ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
На струне
Шаги Командора
Когда говорит сердце
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Трамп и эпоха постправды
Шаман. Похищенные
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Удочеряя Америку
Каждому своё 2
A
A

Глава 1

Париж , 1821 год

Вы немедленно покинете этот дом, мадам. И ничего не возьмете из него. Убирайтесь в том, что на вас надето, – приказал лорд Уильям Эббот своей мачехе. – В конце концов у вас не было никакого приданого. Однако ваша жадность не знала границ. Вы омерзительная французская шлюха!

Ошеломленная леди Маргарита Эббот на время лишилась дара речи.

– Вы не правы, Уильям, – наконец придя в себя, заговорила она. – Ваш отец и я любили друг друга. Мы стремились, чтобы вы тоже стали частью нашей семьи. Но вы не хотели этого.

– Вы заставили моего отца бросить меня. Уехать из Англии.

– Ваш отец отправился со мной во Францию, потому что полагал, что вы не будете так сильно ревновать его к нашим детям, если мы уедем из Эбботсфорда. Он оставил вам родовое имение, чтобы вы чувствовали себя уверенней и не сомневались в том, что именно вы, Уильям, – его наследник. Наши дети не были вам соперниками. После того, что случилось с Генри... – Маргарита замолчала, не в силах продолжать. Слезы душили ее.

– Вы не сможете доказать, что это я убил маленького ублюдка, – насмешливо заявил Уильям Эббот.

– Но ведь это действительно не вы убили его!

Уильям расхохотался.

– Хотите знать, как я это сделал?

Леди Эббот смертельно побледнела. Если бы у нее сейчас под рукой было какое-нибудь оружие, она расправилась бы с подлецом на месте. Оказывается, он действительно убил ее маленького сына! Чарлз не сомневался в этом. Но у него не было доказательств вины Уильяма. После гибели Генри Маргарита боялась оставаться в Эбботсфорде. В особенности, когда снова забеременела.

– Это мой дом, – заявила она, чтобы сменить тему разговора.

– Нет, это не так, – возразил лорд Эббот. – После смерти отца по закону вся его собственность перешла ко мне, мадам.

– Ваш отец оставил завещание.

Уильям достал из внутреннего кармана своего сюртука листок бумаги.

– Вы имеете в виду вот это, мадам? – коварно усмехаясь, спросил он. – Давайте посмотрим, что в нем говорится. Ага! Вот в этой части завещания упоминаетесь вы и Эмили. «Я завещаю мой дом в деревне Вертерр моей возлюбленной жене, Маргарите Эббот, урожденной де Тьерри, и приказываю, чтобы с доходов от моего имения на ее содержание ежегодно выплачивалась рента в сумме двух тысяч фунтов. Нашей дочери Эмили я завещаю в качестве приданого одну тысячу фунтов».

Лорд Эббот медленно порвал документ и бросил обрывки в огонь камина.

– Надеюсь, что завещание было составлено в одном экземпляре, – продолжал он. – А теперь хочу заявить вам, мадам, что по законам как Франции, так и Англии я являюсь единственным наследником моего отца.

Однако Маргарита Эббот не хотела сдаваться.

– По закону вдове полагается небольшая часть наследства, Уильям, – сказала она.

– Но к тому времени, мадам, когда вы найдете деньги для того, чтобы оплатить услуги адвокатов, я уже благополучно вернусь в Англию. Я успею распродать все, чем отец владел здесь, во Франции. Вам понадобятся годы для того, чтобы расхлебать ту кашу, которую я заварю. Я так запутаю дела, что вам их никогда не распутать, мадам. Подумайте лучше о том, на какие деньги все это время вы будете содержать своего ребенка. – Уильям рассмеялся. – Конечно, если хотите, я могу избавить вас от Эмили, мадам. Я знаю одного арабского принца в Лондоне, который обожает развлекаться с маленькими девочками. Он заплатил бы целое состояние за синеглазую белокурую малышку. Сколько лет сейчас моей единокровной сестре? Шесть? Это восхитительный возраст, не правда ли? Принц позаботится о том, чтобы Эмили ни в чем себе не отказывала. Правда, ее свобода будет несколько ограничена.

Уильям снова рассмеялся.

– Мерзавец! – воскликнула леди Эббот. – Ваши слова свидетельствуют о том, что вы настоящее чудовище, Уильям! Неужели вас не мучает совесть? Ведь вы лишили меня и свою сестру законной доли наследства. Я была женой вашего отца на протяжении десяти лет. Ваша мать, да благословит ее Господь, меньше прожила с Чарлзом, чем я.

– Почему меня должна мучить совесть? – возразил Уильям. – Я считаю, что мой отец был слишком стар и ему не следовало жениться во второй раз. Но вы соблазнили его и заставили вступить с ним в брак. Ему было сорок четыре года, а вам семнадцать! Я был на год старше вас! Неужели вы не понимаете, как глупо он выглядел рядом с вами?

Маргарита печально покачала головой.

– Неужели вы так и не поняли, Уильям, что мы, я и ваш отец, любили друг друга? Разница в возрасте ничего не значила для нас. Если вы не желаете выполнить последнюю волю отца, можете забрать себе все деньги, но прошу вас, оставьте мне мой дом. Должны же мы с Эмили где-то жить! Все здесь напоминает мне о Чарлзе. Ваш отец похоронен на деревенском кладбище, Уильям. Забирайте все, что хотите, но не гоните меня из этого дома!

– Дом продан, – ледяным тоном заявил Уильям. – Завтра в него въедут новые владельцы.

– А как же мои вещи?! – в ужасе воскликнула Маргарита.

– У вас ничего нет, мадам. Дом продан со всей обстановкой. Я выгнал всех слуг, поскольку не желаю платить им выходное пособие.

– Ваш отец... – начала было Маргарита, но Уильям не дал договорить ей.

Он стукнул кулаком по столу, заставив мачеху замолчать.

– Мой отец! – зло воскликнул он. – Я до смерти устал слушать ваши похвалы в его адрес. Почему вы предпочли его мне? Вы всегда замечали только Чарлза Эббота и не обращали внимания на Уильяма Эббота. Почему? Я отвечу на этот вопрос. Все дело в том, что у моего отца были деньги, а у меня нет! Вы никогда не любили Чарлза Эббота, вы стремились заполучить его богатство!

Лицо Уильяма Эббота побагровело от гнева.

– Это неправда! – возмущенно воскликнула леди Эб-бот. – Я любила вашего отца и никогда не брала в расчет его деньги! Он был добрым, нежным, веселым, его невозможно было не любить. Впрочем, разве вы можете понять меня? Вы всегда были эгоистом, не способным на бескорыстное чувство!

– Чарлз Эббот был, наверное, хорошим любовником, мадам. Он заставлял вас стонать от наслаждения. А вы ублажали его разными способами, которым вас научила ваша тетя, профессиональная шлюха!

3
{"b":"25297","o":1}