ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

4. Пройдены совершенно неизвестные для европейцев страны.

5. Собран громадный расспросный материал, главную часть которого составляют статистические данные о населении, количестве скота и проч., как для Памира собственно, так и для стран прилегающих.

6. Наблюдались ежедневно все изменения погоды и температур по максимуму и минимуму термометра Реомюра.

В этнографическом отношении:

Собрана громадная коллекция фотографических снимков всех народцев, попадавшихся на пути: рушанских, сарыкольских и канджутских таджиков, сартов, кара-киргизов, афганцев и т. д. А также имеются фотографические снимки с памятников их архитектур, пород скота, разводимого ими, и т. д.

Наконец, в зоологическом отношении результаты наиболее полны и, на мой взгляд, заслуживают самой серьезной разработки.

Подробно изложу вам результаты эти при личном нашем свидании, которое, надеюсь, будет иметь место в Москве в недалеком будущем».

Как видим, характеристика личности консула Петровского, данная Г. Е. Грумм-Гржимайло, просто убийственная. Автоматически возникает образ типичного «держиморды», который только и знает, что «не пущать». Тем более что подобные претензии в его адрес высказывали и участники некоторых других экспедиций.

Однако при ближайшем знакомстве с биографией Николая Федоровича Петровского (1837–1908) возникает совершенно противоположное ощущение – кто-кто, а он просто категорически не подходит под такую характеристику. Образованный человек, он был известен не только как дипломат, но и как археолог, историк, востоковед. В 1862 г. Петровский, тогда отставной штабс-капитан (никакого отношения к семинаристам, вопреки утверждению Грумм-Гржимайло, он не имел, а учился в военных учебных заведениях), был арестован и заключен в Петропавловскую крепость по обвинению в «пропагандистской деятельности». Был выпущен на поруки в следующем году, в 1865-м перешел на службу в Государственный контроль Российской империи, а с 1881 г. – на дипломатическую службу. Пробыв в должности консула в Кашгаре более двадцати лет, Петровский собрал обширнейшие сведения и материалы по истории региона.

По ступеням «Божьего трона» - i_011.jpg

Так что в возникшем конфликте, можно сказать, у каждого была своя правда. В нарушение правил, Грумм-Гржимайло не предупредил своевременно консула о появлении экспедиции на китайской территории. Обстановка в тех краях была непростой, и такой шаг мог быть опасен как для самих путешественников, так и с точки зрения дипломатических отношений. Так что иначе Н. Ф. Петровский поступить просто не мог.

Конечно, можно понять и объяснить эмоциональность Г. Е. Грумм-Гржимайло. Экспедиция и без того проходила непросто, обратный же путь был очень мучительным. Съестные и прочие припасы заканчивались, купить или добыть что-то по пути было крайне сложно. И потому на пути в российские пределы не раз казалось, что участникам экспедиции грозит голодная смерть.

К счастью, обессилевшие и изголодавшиеся путешественники смогли без потерь 17 августа добраться до Оша. Несмотря на все неприятности и изменения планов, экспедиция братьев Грумм-Гржимайло достигла значительных результатов, Григорий Ефимович с полным основанием мог написать покровителю путешествия, что «сделано много». В начале октября 1887 г. Г. Е. Грумм-Гржимайло вернулся в Санкт-Петербург, а 28 ноября состоялся его доклад в РГО на совместном заседании отделений физической и математической географий.

Результаты лепидепторологических исследований и зоогеографические наблюдения по итогам всех четырех экспедиций в Алай, Бухару, Памир и Западный Тянь-Шань Григорий Ефимович изложил в двух фундаментальных работах: «Novae species et varietates Rhopalocerorum e Pamir», которая была опубликована в XXII томе Трудов Русского энтомологического общества за 1888 г., и «Памир и его лепидоптерологическая фауна» («Le Pamir et sa faune lepidopterologique»), составившей IV том «Mе́moires sur les lе́pidoptères».

В 1888 г. Г. Е. Грумм-Гржимайло сделал перерыв в крупномасштабных путешествиях, ограничившись непродолжительной поездкой на Средний Урал (в основном на собственные средства, при небольшой финансовой поддержке Зоологического музея Академии наук). Начав зоогеографические исследования от Златоуста, он закончил их в районе Ирбита. Собранную в этойпоездке коллекцию он полностью передал в Зоологический музей, а результаты исследований использовал для очерков и статей, в которых сравнивал энтомологическую фауну Урала и других районов.

* * *

В 1843 г. знаменитый немецкий ученый-энциклопедист Александр фон Гумбольдт впервые выделил на карте мира отдельный регион – Центральную Азию. Ныне существует несколько подходов к установлению географических границ Центральной Азии; в частности, по определению ЮНЕСКО в этот регион входят Монголия, Западный Китай, Северная Индия и Северный Пакистан, Северо-Восточный Иран, Афганистан, районы азиатской России южнее таежной зоны и пять бывших советских республик: Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Киргизия и Таджикистан. Есть и другие классификации; в частности, согласно классификации на основе этнического состава населения к Центральной Азии относят районы, в которых проживают восточно-тюркские народы, монголы и тибетцы.

В зависимости от классификации, географы дают разные оценки площади Центральной Азии – от 4 до 6 млн квадратных километров. Поверхность этой территории в основном образована многочисленными щебнистыми или песчаными равнинами, окаймленными или пересеченными горными хребтами. По характеру рельефа Центральная Азия подразделяется на три пояса (с запада на восток):

1. Северный горный пояс с главными горными системами: Тянь-Шань, Монгольский Алтай и Хангай.

2. Средний пояс равнин – пустыня Гоби и Кашгарская впадина, занятая пустыней Такла Макан;

3. Тибетское нагорье, окаймленное Гималаями на юге, Каракорумом на западе, Куньлунем на севере и Сино-Тибетскими горами на востоке.

Долгое время Центральная Азия исследовалась эпизодически. Систематическое изучение этого региона началось с середины XIX в., с экспедиций Петра Петровича Семенова-Тян-Шанского (1827–1914). В ходе путешествий 1856 и 1857 гг. он посетил Алтай, Тарбагатай, Семиреченский и Заилийский Алатау, достиг озера Иссык-Куль, первым из европейцев проник в Тянь-Шань и горную систему Хан-Тенгри.

После заключения между Российской империей и Китаем Тяньцзинского и Пекинского договоров (1858 и 1860 гг.) РГО получило возможность для организации экспедиций в ранее недоступные районы. Поначалу это были кратковременные разведки вблизи российской границы. Широкомасштабные многолетние исследования под эгидой РГО начались в 1870-х гг., с путешествий Николая Михайловича Пржевальского (1839–1888).

По ступеням «Божьего трона» - i_012.jpg

В 1870–1873 гг. Пржевальский посетил Монголию, Китай и Тибет. Экспедиция прошла от Кяхты через Ургу, Калган, озеро Далайнор, затем на запад в Ордос, Алашань, к озеру Кукунор, в Восточный Цайдам и Тибет до долины Янцзы и обратно через всю Монголию в Кяхту.

В 1876 г. Николай Михайлович предпринял вторую (так называемую Лобнорскую) экспедицию. Маршрут ее пролегал от Кульджи через Восточный Тянь-Шань и Восточную Кашгарию (низовья реки Тарим и озера Лобнор) до хребта Алтынтаг. Вернувшись оттуда в Кульджу, Пржевальский затем собирался по новому маршруту дойти до Тибета, однако был вынужден из-за болезни отказаться от этого плана и, дойдя лишь до китайского поселения Гучэн, был вынужден вернуться в Кульджу и затем в Санкт-Петербург для лечения.

В 1879 г. Николай Михайлович, во главе отряда из 13 человек, выступил из города Зайсан в свою третью (Тибетскую) экспедицию. Путешественники направились через Булун-Тохой и Восточный Тянь-Шань в город Хами, далее через Гашунскую Гоби и западный край нагорья Бэй-Шань в долину реки Сулэхэ и город Дуньхуан. После этого, перевалив через Алтынтаг, экспедиция вышла в межгорную котловину Сыртын и прошла по Восточному Цайдаму. Затем Пржевальский поднялся в Тибетские горы (хребет Бурхан-Будда) и вышел в верховья Янцзы. Отсюда экспедиция повернула на юг, ее целью была столица Тибета – Лхаса. Но тибетские власти не пускали иностранцев в этот город, не сделали они исключения и для экспедиции Пржевальского. Поэтому не дойдя 250 верст до Лхасы, путешественники вынуждены были повернуть обратно в Ургу. Именно в этом путешествии Н. М. Пржевальский открыл ранее неизвестный вид лошади, названный в его честь – Equus caballus przewalskii (лошадь Пржевальского).

6
{"b":"252980","o":1}