ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Снова близко рядом с собой услышал «ф-фу-ух!» и какое-то ласковое, словно кошачье, мурлыканье, бормотание. Нагнулся в ту сторону, протянул руку. И сразу нащупал голову дельфина. Маленькая голова, значит, Боби… «Ну и хулиган, малыш…» Провел рукой до клюва, хотел ухватить за верхнюю челюсть, поводить в стороны. А рука нащупала что-то твердое, широкое.

— Что у тебя? Давай, давай… Ну, пускай же! — Янг и другой рукой подергал. — Ласт?! Ей-богу, ласт… Ну и Боби, ну и малыш! Если бы ты знал, какой ты молодчина! — ласково погладил его, поводил за нос. — А другой где? Может, и другой найдешь? Ищи, братишка, ищи!

Бормотнул что-то Боби, а понял ли? Наверно, нет, он же не уходил под воду, лежал и фыркал дыхалом, ласкался под рукой Янга. Мальчик толкнул его в рострум, сдвигая с места: «Плыви, плыви! Ищи!»

Не видел, уплыл Боби или не уплыл. Показалось только, что вздохи и всплески вокруг участились. Много вздохов! Сюда подплыли, должно быть, все дельфины.

— Ласт другой ищите! Маску ищите! Ну, что же вы?

Никто не уплывал, не понимали дельфины приказа. Мальчик прислушался и, казалось, сквозь шум водопада слышал их вздохи и тихое поплескивание.

Янг тщательно ощупал ласт. Ремешка не было, оторвался вместе с ушком. Но гнездо для ноги было целым. Он сразу сунул в него правую ступню, обулся. Не хочется опять лезть в воду, а надо. Мог бы еще потерпеть, не пить, но решил налить желудок водой — не так будет болеть. Посвистал: «Боби, где ты?» — Нащупал руками дельфина. Боби!.. Слабак ты, Боби, вот если бы Дик слушался. «Сюда, сюда…» — поворачивал его голову ближе к скале, вправо. Перекинул руку, опустил на левый бок и ладонью нажимал на него, направлял. У Янга два ориентира — справа скала и шум водопада. Когда поплывет назад, тоже будет ими руководствоваться. Иначе не найдешь ту площадку, где отдыхал. Она маленькая и неровная, наклонная, но что бы делал без нее? Может, где и лучшая есть, но попробуй найди в этакой темноте.

Стена под правой рукою надвигалась на Янга. Этот пещерный закоулок тоже суживался, как и тот, похожий на храм. Шум воды и плеск усилились, в лицо полетели брызги. Сзади послышались короткие тревожные свистки, должно быть, за ним и Боби плыли дельфины. Услышав сигналы, Боби сразу крутнулся под рукой, точно веретено, вырвался и сам тревожно засвистел. И в этот момент Янг коленями нащупал камни, нагроможденные обломки, зацепился за них руками. «Глупые головы… Боятся лезть сюда… А как же меня спасали и не боялись? Что-то же помрачило им разум, заставило кинуться на помощь человеку».

Осторожно поднялся и едва устоял: в ноги били буруны-водовороты. Протянул руки вперед, в неизвестное, и холодная вода хлынула по рукам до плеч. Наполнял ладони и пил, пил, чуть не лопался от воды, а все пил. И думал: что делать дальше?

Можно пробраться назад на свою площадку и подремать, подождать до утра. Но что изменится утром? Только в Храме была хоть какая-то кроха света, но там нет никакого выхода. И тут, в Водопадном гроте, нет. Вернее, щель есть, но ведет она в озеро. О том, чтобы выбраться через этот лаз, нечего и думать.

Просто загадка, как он сюда попал и не захлебнулся до смерти.

Значит, искать, искать, искать… Пока есть немного сил, пока не закоченел совсем — искать!

Плыть по тому же принципу — правая рука должна все время ощупывать стену. Держаться только правой стороны и в конце концов придешь на то же место. «А если не на то же, то в Храм, а из Храма я уже знаю, как добраться до той площадки… Если ничего лучшего по пути не нащупаю… и выхода нигде не найду».

Осторожно, покачиваясь под ударами потока, повернулся спиной к водопаду. «Ты где, Боби?» — Янг уже смелей ринулся грудью на воду. «Плыви сюда!» — посвистывал и отплывал от водопада все дальше. Наконец уловил, что вода вокруг него заколыхалась не так, как возле водопада, как будто услышал вздохи дельфинов, тонкое «кр-рин-н, пр-рин-н…» возле лица. Выкинул руку вперед и нащупал малыша, уцепился за его плавник. «Вправо, Боби!» — немного повернул его за рострум. И тот понял, поплыл правей. Янг заработал одним ластом, помогая ему. Но метра через два Боби резко свернул влево. «Ты что?..» — не успел Янг спросить это, как стукнулся головой и правым плечом о скользкий и острый выступ скалы.

Да, забываться тут нельзя, и надо больше доверять Боби. Малыш как бы окончательно понял, что от него требуется. А каменная стена то подавалась вправо, и тогда приходилось заплывать в каждый изгиб, то вдруг снова оказывалась на пути, и надо было проплывать лишние метры. «Эх, если бы фонарь был!»

Еще несколько изгибов и выступов… И вдруг показалось, что вода порозовела, даже поднялась почему-то вверх, точно водопад. Тихий водопад, бесшумный. Эта розовая вода справа чем-то перерезалась, будто провели ломаную линию между нею и чернотой. Контраст между черным и розовым с каждым ударом ласта увеличивался, вода впереди уже не светилась изнутри — от нее шли отблески. Глаза, пока подплывал ближе, привыкли к более яркому свету, хотя надо было сильно щуриться, чтоб их не так резало. Что там? От нетерпения сильно загреб несколько раз правой рукой, думая уже, что там выход и оттуда просвечивает вечернее (или утреннее?) солнце. И вдруг вскрикнул от боли в глазах, выпустил из-под руки Боби, прижал ладонь к лицу. Инстинктивно повернул назад — впереди опасность! Но Боби не отплывал, не убегал, поблизости мирно отдувались остальные дельфины. И Янг, зажмурившись изо всех сил, снова повернул к свету…

На неровной каменной стене горела электрическая лампочка. Резиновый черный провод выползал из воды и, как лиана, тянулся вверх по стене к лампочке. Лампочка сверкала, похожая на удивительный, сказочный плод, от нее разлетались в стороны миллиарды тонюсеньких, причинявших глазам боль, лучиков-иголок. Она освещала широкую площадку. И висела, оказывается, на противоположной стене нового, третьего грота-ответвления.

«Почему же я не видел ее из Храма или Водопадного? Как повернут их вход к этому, третьему гроту? — думал Янг, подплыв к освещенной площадке и ухватившись за ее край рукой. Другой рукой прикрывал глаза, оставив узенькую щель между пальцами. Вначале увидел какое-то нагромождение, прикрытое рогожей. Потом решил осмотреть всю площадку по порядку. — Неужели тут бывают люди?! Может, они и сейчас здесь, но притаились?» Поворачивал голову вправо и влево, стараясь увидеть, что происходит за границами площадки, и не смог ничего разглядеть — всюду чернота. Неизвестно было, далеко ли вправо тянется площадка и закуток-теснина, в которую он не заплывал, не ощупывал. Влево от толстого резинового провода тоже угадывался затемненный изгиб. Свод над площадкой проглядывался, он был невысокий, скошен к центру пещеры.

Осторожно, на коленях и руках всполз на площадку, медленно встал на ноги, слушая, как льется с одежды вода и шуршат клешнями, разбегаясь, крабы. Некоторые — бултых, бултых — кидались в воду, другие затаились в выемках, выставляя глаза-перископики. Янг неуклюже шлепал ластом, колени его дрожали от волнения. Доковылял до прикрытой кучи, дернул рогожу. Тотчас послышалось металлическое звяканье, со звоном сдвинулась к ногам такая же черпалка, как те, что носили в зубах дельфины в дельфинарии. Всех черпалок в куче Янг насчитал десять. Поднял ту, что упала к ногам, для чего-то постукал ногтем о днище. Не из железа сделана, не очень тяжелая, на заднем бортике — полукруглый вырез.

Цепь замкнулась… Те золотоискатели на озере, длинный Пит с компаньоном имеют отношение и к пещере. Дельфинов Судир не так просто учил: не бассейн чистить, а чтобы могли черпать на дне моря или здесь, в пещере, породу, выносить наверх. Все делалось по одному плану! Компания Пита отравила и Малу и дельфинов выкрала, упрятала сюда. Преступники, самые настоящие преступники!.. Лагерь на берегу моря, огороженный досками, который когда-то разглядывал с Амарой, тоже их. Может, стоит как раз над входом в пещеру.

«А тот болван-офицер ввалился к Крафту: «Мы все осмотрели в лагере Пита… Нет у них дельфинов, нет ограждения в море». Сказал бы лучше, что и не пытался искать… Я в самое гнездо ихнее попал… Ух, только бы выбраться отсюда! Накрыли бы тут всех, как воробьев корытом…» Хотел уже прыгнуть с площадки в воду, уплыть отсюда как можно дальше и спрятаться. Но рассудок взял верх. «Сейчас тут никого нет, наверху, очевидно, глубокая ночь. Все в лагере спят». Только в такое время Янг и может плавать безнаказанно. А днем — надо прятаться. Только где? Если они явятся сюда с электрическими фонарями, то найдут сразу. Под водой же долго не высидишь. «А почему и нет? Засветят, а я нырну. Отведет свет в сторону — вынырну… Нет, лучше сразу искать отсюда выход… Куда ведет этот провод?»

74
{"b":"252952","o":1}