ЛитМир - Электронная Библиотека

– И все же ты мне поможешь?

Нелл с вопросительным видом склонила набок курчавую головку.

– Мы друзья, Нелл, – просто ответила Фэнси. – И должна признаться, мне не терпится услышать о тех штучках, которые ты обещала показать.

– Я бы и без того показала, – великодушно заявила Нелл.

– А я помогу тебе, потому что дала слово. Кроме того, мне интересно, как поведет себя король, застав нас в постели. Но не хотелось бы, чтобы королева нас застигла. Никому не нравится, как обращается с ней Каслмейн. Не ее вина, что король не в силах довольствоваться одной женщиной. Все Стюарты таковы.

– Однажды она меня поймала, – призналась Нелл со смешком, – хотя так и не поняла, кто я такая. Король, не пожелав навестить спальню жены, отговорился нездоровьем. Добрая женщина поспешила к нему, собираясь поухаживать за больным мужем. Представляешь, мистер Чиффинч ворвался в спальню без стука. Никогда еще не видела его таким бледным. «Королева идет!» – взвизгнул он и, стащив меня с постели, толкнул за штору. Слава Богу, ночь была безлунной, иначе всякий, кто глянул бы на окна, увидел бы меня в чем мать родила!

– Но как королева узнала, что король был с женщиной? – удивилась Фэнси, понимая теперь, почему король редко принимал любовниц в своей спальне.

– Спрятав меня за шторы, мистер Чиффинч вдруг увидел на полу мои туфельки. У него осталось время спрятать одну в карман. Вторую он толкнул под кровать, но неудачно. Когда королева вошла в комнату, ему пришлось удалиться. Ее величество была очень добра, – почти сентиментально пояснила Нелл. – Спросила, что случилось, и он пожаловался на боль в голове и груди. Она посоветовала мужу остаться в постели и выпить горячего вина с пряностями. Он поблагодарил ее за заботу и для видимости пару раз чихнул. Это и было его ошибкой. Королева шагнула вперед, чтобы пощупать его лоб, наткнулась на туфельку и подняла ее. Я едва дышала, но все же подсматривала через щелку в шторах. Королева повертела туфлю в руках и снова поставила на ковер. «Мне лучше уйти, пока та маленькая глупышка, что прячется за шторами, не подхватила простуду», – объявила она, прежде чем удалиться. После ее ухода король тихо засмеялся, позвал меня в теплую постель и объяснил, что его жена – женщина добрая и снисходительная. Это единственный раз, когда мне стало совестно с ним спать.

– О, я бы ужасно испугалась, – подтвердила Фэнси. – Чудо, что ты не свалилась в обморок!

– Ах, меня не впервые застают в постели джентльмена, – ухмыльнулась Нелл.

Фэнси искренне повеселил рассказ Нелл.

– Будем надеяться, что она не поймает нас в ночь святого Валентина. Как говорит моя бабушка, осторожность и благоразумие в таких деликатных ситуациях важнее всего. Кроме того, вряд ли мы обе поместимся за шторами, а ночь наверняка будет лунной.

В Валентинов день король пребывал в прекрасном настроении. Он приказал, чтобы придворные оделись либо в красное, либо в розовое с серебряным или белым. Несколько раз танцевал с королевой, Фэнси и Нелл Гвин. Когда объявили белый танец, леди Каслмейн, оказавшаяся всех ближе к королю, поспешно пригласила его величество, и хотя он был не слишком доволен, все же послушно кружил ее по залу, пока не смолкла музыка. Но потом резко повернулся и отошел. Она не могла последовать за ним, не показавшись назойливой, и потому шагнула в толпу придворных, туда, где стоял ее кузен, герцог Бекингем. Тот укоризненно покачал головой, очевидно, не одобряя родственницу.

Король удалился вскоре после часа ночи. Фэнси и Нелл поспешили в покои Фэнси. Там с помощью Бесс наскоро вымылись, переоделись в ночные сорочки и, пожелав служанке доброй ночи, выскользнули в коридор, где уже ожидал мистер Чиффинч, никогда не остававшийся равнодушным к просьбам, подкрепленным весомым доводом в виде пары золотых. В узком коридоре было темно, но провожатый захватил с собой фонарь, бросавший тусклый свет на каменные плиты. Неожиданно мистер Чиффинч остановился и открыл дверь. К своему величайшему удивлению, девушки увидели перед собой королевскую спальню, роскошно обставленную комнату с разрисованным потолком и гигантской кроватью. Мистер Чиффинч молча улыбнулся и закрыл за ними дверь. И сразу воцарилась тишина, прерываемая только тиканьем часов на каминной полке.

– Что, если он не придет? – прошептала Фэнси.

– Придет, – так же тихо заверила Нелл. – Мне уже сообщили, что мистрис Молл была вынуждена отменить вечерний спектакль. Сегодня она не в том состоянии, чтобы принимать мужчин. Вот увидишь, скоро он появится.

И, сбросив розовую шелковую сорочку, Нелл, голая, улеглась в постель короля.

– Давай же! – подбадривала она приятельницу. Фэнси поежилась, но последовала примеру актрисы и примостилась с другого края.

– Будем лежать под одеялом, пока не услышим его шагов, – наставляла Нелл. – Ночь чертовски холодная, несмотря на огонь в камине. Этот дворец хуже ледника!

Она откинулась на пуховые подушки и с наслаждением потянулась.

– Когда-нибудь у меня тоже будет такая кровать. Мягкая перина, пышные подушки, атласные простыни, и все такое мягкое! Скажи, Фэнси, у знатных людей всегда такая постель?

– А другой я не видела, – медленно протянула Фэнси, – наверное, так оно и есть.

– А я сотни раз спала на полу, и даже без одеяла, чтобы прикрыть свой зад, – призналась Нелл. – Теперь у меня матрац, набитый овечьей шерстью и душистой соломой. Лучше, чем простой соломенный тюфяк, но вот это просто великолепно!

– Интересно, как мы узнаем, что король вернулся домой? – вдруг встревожилась Фэнси.

– Не волнуйся, – отмахнулась Нелл. – Чиффинч даст нам знать. Я немало заплатила ему и пообещала дать еще, если он все сделает как надо.

– Я в доле, – быстро пробормотала Фэнси.

– Не могу сказать, что это некстати, – согласилась Нелл.

Девушки немного вздремнули и разом проснулись, когда неизвестно откуда раздался голос:

– Он идет, леди!

Они огляделись, но никого не увидели. Нелл снова набросила одеяло.

– Не волнуйся, – увещевала она. – Ничего тут такого нет. Немного позабавим короля после сегодняшней неудачи с Молл. Быстренько положи руку мне на грудь!

Сама она повернулась на бок и принялась гладить бедро Фэнси.

Фэнси залилась краской, но, хорошо зная, что Нелл не имела в виду ничего дурного, решила послушаться. Она права: нужно развеять мрачное настроение короля, тем более что они сами тому причина.

Она принялась ласкать прелестные грудки Нелл, пальцы которой запутались в завитках, покрывавших ее венерин холмик.

Двери распахнулись, и в комнате появился Карл Стюарт. Его черные глаза широко раскрылись сначала от удивления, а потом от удовольствия при виде чувственной картины. Две его последние фаворитки, обнаженные, резвятся в постели! Несколько долгих минут он зачарованно наблюдал, как они ласкают друг друга. Белые руки, словно нежные голубки, порхали от грудей к ягодицам и бедрам. Внезапно девушки встали на колени лицом друг к другу и поцеловались.

Король невольно вспомнил, каким сладким может быть этот поцелуй, и, застонав, принялся срывать с себя одежду, даже без помощи камердинера, которого нигде не было видно.

– Давай поможем ему, – шепнула Нелл, и девушки принялись дружно раздевать господина.

Он целовал их, обнимая за талии, пока они расшнуровывали его сорочку, расстегивали панталоны, снимали туфли и скатывали чулки со стройных ног. Нелли упала на колени и, взяв пухлыми губками его мужское достоинство, принялась сосать. Король в это время мял груди Фэнси, сжимая руки сильнее и сильнее, по мере того как ласки Нелли становились все более страстными.

– Довольно! – прорычал он наконец, и Нелли встала. Король повел женщин к постели.

– Кто первая? – спросил он.

– Обе! – подчеркнула Нелл. – Бьюсь об заклад, Фэнси никогда не видела ничего подобного. Давайте пополним ее образование, ваше величество.

Король кивнул и лег на спину.

– Иди сюда, моя обожаемая колонисточка, и оседлай меня, как своего жеребца. Я уже научил тебя, как это делается. Ты поскачешь на мне до конца. ..

26
{"b":"25296","o":1}