ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путь Самки
Да не опустится тьма!
Хирург дьявола
Жертва
NOS4A2. Носферату, или Страна Рождества
Ваши семейные финансы. Все, что нужно знать, чтобы водились деньги
Тренажер по чтению
Зимняя сказка
365 вопросов самому себе

В компании Криса печенье потеряло всю свою привлекательность. Я залпом опрокинула в себя остатки вина и гордо удалилась в гостиную, едва удержавшись от того, чтобы не хлопнуть дверью.

Отчет № 2

О куклах и слониках

Примечание Криса: суккубы на борту приносят несчастья – проверено.

Спала я плохо. Диван вполне комфортный для того, чтобы развалиться на нем перед телевизором, оказался совершенно не предназначен для спокойного сна. Полночи я ворочалась, пытаясь улечься поудобнее, еще полночи дремала, найдя нужную позу, но боясь пошевелиться. Под утро провалилась в зыбкий сон, в котором кто-то кого-то то ли убивал, то ли спасал под кряканье Дональда Дака. В итоге в ужасе подскочила, когда часы на стене сухим щелчком передвинули стрелки на семь утра. Смысла дальше изображать спящую красавицу не было. Да и, в конце концов, можно раз в год порадовать Князя, придя на работу пораньше, так что я поднялась и направилась в ванную.

Дверь в спальню была чуть приоткрыта. Я не удержалась от праздного любопытства, утешив себя тем, что меня интересует вовсе не до противного умиротворенная физиономия спящего темного мага, а девочка. Мой последний опыт общения с детьми датировался этак четырехлетней давностью. Он сводился к возгласу «какая прелесть!», когда один из клиентов вручил мне для умиления своего новорожденного сына. После чего его сразу же отдали нянькам. До этого я с ребятишками разговаривала, пожалуй, только в школе. Когда сама в ней училась.

Картина и сейчас предстала умилительная. Ника обнимала кролика, Крис – Нику, темные волосы обоих разметались по подушкам, перемешавшись, и от этого всего веяло такой семейной идиллией, что стало аж завидно. Я потопталась какое-то время в дверях, разглядывая отца с дочерью, почесала нос и подумала, что стоит все-таки завести кота. Потом представила полный ненависти желто-зеленый взгляд, возмущенный вопль и раздраженно подергивающийся удаляющийся хвост, если мне вздумается полезть к коту с объятиями, и окончательно убедилась в собственной никчемности.

В ванной я надолго замерла перед зеркалом, пытаясь понять, что теперь хочу от своей внешности. Вдохновение, жизненно необходимое в данном вопросе, сегодня не торопилось на меня снизойти. А еще говорят, хорошо, когда есть выбор. Когда предстоит сделать выбор из бесконечного множества вариантов, не скажу, что это облегчает задачу. В итоге, так и не найдя образа, идеально соответствующего моему состоянию души, оставила все как есть.

На кухне я с некоторым удивлением обнаружила Нику. Девчонка устроилась на табуретке и болтала в воздухе босыми ногами. Кролик торжественно восседал рядом, уткнувшись плюшевой мордой в стол.

– Доброе утро, – сказала девочка, широко улыбаясь.

Поразительно вежливый ребенок. В кого, интересно? Пришлось согласиться, что утро и правда доброе.

– Ты чего не спишь? – поинтересовалась я, распахивая дверцу холодильника и изучая его содержимое. Надо отдать должное, определенная польза от «темномагического» нашествия была: я сама совершенно не подумала о том, чем буду завтракать.

– Я всегда рано просыпаюсь и играю, пока мама или папа спят. Но у вас нет игрушек.

Мне почему-то представилось жилище темного мага, наполненное плюшевыми зверюшками, розовыми домиками для Барби и воздушными шариками. Я хихикнула и припомнила, что в квартире у Криса и правда была одна комната, в которую я ни разу не заходила. Да и я вообще нечасто у него бывала, мы оба предпочитали оставаться у меня: ближе к работе.

– Уж извини.

– У вас нет детей?

К счастью, я уже давно отучила себя воспринимать этот вопрос как глубочайшее оскорбление и даже сумела улыбнуться:

– Нет. Так что придется тебе рассказать мне, чем детки питаются по утрам.

Малявка прониклась важностью миссии и серьезно перечислила:

– Молоко с какао, бутерброд с вареньем и яблоко.

Что ж, это вам не манные каши по особой семейной рецептуре, тут я справлюсь.

– А вы кто? – поинтересовалась девочка, пока я варила кофе и разогревала молоко в микроволновке, и в ответ на мой озадаченный взгляд пояснила: – Папа у меня темный маг, и мама – темный маг. И я буду темным магом. А вы?

– А я не буду, – хмыкнула я. Малолетнее создание на моей кухне и кролик на табуретке странным образом поднимали мне настроение. – Я суккуб.

Глазенки в обрамлении таких густых и длинных ресниц, что, не имей я возможности в любую секунду сотворить себе такие же, искусала бы себе все локти от зависти, округлились от удивления:

– Это как? Что вы умеете?

– Мм… – Я замялась на мгновение. Думаю, разъяснением особенностей взаимоотношения полов пусть занимаются ее родители. – Могу стать такой, какой захочу.

Круглая кнопочка носа сморщилась.

– Это и мама моя может. Надо только краску в магазине купить и… ух ты!

Я непедагогично показала ребенку язык. Искренний детский восторг в ответ на мое преображение доставил мне несказанное удовольствие.

– А как я, стать можете?

Малявка зааплодировала, а я покосилась в стекло, рассматривая свое отражение. Ужас какой-то, похожа на крисовскую сестру-близнеца.

– А что еще? Или только меняться?

Вот странность, мне перед мужчинами никогда не хотелось так не ударить в грязь лицом, как сейчас перед этой девочкой. Поэтому я не удержалась и доверительно сообщила:

– Могу угадывать чужие желания.

– Всех-всех?

– Нет, только мальчиков, – с сожалением признала я.

– А мальчиков любых?

– Любых.

– Даже папины? – В глазенках зажегся азарт.

– Даже папины, – сказала я скрепя сердце и лукаво улыбнулась. – Смотри, что покажу.

После чего сноровисто налила кофе, добавив туда молока и корицы, и настрогала бутербродов, намазав тонким слоем плавленый сыр на ломтики хлеба. Едва я закончила, в кухню ввалился взъерошенный и отчаянно зевающий Крис. Я поставила перед ним кофе и тарелку с бутербродами, после чего сонный взгляд сразу же просветлел.

– О! А я как раз хотел…

Ника захихикала, уткнувшись в кролика, а я скосила глаза в сторону и спрятала руки за спину.

– Сабрина! – Оскорбленный до глубины души подобным сговором, Крис даже дар речи потерял, но – не пропадать же добру! – бутерброд таки откусил. После чего обратил внимание на то, как я выгляжу, и едва не поперхнулся. – И хватит нас ксерокопировать.

Я и ему показала язык, сделавшись ярко-рыжей. А поразмыслив, еще и кудрявой. Рыжий цвет и мелкие кудряшки Крис и по отдельности-то на дух не переносил, а уж вместе…

Маг скривился, но промолчал, а Ника наградила меня очередным восхищенным взглядом.

– Вы похожи на одуванчик.

– Когда поседею, загадаешь желание и дунешь. – Сидеть рядом с магом мне не хотелось, поэтому я бесцеремонно пересадила господина кролика к себе на колени.

– Это Барни, – представила его Ника.

Я с самым что ни на есть серьезным видом пожала плюшевому зверю лапу, а девчонка занялась бутербродом.

– Какие у вас теперь планы? – как можно более безразлично поинтересовалась я, мимоходом подумав, что просто вдвоем, не по работе мы с Крисом не разговаривали целую вечность. Не говоря уже о разговорах вдвоем на моей кухне.

– Я устроил Нику в детский сад неподалеку на две недели. И подыщу нам какую-нибудь гостиницу.

Мы одновременно покосились на ребенка, и тот ответил нам недоуменным взглядом поверх стакана с молоком: чего вы так смотрите, взрослые люди, ем я! А я почувствовала себя последней сволочью: выставлять дитенка не пойми куда, пусть даже его отец мне глубоко несимпатичен, все-таки неправильно. Ей и так, судя по всему, не очень-то повезло в жизни с отсутствующим папашкой и сумасбродной мамашкой. Так как, по мне, женщину, которая родила ребенка от едва знакомого человека, а потом сунула ему этого ребенка со словами «на, нянчи!», иначе, как сумасбродной, назвать нельзя.

– Оставайтесь здесь, – выдавила я. – А я у того же Чара, если что, мне не привыкать…

7
{"b":"252988","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сад надежды
Жестокие святые
Муля, не нервируй меня!
Одураченные случайностью
Колыбельная для моей девочки
Лузер
Чёрт из табакерки
Триумфальная арка
Плата за успех: откровенная автобиография