ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда плыли к Горному, Радж все время о чем-либо спрашивал у Натачи — лишь бы не молчать, не оставаться один на один с мыслями о Янге. Вначале спросил про ялик: «Где оставили?», потом: «А где Абдулла будет ждать?» Помолчал, вглядываясь в панораму Компонга, и снова спросил: «Не говорил Янг, полностью он зарядил баллон? Какое давление было на манометре?» Натача отвечала, но коротко и как будто неохотно: настроение было угнетенным.

Договоренности, где будут приставать к Горному, не было, и Амара направил судно левей Компонга, а потом повернул еще дальше в море, чтоб обойти предупредительные буйки на полосатых бочках возле лагеря. Издалека буйки казались какими-то козявками, уснувшими на воде.

— Это и есть тот лагерь? — прокричал Радж.

— Ага-а! — так же громко крикнул Амара.

— А где ты причалишь? Там еще есть селения?

— Нет. На пустой берег высадимся.

— Разворачивайся назад.

— А что такое?

— А то-о! Я уже приставал раз к пустому берегу на ялике. На Рае. Так мне — во-о! — показал Радж на шрам, похожий на узкий серп луны под левой челюстью. — А в ялике проломили дно и утопили. Давай к причалу!

Амара сделал круг в сторону открытого моря, поплыл к Компонгу. Но не выдержал, все-таки прокричал Раджу:

— Сравни-ил! Там же контрабандисты были или пираты!

— Тут тоже… Еще неизвестно кто!.. А если что с «Нептуном» случится, Судир меня в тюрьме сгноит.

Добавил всем тревоги Радж. Он и раньше чувствовал, что с этим лагерем не все просто, а подслушанный разговор Пита с Судиром и вовсе насторожил его. Очень уж настырно Судир лез в компаньоны к Питу и очень уж отбрыкивался от этого Пит! Может, лагерники и занимаются научной работой, кто знает. А если научная работа только камуфляж, как Судир и подозревал? Может, они самые настоящие разбойники, способные не только выкрасть дельфинов. У таких людей нет ничего святого за душой.

Вначале увидели Абдуллу — сидел на причале, а потом и ялик. Вплотную к ялику подплыть не смогли, он был густо обставлен лодками. Выбрали возле мостков более свободное место, вклинились и закинули кормовую цепь за причальный железный прут, прикованный к доскам вдоль всего причала. Тщательно замкнули цепь на замок.

— Ты почему здесь? — первая выскочила на причал Натача.

Абдулла, должно быть, закоченел сидя, потому что вставал неуклюже, кряхтел и держался рукой за поясницу. Правая была засунута за пазуху.

— Я ведь тебе сказала: оставаться возле аквалангов и баллонов! Там ночевать!

— Я их замаскировал в кустах… — сказал Абдулла, подходя и здороваясь со всеми. — Да, тебе хорошо! Бросила все на произвол судьбы и убежала! А я один на голых камнях… В диком лесу, среди зверей.

— Филина испугался или сыча… А там, может, кто-нибудь украл и акваланг и баллоны.

— Я Тото привязал к аквалангу.

— Вот нашел сторожа! Кончился небось там с перепугу… — Натача повела взглядом по лицу Абдуллы, по рукам. — А и правда, досталось тебе. Почему руку держишь так? А ну, покажи!

— Тихо, я сам! — Абдулла начал левой рукой вынимать правую из прорези манишки. — Вот… Как колода распухла… Сломал, должно быть, со скалы падая, когда в Компонг ночью пробирался.

— Так ты в темноте оттуда убегал, не дождался утра?! Ну и ну, хорошо еще, что шею не свернул… — в Натачином голосе пробилось уважение. — Разве ты, как кот, видишь ночью?

Натача осторожно ощупала его руку, на опухоли остались белые ямки от пальцев. Абдулла раскрыл от боли рот и только ойкал.

Повела его к Раджу, который разговаривал с незнакомым человеком, стоя возле кучи выгруженных с «Нептуна» вещей. Немного поодаль от причала под деревьями рыбаки чинили сети, и незнакомец, беседуя с Раджем, все время поворачивался к ним и даже рукой показывал на что-то или подзывал кого-то еще.

Радж тоже ощупал руку Абдуллы, осторожно поворачивая кисть в стороны.

— До свадьбы заживет! Может, и есть какая-либо трещинка, но скорей всего порвал или растянул связки. Хорошо было бы к дощечке прибинтовать, подвязать, чтобы дать руке полный покой.

— Бабу[19], я знаю такие кусты… Приложишь листиков — и опухоль спадет, и рана заживет быстро, — сказал незнакомец. — Когда пойдем в горы, я покажу.

— Хорошо, Даял, хорошо. Зови того, второго… Как его — Мамада? И разбирайте вещи.

Абдулла не собирался искать дощечку, буркнув: «И так заживет как на собаке…» — и снова спрятал руку за пазуху.

Груза хватило всем: два акваланга, три комплекта баллонов, два гидрокостюма, восемь спасательных кругов, твердых, залитых пенопластом, две доски, два металлических штока, ласты, маски, торба с продуктами, бухта нейлонового линя длиной около ста метров, два тяжелых подводных фонаря в водонепроницаемых боксах и… носилки для переноски дельфинов: две бамбуковые жерди, соединенные куском парусины. Никто не спрашивал, зачем они. Носильщикам было неинтересно, а дети догадывались: в носилках рассчитывали нести назад Янга. Если найдут тело.

Спрятанные Абдуллой акваланг и два баллона искали бы долго, если б не Тото. Абдулла не мог вспомнить, куда затащил их ночью и закидал хворостом и листвой. Но услышали тоненькое и хриплое, точно на последнем дыхании, скуление собачки и пошли на голос. Увидели его и ужаснулись: Тото за ночь запутал, закрутил поводок так, что образовавшаяся петля чуть не задушила его. Поводок во многих местах был погрызен, изжеван.

— Бедненький… — Натача распутывала и нежно ласкала Тото. У собачки еще хватило силы лизнуть ее в нос. — Ты храбрее некоторых трусов.

— Нашли сторожа… Если бы тут кто-нибудь был, то не прошел бы мимо, свернул бы на этот визг, — добавил Амара.

Абдулла морщился и отворачивался от них, чтоб они не видели его глаз.

Радж прежде всего осмотрел Янгов акваланг. Он не имел никаких повреждений, даже резервный воздух был. Запасные баллоны тоже заправлены как следует — давление 150 атмосфер.

4

Пока сделали из восьми спасательных кругов и двух досок нечто вроде плота, прошло немало времени. Сложность была в том, чтобы умудриться все связать, отматывая один конец линя, не разрезая его на куски: такого на островах Веселого архипелага не купишь, надо специально заказывать в Малайзии или даже в Гонконге. И надо было умудриться, чтобы ушло на связку не больше двадцати метров. Остальная, большая часть линя послужит как спасательный конец. Привяжут его, скажем, к поясу Амары, и Даял будет сидеть на плоту, понемногу травить, отпускать линь — страховать парня. И будет прислушиваться к тому, чтоб не пропустить малейшего сигнала, подергивания. Три рывка — срочно наверх. Поднимать парня надо будет с остановками, передышками, чтоб он не схватил кессонку. Радж инструктировал Даяла и все-таки боялся, как бы не наделать еще большей беды, Амара ведь будет спускаться под воду впервые (то, что нырял в детстве в лагуне Биргуса, — не в счет). Был момент, они еще только вязали плот, когда Радж хотел сказать: «Сиди, парень, и не рыпайся… Один полезу». Но понял, что Амара крепко обидится. Зачем было тащить в горы столько лишних вещей, снаряжения, тратить деньги на носильщиков? Мог бы Радж один обследовать озеро, и плот не потребовался бы…

И вот по озеру медленно движется плот. На нем сидят три человека — Радж и Амара в комбинезонах и аквалангах, Даял без всякого снаряжения. Гребут руками и ногами в ластах, направляются в сторону островка. Натача и Абдулла следят за тем, чтоб быть наравне с ними, карабкаются по гористому берегу в сторону южного обрыва. То Натача, то Абдулла не выдерживают и кричат, показывают сверху плотогонам, куда плыть, в какую сторону забирать, чтобы попасть на то место, где всплыл и кружился Янгов акваланг.

А потом они садятся на самом краю обрыва, спускают ноги вниз и не сводят глаз с плота. Что там делается? Вон — надели маски, взяли в руки тяжелые фонари и штоки, кинулись спинами вперед в воду… Вон Даял, расставив ноги на досках, перебирает в руках линь, отпускает его все больше и больше. В конце концов становится на колени, потом садится, а линь держит, хотя он весь размотан… Вон линь натягивается, а плот начинает двигаться то вправо, то влево, то кружится на одном месте вокруг себя и вокруг небольшого участка воды, будто гигантский поплавок на огромной, как на кита, удочке. А вдруг и правда клюнет какое-либо чудовище и плот-поплавок заходит, запрыгает как сумасшедший, а потом косо сиганет под воду?

вернуться

[19]

Бабу — почтительное добавление к имени индейца, соответствующее слову «господин».

78
{"b":"252952","o":1}