего… Это я, наверное, устал сегодня. Еле выгнал туристов на берег. Воздух кончается, а им все мало: еще это, еще то, еще вот сюда… — Радж расстегнул на груди «молнию», распахнул рубашку-камзол, вытянул руки: — Помоги снять.

Гуго стягивал камзол, рукава закатывались, выворачивались наверх желтым.

— Никак не представляю, как костюм помогает под водой. В него же все равно набирается вода.

— Немного набирается. Но та, что набирается, нагревается от тела, а свежая почти не поступает. Совсем без костюма окоченеешь, — сказал Радж.

— Чем ты моешь внутри? Я так порошком… Может, помочь тебе?

— Я сам… Ты акваланги только разбери. Не говорил земляк этот — придет еще?

— Не говорил. Наверно, придет.

Гуго разобрал на скамье акваланги, разложил части.

— Ну, спасибо, братец, — Раджу хотелось побыть одному, подумать обо всем. Но Гуго не уходил.

— Знаешь… — приглушил он голос до шепота. — Я немного слышал, о чем Судир с тем говорил. Про дельфинов говорили… Но по-английски, так я мало понял. Гость что-то назовет, какую-то цифру, а Судир: «Ноу, ноу, ноу…» — и свою цифру называет. Торговались о чем-то… А еще, знаешь, откуда хорошо слышно, что в резиденции делается? Из душевой, оттуда, где шкафчики стоят.

Радж успел сказать: «Инте-ересно!..» — и увидел, что с той стороны к бассейну подходят Малу и Пуол, у землячка в руках какой-то газетный сверток. Гуго прошептал: «Тот самый…» — и пошел к дельфинам — докармливать.

Радж отстегнул с правой голени ножны с крисом, начал быстро скатывать с себя штаны, присел на скамью. Пока Малу и Пуол перебирались через горбатый мостик, он стоял уже в одних плавках. Малу поднял руку, приветствуя Раджа, и повернул к Гуго.

— Здоров был, друг мой! — словно бы обрадовался Раджу Пуол, протягивая руку.

— Здравствуй, — сдержанно подал руку и Радж, проницательно заглянув ему в глаза. Пуол сразу отвел взгляд, посмотрел на Гуго. И снова повернулся к Раджу, сделал приветливое выражение лица:

— Хорошо у тебя тут. Работка по блату!

— А что ты понимаешь в моей работе, что знаешь о ней? Ничего… Так с выводами не спеши.

— По блату, по блату… Мне бы такую работку! Ты бы закинул за меня словечко перед мистером… мистером… как его…

— Крафтом… Нечего закидывать, брать он никого не собирается. Говори сразу, чего хочешь, а то у меня еще много работы.

— Перестань морщиться, как сушеная копра… А может, у тебя зубы болят? Забыл разве, что мы друзьями были?

— Не криви душой. Никогда мы друзьями не были.

— А я к тебе со всей душой… Всегда! Нам и теперь надо держаться друг друга. Хоть и не на Биргусе мы, пораскидало нас, как ветром… Давай зайдем куда-нибудь, посидим, поговорим про житье-бытье.

— Разбогател?

— Г-гы… И плохой кузнец может выковать хорошую вещь, — он развернул газету и похлопал бумажником по ладони. — Для друга мне ничего не жалко.

— На краденые я не привык.

— Фу, слова у тебя какие-то… Просто помог одному толстосуму потратить деньги. Тут у вас такие возможности — у-у-у!.. Так и ты помоги мне от этих денег избавиться, а то у одного силы не хватит.

— Мягкая у тебя циновка, а спать — бока намнешь, — Радж не верил в его добрые намерения. — Садись, — показал он на скамью, — и жди. Мне надо еще помыть костюмы, повесить сушить. — Радж пошел со своим гидрокостюмом в душевую. Уже из душевой в дверное окошко увидел, как Пуол тут же кинулся к ножнам с кинжалом. «Аг-га…» — бормотнул Радж. А Пуол вытянул кинжал, взвесил в руке, полюбовался лезвием и, с лязгом загнав на место, осторожно положил на скамью, сел рядом, нога на ногу, раскинул руки по спинке, задрав подбородок вверх…

Радж отступил, пропуская австралийцев, которые уже сполоснулись и переоделись: «Пожалуйста! Не стоит благодарности! Надумаете, приходите опять — будем рады!» — проговорил он на прощание.

Пуол нетерпеливо вертелся на месте. Время от времени Радж подходил к двери поглядеть, как он себя ведет. И видел, что нервы у земляка на взводе: то стукает пальцами по спинке скамьи, то дрыгает ногой, то похаживает возле скамьи: три шага в одну сторону, три — в другую. Радж прокричал из-за двери: «Ну вот, кончаю!»

Радж вышел, костюмы раскинул по кустам. Части механизмов и баллоны перенес в свою кладовку, разложил на полках сохнуть, сменил плавки, надел праздничные штаны. Хотел и рубашку надеть праздничную, все-таки придется идти в ресторан или бар, но вдруг усмехнулся про себя и натянул на плечи старенькую тенниску с эмблемой дельфинария. Тенниска застряла немного на спине, скаталась, вывернулась изнанка с вылинявшими буквами «R.S.». Так и пошел с сандалетами в руках к Пуолу.

— Обтяни! — повернулся к нему спиной.

— Ага… Сейчас… — Пуол дрожащими руками задергал низ тенниски. Радж усмехнулся и пошел в душ ополоснуть от песка ноги, обуться. На Пуола будто и не глядел, но краем глаза видел, как вытянулось и посерело его лицо.

В дверную щель из душевой еще раз взглянул на Пуола. Земляк то садился, то вскакивал на ноги, потом сел, вытер рукою лоб, вздохнул полной грудью — и раз, и другой, будто задыхался.

«Вот ты и раскрылся, голубчик… Теперь я знаю, что ты за птица…» Но из душевой Радж вышел спокойно, нарочно подошел к лавке: «Ах, забыл!» — забрал ножны с крисом, отнес в кладовку. Вышел, запер дверь на замок.

— Я к вашим услугам, сэр! — и бросил в карман ключ.

3

Они шли рядом. На улице толпилось много народу, было любимое курортниками время вечернего моциона, самый разгар работы ночных торговцев. Поэтому идти рядом было трудно, часто прохожие разъединяли их, словно клиньями, в разные стороны. Ни Раджу, ни Пуолу не хотелось оказаться позади или впереди. Пуол оживленно размахивал руками. Оба были неестественно возбуждены, и никто бы не мог подумать, что это шли уже два смертельных врага. Поединок между ними мог вспыхнуть каждое мгновение, и только он мог положить конец охватившему их напряжению.

Пуол говорил и говорил и жестикулировал так, будто отмахивался от москитов, либо показывал кому-то дорогу, или расталкивал людей в стороны. И все для того, чтобы приглушить бдительность Раджа, чтоб тот расслабился, отбросил свои подозрения.

А Радж уже успокоился, был в полной готовности нанести молниеносный удар любым способом — ногою, кулаком, ребром ладони, локтем, головой. Следил краем глаза за Пуолом: кажется, в его карманах ничего нет, большой бумажник несет завернутым в рваную газету. А хоть бы и было что, Радж уверен — с Пуолом справится. «Разве только яду какого-либо сыпанет в питье… Придется быть настороже, от стола не отпускать. Место, где сядем, выберу сам. Может, даже в «Летучую рыбу» заведу… Будем сидеть, а тут вдруг Амара: «Здоровы были!» Вот Пуол закрутится…»

Сзади послышался свист, гиканье. Оглянулись: посреди улицы мчались двое рикш, у одного коляска двухколесная с оглобельками, у другого трехколесная с педалями. В той и другой коляске качались, размахивая бутылками, солдаты-янки. Тот рикша, что бежал в оглобельках, был в длинных трусах и сандалетах, другой — в белых брюках, он крутил педали стоя, босиком, почти лежа на руле. Американцы вскакивали и падали на сиденье задирая ноги, снова вскакивали, криком и свистом подбадривая своих «коней», и сами гоготали, как мустанги в прериях… «Быстрей! Дохляк, быстрей! Приз! Премия победителю!..»

40
{"b":"252952","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка из моря
Командарм
Присвоенная
Европа в эпоху Средневековья. Десять столетий от падения Рима до религиозных войн. 500—1500 гг.
Дикие цветы
Монстр
Эмоционально-образная терапия каждый день
Демоны сновидений
Нэнси Дрю и гонка со временем