ЛитМир - Электронная Библиотека

Она убила того, кто поднял руку на Бесс, но это уже другая история. Дом ограбили, унеся все, что могли найти. Правда, добыча была не такой уж большой. Мы давно спрятали все, что могли. Когда восстание будет подавлено, не составит труда вернуть вещи на прежние места. Но, покидая поместье, они подожгли дом.

— Королевский Молверн? — потрясенно пробормотал Патрик. Дом его деда с бабкой, любимое обиталище матери!

В детстве он и сам провел там много счастливых летних месяцев.

— К счастью, повреждено в основном восточное крыло, но я обязательно все восстановлю, когда вернусь. Слуг я отправил к родным. Но вот детей привез к тебе. Ты приютишь их ради меня? Они не будут большой обузой. Ребятишки хорошие и добрые.

— Разумеется, сэр, — ответила Фланна, прежде чем муж успел открыть рот. — Где они? Неужели стоят на улице в такой холод? Немедленно приведите их!

— Бидди, — позвал герцог Ланди. — Войди в зал и захвати детей. Бидди — это их няня. Она и Бесси вырастила.

Появилась маленькая полная; женщина неопределенного возраста. К ней жались двое детишек, усталых и напуганных. Третьего, совсем маленького, она несла на руках. Сердце Фланны сжалось.

— Ах, бедные малыши, — пробормотала она. — Что за ужасные времена. Садитесь поближе к огню, согрейтесь.

Чарлз Фредерик едва заметно улыбнулся. Похоже, у невестки доброе сердце.

— Вот и мои цыплята, — объявил он. — Сабрине почти десять, Фредди — семь, а маленькому Уилли — три. И разумеется, есть еще наша Бидди, без которой нам бы просто не выжить. Дети, а это мой брат, ваш дядя Патрик, и его молодая жена, тетя Фланна. Они дадут вам крышу над головой, пока я буду сражаться за нашего короля.

— Но, папа, мы не хотим, чтобы ты уезжал, — всхлипнула Сабрина. В янтарных глазах стояли слезы. Она бросилась к отцу, схватила за рукав и заплакала.

— Я не уеду, пока вы не устроитесь как следует, Бри.

Король приедет в Абердин не раньше чем через две недели.

К тому времени Гленкирк будет вам так же хорошо знаком, как Королевский Молверн, — пообещал отец.

— А зато, девочка, у нас есть пони, на которых можно ездить верхом, — сообщил Патрик племяннице. — Ты ведь любишь кататься, правда?

— А почему ты так смешно говоришь? — удивилась Сабрина.

— Я шотландец, девочка, не англичанин. И ты теперь в Шотландии. Скоро привыкнешь.

— Я хочу маму, — пропищал Фредди Стюарт.

— Мама мертва, олух! Тот злой солдат ее застрелил, — напомнила сестра. — Она ушла на небо, к Иисусу.

— Не желаю, чтобы она жила на небе! — заупрямился Фредди. — Пусть живет с нами! Почему она не приходит?

— Потому, — мрачно буркнула сестра.

Фланна встала перед малышом на колени.

— Знаешь, как управляться с длинным луком, парнишка? — спросила она.

Тот молча покачал головой.

— А я умею. Хочешь, научу?

— Правда? — выпалил Фредди, заинтригованный этой рыжеволосой дамой, обладавшей столь поразительным талантом.

Мама не позволяла ему даже брать в руки маленький меч, подаренный на день рождения его кузеном, принцем Генрихом.

— Если завтра не будет ни дождя, ни снега, поставим во дворе мишень и начнем наши занятия. Сабрина, если надумаешь, присоединяйся к нам.

— Никогда не видела, чтобы дама стреляла из лука! — зачарованно прошептала Бри.

— Видишь ли, девочка, — усмехнулась Фланна, — я только учусь быть леди, но пока не слишком получается. Зато с луком я здорово умею обращаться!

Она встала и пощекотала малыша под подбородком.

— А ты, крошка Уилли? Тебя мы посадим "на пони уже весной. Ну а теперь нужно побыстрее накормить и уложить детей. Дорога была долгой. Энгус, куда ты пропал?

— Я здесь, миледи, — сказал мажордом, выступив вперед и кланяясь джентльменам. — Я уже говорил с экономкой, миледи. Мы готовим спальни в восточной башне. Я немедленно отведу детишек на кухню и велю повару подать ужин.

Фланна кивнула и вновь обратилась к гостям. Бидди, глаза которой просто лезли из орбит, рассматривала Энгуса.

Испуганные детишки не могли двинуться с места.

— Энгус ничего вам не сделает, малыши, — заверила Фланна. — Когда-то он присматривал за моей мамой, а потом помогал растить меня. Теперь приехал со мной в Гленкирк. Он мой друг и мой слуга. Вы должны во всем полагаться на него. Обещаю, он о вас позаботится.

—  — Спасибо, миледи, — промямлила Бидди, очевидно, все еще сомневаясь.

Но Фредди обрел голос и осмелился спросить:

— А сколько в вас футов?

— Целых семь, парнишка.

— Каково это — быть таким большим? — допытывался Фредди.

Энгус нагнулся и подхватил малыша на руки.

— Вот так, парнишка! Ну, что думаешь?!

— Мне это нравится! — смеясь, взвизгнул Фредди.

— И меня, и меня тоже! — вскричала Сабрина, громко хохоча.

— Идите за мной, мистрис Бидди, — попросил Энгус. — Вас ждут горячий ужин и теплые постели.

И он зашагал к выходу вместе с новыми друзьями. Следом семенила Бидди с малышом Уилли.

— Как я могу отблагодарить вас, мадам? — воскликнул герцог Ланди. — Вижу, под вашим крылышком мои дети будут счастливы и в безопасности.

— Детям для счастья не много нужно, — отмахнулась Фланна. — А теперь я должна идти и присмотреть за служанками, чтобы как следует согрели спальни детей.

Она присела и поспешила уйти.

— Сядем, Чарли, — предложил Патрик. — Я хочу услышать все новости. Уверен, что ты приехал в Шотландию не только ради детей.

Мужчины устроились перед очагом, и Гленкирк наполнил кубки.

— Как матушка? Когда ты видел ее в последний раз и почему не оставил детей с Генри?

— Мама глубоко скорбит по отцу, — ответил Чарли.

Как все отпрыски матери от разных отцов, Чарлз Фредерик Стюарт не знал своего усопшего родителя и называл отцом Джеймса Лесли, ибо тот был единственным настоящим отцом, которого он помнил. — Она увезла Отем во Францию, вместе с верными слугами, включая того, кто женился на Торамалли. Вряд ли он тоскует по твоему горному логову.

— Существует ли опасность, что солдаты Кромвеля нападут и на Кэдби, как напали на Королевский Молверн? — допрашивал Патрик.

— Вряд ли. Поэтому я и привез малышей к тебе. Генри всеми силами старается не показать предпочтения ни одной из сторон. Если бы я оставил своих цыплят у него, боюсь, он стал бы мишенью для фанатиков. Как и все мы, Генри был потрясен и возмущен казнью короля, но он смотрит вперед. Когда-нибудь этот ужас закончится, и молодой король займет свое законное место. Если Линдли хотят выжить, значит, должны соблюдать нейтралитет. Так считает Генри, и я согласен с ним, несмотря на родство с королевской семьей. Меня же — именно из-за этого — вечно будут подозревать. Когда Бесси убили, я понял, что больше не могу терпеть. Поэтому и встал на защиту короля. Но дети — мое слабое место. Здесь же им ничего не грозит, ибо не многие знают, что ты мой брат. Ты в своем великолепном уединении убережешь моих крошек. Мама знает, где ее внуки, и не станет тревожиться.

Патрик кивнул, медленно потягивая вино.

— Но что станешь делать ты, Чарли, пока я буду заботиться о твоих отпрысках? Какой опрометчивый поступок собираешься совершить? Шотландский парламент держит твоего короля в тугой узде. Кажется, я слышал, как ты сказал своей дочери, что король через две недели будет в Абердине? Зачем он приезжает?

— Нам нужно собрать войско, Патрик. Англию можно отвоевать у мятежников, только имея большую армию.

— Ты рехнулся! Неужели гибель отца ничему тебя не научила? — взорвался герцог Гленкирк.

— Шотландцы никогда бы не проиграли сражение при Данбаре, если бы генерал Лесли в своей безграничной гордости не велел солдатам спуститься с холмов, где их позиция была неуязвима, и расположиться лагерем прямо перед англичанами. Разве этому старому напыщенному ослу не пришло в голову, что отчаявшиеся англичане могут атаковать первыми? Англия в тисках чудовища. Люди больше не могут терпеть. Побольше воинов — и короля будет приветствовать вся страна.

23
{"b":"25299","o":1}