ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они плывут рядом к северному, правому краю бассейна, где ныряют, кружат, шумно отдуваются дельфины. Что там делается на дне? Янга разбирает любопытство, он хочет подглядеть за Судиром.

Впереди в глубине видны расплывчатые длинные беспокойные тени дельфинов. С каждым гребком руки они становятся яснее, вон и Судир в черном костюме с желтыми баллонами за спиной. На поясе у него торба, он то и дело достает из нее кусок рыбы, сует в рот то одному, то другому дельфину. Но дает и другое — плоские ручки железных совков-черпаков. Задние борта черпаков круто заламываются вверх, упираются дельфинам в шею. Спереди у черпаков зубцы. То один, то другой дельфин старается вбить черпак зубцами в кучу, хоть немного набрать песку. Но песок тут же смывается с черпака. Вверх летят пузырьки, тучи мути медленно расползаются в стороны… Янг немного заплыл в правый рукав и застыл на воде, едва пошевеливая руками и ногами. Судир от него внизу и правей, и Янгу видно, как тот лезет рукой в торбу, вытягивает по куску рыбы и сует в рот тем, у кого получается лучше, больше остается песку в совке. А лучше получается у Доры и Бэлы, а не у Евы.

Боби покидает Янга, ныряет к ногам Судира, у того лежит на ластах как дополнительный груз-якорь еще один черпак. Боби шалит, хватает его зубами то за дужку, то за бортик, тащит в сторону. Судир отбирает черпак, шлепает малыша по боку и сует дужку совка в рот Дику. Но тот резко трясет головой, и черпак отлетает за кучу песка. Судир больше не пристает к нему. Зато Бэлу, которая зачерпнула чуть ли не полный совок песку, похлопал, погладил по голове, повернул рострумом к противоположному концу бассейна, туда, где мостик, повел за плавник за собой. Янг едва успел поглубже отплыть в рукав, а потом поплыл вслед за ними. Не отстать от Судира и Бэлы было легко, порой даже приходилось притормаживать, чтобы не налететь на них. А может, Бэла потому медленно плыла, что мешал черпак?

Судир и Бэла доплыли почти до перекидного мостика. Дрессировщик неуклюже полез по лестничке из бассейна, комично выворачивая ноги, чтоб становиться на ступеньки пятками. Колени его еще были в воде, а он уже отвернулся от стены и дважды щелкнул пальцами над самкой. Сдвинул маску на лоб, вынул изо рта загубник. Бэла показала голову из воды, брызнула из дыхала фонтанчиком. А приподнять совок так, чтоб он полностью повис над водой, не смогла: не хватало силы или не понимала, чего от нее хотят. Челюсти расслабились, совок перекосился, и песок сполз-смылся с него. Судир не забрал у Бэлы совок, а только подправил так, чтоб дужка приходилась посередине рострума. «Репете, Бэла! Репете!» — Судир резко махнул рукой в северный конец бассейна. Бэла утонула, пропала с глаз… И тут Судир обратил внимание на Янга.

— Ты долго будешь мне нервы на шпульку наматывать?! Да я тебе… уши… — поспешно надвинул маску, взял в рот загубник, ринулся в воду.

Янгу почему-то стало смешно, он боялся, как бы из-за этого снова не вдохнуть воды. Втянул воздух и нырнул навстречу Судиру, под него, прошел у самого дна. С баллонами Судиру было не так ловко в воде… Возле лестнички Янг мгновенно сорвал с ног ласты и увидел, что на дне валяется брошенный Бэлою черпак. А может, это был не тот? Сунул под дужку руку, ласты в ту же руку — топ-топ по лестничке вверх. Всплыл Судир, погрозил ему кулаком.

— Дядя Судир! А вы будьте там, отправляйте дельфинов с грузом, а я буду принимать их тут! — прокричал Янг и взвесил в руках тяжелый совок из толстой жести.

Но Судир не услышал или не захотел услышать, еще раз погрозил кулаком и жестом приказал ему бросить совок. Янг размахнулся — плюх! — нате, берите… И пошел к Тото.

«Дрожит от злости!.. А чего дрожать? Вдвоем в два раза быстрее выдрессировали бы».

Собачка млела от удовольствия, лежала, вытянув все четыре лапы, подергивала спросонья ухом, прогоняя надоедливую муху.

А Раджа еще нет… Не спросил, сколько времени занимает каждая подводная прогулка. Сходить разве на мыс Когтя? Там подводники заходят в воду, там начало маршрута. Подергал Тото за ухо: «Пошли…»

«Эх, Абдулла! Мало дней прошло, а я уже заскучал без тебя… О, если бы ты был тут! И Радж уже со мной, и дельфины, и Тото, а тебя никто не заменит. Ни с кем так не поговоришь… Где ты теперь, Абдулла?»

Слева, где вместо ограды были тыльные стены пристанских пакгаузов и складов, разрослись кусты, заросли плюща и лиан забирались на стены и крыши. И вот, когда Янг мысленно воскликнул: «Где ты теперь, Абдулла?» — на одной пологонаклонной крыше из зелени высунулась давно не стриженная голова мальчика, показались длинная шея и голые плечи. Янг еще не узнавал друга, а тот уже свистнул по-разбойничьи, вверх взлетели, точно крылья, две руки.

— Ге-ге-ей!!! — завопил, затанцевал он на месте. — Хо-хо, Янг!

Это был Абдулла — возник, как в сказке. А говорят, что чудес не бывает!

Абдулла утонул в чаще зарослей, начал спускаться вниз.

Минута, другая — и вот он, весь в царапинах, со свежими рубцами на голой груди, руках, животе, в одних старых штанах, босой кинулся Янгу навстречу, и они крепко обнялись.

— Ты с неба свалился? Я только-только подумал…

— Не с неба — с крыши! — рот Абдуллы на худом лице растянулся в улыбке до ушей. — Оттуда, сверху, так удобно наблюдать за всеми! Там и спать можно, только бы под бок чего подстелить.

— Как это тебе удалось? На Рай как попал?

— Упросился на грузовоз… Всю дорогу машину драил в трюме, а на пристани помогал разгружаться. Не очень-то за так привезут.

— Родича бросил, значит.

— Он меня бросил — фьюить! — Абдулла крутнул указательным пальцем, будто хотел просверлить небо. — Лег спать и не проснулся… А меня на другой день после похорон за шкирку и на улицу… Нового лифтера взяли и каморку дядину под лестницей отдали ему. Теперь я вольный как ветер, хоть в пираты нанимайся.

— Не надо в пираты… Видел я их — бах-бах, — и нет человека. На моих глазах одного матроса убили, а женщину ранили. Грабили нас, когда плыли на Рай.

— Ну-у?!

— Вот тебе и ну… Расскажу потом.

— А я видел твоего брата и еще двоих с ним. Вон там заходили в море, с желтыми баллонами… Сами черные, в масках — бр-р-р, как марсиане. Я ждал, пока вылезут, чтоб о тебе расспросить.

— А тут и я сам.

— А тут и ты! Да еще с собакой… Такую я уже где-то видел.

— Помнишь ту итальянку? Что попросила поднести собачку?

— Ну.

— Так вот с того времени и забавляюсь с Тото. Итальянку Терезой зовут… Ой — слушай! Я же могу тебя сосватать на свое место! Я ведь в дельфинарии работаю, у меня работы — во! — чиркнул Янг большим пальцем под подбородком.

— Не гожусь я в собачьи пастухи. Да я сразу продам его туристам.

— Абдуллок! Абдуллячка! Ты же не знаешь, что это такое — за пастуха. Будешь жить в первоклассном отеле, в одном номере с нею и собакой. Жратвы — от пуза, и чего только душа пожелает! А работы — всего только собачку прогуливать и кое-когда прислуживать донне Терезе.

— Рай на Рае?

— Ну!

— Так чего же сам отказываешься?

— Сказано — в дельфинарии я! Может быть, на постоянную даже взяли. А с Тото мне надо развязаться, а то он мешает. Соглашайся, а?

— Гм…

— Ты не гмыкай, господин нашелся! Лучше и не придумаешь. Будешь как сыр в масле кататься, а там — что будет, то будет.

— Гм…

— А, чтоб тебе… Абдурак ты, а не Абдулла. Вот дождемся Раджа, поможем ему костюмы и акваланги в порядок привести, и я тебя поведу. Возьмет донна! С моей рекомендацией — возьмет!

— А тебя кто рекомендовал ей?

— Никто. Сама нашла меня. Я ей понравился. Честность на моем лице прочитала. Ясно? А у тебя на лице…

— Ну-ну…

— Ты жуликоватый хлопец… — смягчил Янг свое определение. — У тебя в каждом глазу по чертенку прыгает, так и жди, что номер какой выкинешь.

— Хо-хо!

— Абдурахманчик, мне столько всего надо тебе рассказать!

— Вон… вылезают уже!

Ребята наперегонки бросились к берегу.

…Утомленный Радж сидел на скамейке, обсыхал после душа. Рядом был вскинут на спинку скамьи вывернутый наизнанку гидрокостюм. Янг и Абдулла плескались в душе, мылись сами и обмывали изнутри, прополаскивали еще два гидрокостюма. Но больше, как видно, баловались и брызгались, потому что умирали от визга и смеха.

51
{"b":"252952","o":1}