ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Ай да султан Муту! Ничего не знает, что у него в султанате делается… Одно только знает — острова разбазаривать…» Впервые Янг думал по-государственному, широко и зрело.

Те, что торчали из люков кабмарины, о чем-то вполголоса переговаривались с теми двумя, что копались на пляже. Понять, о чем они говорят, было трудно.

В голове Янга возник дерзкий план: а что, если тихонько подплыть под водой к плоту, прицепиться там под досками? Никто не догадается о таком укрытии, а слышать будешь все. Но опять сработал инстинкт самосохранения: «А все ли ты обдумал, собираясь лезть в зубы дракона? А что, если под плотом не за что будет ухватиться? Или занемеют руки, сорвешься и обнаружишь себя? Чем тогда все кончится?»

Откуда-то из темных закутков выплыли дельфины. Их заставлял прятаться от людей тоже инстинкт. Фукнул, подплыв, Боби, захрюкал по-поросячьи, потом захныкал, как ребенок, который хочет, чтобы с ним поиграли. И Янгу захотелось погладить его, подергать из стороны в сторону за клюв, но… Что будет, если кому-нибудь вздумается полоснуть светом прожектора в эту сторону?

В кабмарине стукнули крышки люков. Еще через несколько минут начала оседать, уходить под воду рубка с оконцами — ниже, ниже… Вот уже едва просвечиваются сквозь воду глаза-иллюминаторы. Еще мгновение — и все исчезло во мраке.

Один из тех, что остались на Крабовом пляже, снял телефонную трубку:

— Хеллоу? Майкл, выключи свою машинерию, а то из одного шефа сделаешь двоих.

Грот афалины (илл. В. Барибы) - pic_25.png

Глава шестая

1

— Мистер Синх, я пригласил вас вот почему… Да, кстати: как съездили? С «Нептуном» все в порядке?

Судир сидел за столом Крафта прямой, как кол, вбитый в землю тяжелым молотом. Ни один мускул не дрогнул на его лице, пока говорил, ни разу не шевельнул бровью, казалось, даже не разжал тонких губ. Радж был удивлен таким тоном: только вчера разыгрывал из себя демократа, и вдруг такой официальный тон и «вы». Радж тоже решил говорить ему «вы».

— С «Нептуном» нормально. А почему вы… почему вы не спросите, что с Янгом?

— Спрошу, почему же нет: что с Янгом? Нашли тело?

— Не нашли… Я хотел бы, чтобы вы и на завтра меня отпустили. За свой счет.

— Сегодняшний день тоже за ваш счет, вычтем из зарплаты. А на завтра отпустить не могу — надо работать. И так мы несем каждый день большие убытки. («Знакомая песенка… Крафт ныл так же…» — подумал Радж). Кстати, я пригласил вас так поздно потому, что отклад не идет в лад. Я думаю, что для новой группы дельфинов нужен и новый дрессировщик, сам я не смогу ими заниматься. За дело возьметесь вы… Жаль, что погиб Янг, он был бы у вас хорошим ассистентом… Да и в рекламе можно было бы завернуть: «На арене братья Радж и Янг Синхи с дрессированными дельфинами!» Звучит?

— Боюсь, что не справлюсь. Я никогда не занимался дрессировкой.

— Я еще не все сказал. Вы будете получать мою бывшую ставку, я даже не приму во внимание период ученичества… Я даже надбавлю двадцать долларов, если вы сможете за месяц научить дельфинов, подготовить программу.

— Вы свою программу готовили почти три месяца, и у вас уже был опыт дрессировщика.

— Вы забываете, что мне не с кем было советоваться, у меня не было наставника. А у вас есть — я.

— А кто будет водить туристов на подводные прогулки, готовить все снаряжение?

— Пусть это вас не беспокоит. Возьмем нового человека, даже не одного. Надо ставить все на широкую ногу. У нас до сих пор не было подводной охоты — и этот вид развлечения предоставим, пусть забавляются. Теперь про ассистента… Сами не подбирайте, я вам дам человека.

— Вы так обо всем говорите, будто я уже согласился.

— А вам ничего другого и не остается. Такая работа нигде не валяется — это во-первых. А во-вторых, не согласитесь работать дрессировщиком, я вас и от подводных прогулок отстраню и от надводных. Идите на все четыре стороны… Чудак, да кто другой в ноги упал бы поблагодарить, что даю такую работу, повышаю зарплату.

— Я ни перед кем еще не падал в ноги и не собираюсь падать.

— Вы человек с гонором, я знаю. Коли хотите знать, я уважаю таких. Я не люблю слизняков и медуз… Если б я мог, то оставлял бы жизнь только сильным, волевым лицам, а всех слабаков и выродков топил бы с камнем на шее. Мы должны за ближайшие пятьдесят лет вывести и воспитать такую расу людей, чтоб в нашем государстве были только сильные личности.

— Кто это — мы?

— Мы — это тоже сильные личности.

— Что-то такое я слышал: Европа… Гитлер… Расовая теория. Вторая мировая война… Пятьдесят миллионов погибших…

— Тебя пугают эти цифры? А меня — нет. Вот ты жил на Биргусе… («А-а, не хватило духа, начал «тыкать»…) Может быть, и огородик был у отца, и росло что-то на грядках… Я тоже мечтал купить бунгало…[25] Так вот, если густо посеяно, там вырастают не растения… Кривые, блеклые ниточки, которые не могут принести никакой пользы, не могут даже оставить после себя потомства… А если бы и оставляли, то кому нужно, скажи, такое хилое потомство? Поэтому хороший огородник выпалывает с грядок сорняки, потом прореживает посевы, видовую прополку делает… Почему бы и с людьми такое не делать?

— Простите, у меня еще много работы… — Радж беспокойно взглянул на запястье левой руки, будто там у него были часы.

— Значит, так: считай, что мы договорились.

— Мистер Судир, я прошу вас, дайте мне и назавтра свободный день.

— Вот ты говоришь, что у тебя еще много работы. Учти, работы будет с каждым днем прибавляться. Я думаю превратить дельфинарий в маринариум, а то и в мериленд. Будет построен подводный театр со всякой морской живностью. Даже русалок туда запустим… Пару девчат голеньких, красивеньких… Они будут целое подводное шоу разыгрывать, развлекать… В Японии нечто подобное есть, в Иомиуре. Но почему это должно быть только в Японии, а не у нас? Что мы — хуже?

«Этому кровососу Крафт и в подметки не годится… «Не ищи у змеи ноги», — правильно в народе говорят. Судир не просто человеконенавистник, это — фашист. И даже не маскируется, открыто проповедует свои идеи, не скрывает их. А кого ему бояться? Султан коммунистов в подполье загнал, на Судиров не обращает внимания… А вся опасность — от таких вот! Они и султану потом под зад дадут, захватят власть…»

— Мистер Судир, я подумал и решил согласиться, — сказал вслух. — Только дайте мне право подобрать себе ассистента по моему усмотрению. Мне с ним работать, а не вам, полный контакт должен быть. Если за три дня не найду парня, который удовлетворил бы меня, тогда приму любого, кого назначите.

— Вот это уже деловой разговор. Три дня даю — подбирай. А я эти три дня буду думать, как нам лучше организовать работу.

— Завтра я в дельфинарий не буду, разрешите вы мне это или не разрешите. У меня уже никого на свете не осталось, я должен выполнить свой долг перед братом до конца.

— Жаль, что не слушаешься. Меня тоже не будет целый день, и хотелось бы, чтоб хоть одна разумная голова оставалась на месте. Этот Абрахамс под старость последний ум растерял, оставлять на него одного дельфинарий рискованно.

— Напрасно вы на него так. Он очень старается на работе, все выполняет честно.

— Даже излишне старается, сует нос куда не надо. С сегодняшнего дня должно быть так: честно выполнять только свои обязанности, а я их распишу для каждого, остальное не должно тебя интересовать… А все Крафт виноват, играл тут с вами в либерализм, пораспускал… Короче: «Нептуна» больше не дам. Подготовь мне на завтра акваланг, костюм, заправь баллоны, поставь под вышку возле двери. Я скоро буду уходить, заберу.

«Черт с тобой…» — подумал Радж, оставляя кабинет.

Постоял немного на площадке, подышал свежим бризом. Было такое чувство, что в кабинете не воздух был, а какая-то отрава, угар.

вернуться

[25]

Бунгало — загородный дом, вилла.

86
{"b":"252952","o":1}