ЛитМир - Электронная Библиотека

Энгус медленно кивнул. Что же, ее можно понять: Фланна горда и самолюбива.

— Значит, собираешься отомстить ему, покинув Гленкирк?

— Совершенно верно, дядя. Этот урок Патрик Лесли должен хорошо усвоить, чтобы не совершить подобной глупости дважды. Если я не смогу убедить мужа в своей верности и преданности, наш брак никогда не станет счастливым.

Нет ничего хуже, чем провести остаток жизни, подозревая друг друга. Кстати, бабушка Патрика тоже попадала в такое положение, из которого вышла, предприняв самые решительные действия.

— Какие именно? — заинтересовался Энгус.

— Ее отец сделал ошибку, отдав принадлежавшие ей одной владения ее будущему мужу вместо приданого. Но она поклялась, что не выйдет замуж, пока ей не вернут землю. Жених посчитал, что вынудит ее пойти к алтарю, если наградит ребенком. Но вместо того чтобы сдаться, она убежала от него. Граф понял, что будущий наследник рискует появиться на свет вне брака, и поэтому поспешил вернуть требуемое. Они были обвенчаны за несколько минут до рождения ребенка. Я не могу последовать ее примеру, ибо уже обвенчана с Патриком, но знаю, что он успел полюбить меня и будет глубоко страдать, лишившись моего общества. Поеду в Брей под предлогом того, что хочу заняться ремонтом, и постараюсь там остаться. Не вернусь, пока он не извинится за свои ужасные слова. И не позволю, чтобы он искоса поглядывал на своего первенца, лелея в сердце гнусные подозрения. Только когда он признает, как был не прав, я пойму, что моему малышу ничего не грозит и мы с Патриком сможем жить в мире. Я могла бы сбежать, дядя, но не стоит! Пусть Патрик знает, где я, и мучится. Я же вернусь, только когда он сдастся и попросит прощения.

— Ты, разумеется, возьмешь Эгги, — решил Энгус.

— И Йена Мора тоже. Он молод, но умен и решителен.

Пусть говорит с работниками от моего имени!

— А ежели твой муж приедет и захочет силой потащить тебя в Гленкирк? У него есть на это право.

— В Брее есть тайники, о которых не знаешь даже ты, дядюшка, — хитро ухмыльнулась Фланна. — Да это и к лучшему. Ты с чистой совестью сможешь сказать моему мужу, что не имеешь ни малейшего понятия, куда я подевалась.

— Когда ты едешь?

— Я все должна хорошенько обдумать.

— Да, — согласился Эгнус, — а я должен разыгрывать полнейшее неведение. Как, милорд, разве не вы сами обещали ее светлости, что она может отремонтировать и обставить Брей? Да ведь всем в Гленкирке известно о вашей щедрости! Вы же хотите порадовать ее, особенно теперь, когда она носит наследника Гленкирков?

— Прекрасно, дядя! — засмеялась Фланна, но тут же помрачнела. — Ты, кстати, не задал мне того же вопроса, что и муж.

— А зачем, девочка? — удивился Энгус. — Я тебя знаю.

Ты женщина порядочная.

Фланна обняла великана, впервые за этот день почувствовав, как становится легче на душе. Впрочем, так было всегда. Энгус был поистине опорой — сначала для любимой сестры, потом для племянницы.

— Я люблю тебя, дядя, — прошептала она. Он растроганно чмокнул ее в макушку.

— Ну, малышка, только не раскисай. Твоя мама была такой же, когда носила тебя, — строго пожурил Энгус, втайне довольный ее словами.

— А теперь могу я взять лошадь?

— Завтра, — пообещал он. — Я сам поеду сегодня в Брей и посмотрю, можно ли там жить. А заодно и проверю, что нуждается в ремонте. Нужно же понять, какие материалы потребуются и каких мастеровых прислать.

— Хорошо, дядя. Сегодня посижу у очага. Но только сегодня.

Энгус, смеясь и покачивая головой, вышел во двор и направился к конюшням. Было время, когда племянница не задумываясь последовала бы по стопам графини Гленкирк.

Пламенная Фланна ни секунды не колебалась бы, прежде чем побольнее уязвить мужа. Теперешняя Фланна — совсем другая. Она стала более вдумчивой. Поумнела. И готова выждать, чтобы добиться своего. И слава Богу. В обычных обстоятельствах Энгус не стал бы ей помогать, но сейчас был ужасно зол на Патрика Лесли. Как он посмел обидеть жену! Правда, они женаты недавно, но неужели герцог к этому времени не успел понять, что его жена честна и благородна? Своими подозрениями он оскорбил не только Броуди, но и Гордонов!

Энгус оседлал коня и, перебравшись через подвесной мост, углубился в лес. День был теплым, и в воздухе пахло весной. Добравшись до озера, он остановил коня и долго смотрел на старый замок, выстроенный в годы правления Джона Балиола, в 1295 году. Замок был воздвигнут на острове посреди небольшого озера и соединялся с берегом деревянным мостом. У этого моста была своя история. Лэрд Гордон, которому принадлежал замок, собирался построить крепкий каменный мост, но его жена запротестовала, указав, что по каменному мосту враг сможет спокойно пройти к самым воротам, а дерево можно сжечь в случае неожиданной атаки и так же легко восстановить снова. Поэтому Гордон послушал совета супруги и оставил все как было.

Обычно земля между мостом и замком оставалась необработанной, чтобы можно было сразу заметить любого чужака. Но прошло двадцать лет с той поры, как здесь жили люди, и теперь повсюду поднимались молодые сосенки и стройные осинки. Когда-то с южной стороны замка был причал, но он давно уже сгнил. Тем не менее, не будь на Энгусе клейма незаконного рождения, замок и титул сейчас принадлежали бы ему. Но что поделать… Зато жизнь у него совсем неплохая. И племянница его искренне любит.

Объехав вокруг озера, он остановился, спешился и привязал лошадь к дереву. Старый мост не выдержит веса всадника.

И без того приходится каждый раз смотреть, куда ставишь ногу. Кстати, нужно решить, какие деревья вырубить. Возможно, несколько, но не все. Нужно предложить Фланне выстроить по четырем углам острова сторожевые башни.

Он подошел к дубовым, окованным железом дверям и проверил петли. Довольно крепкие, но, может, стоит их поменять.

Деревянные стены конюшни давно сгнили и обвалились. Их нужно обновить в первую очередь.

Энгус поднялся по каменным ступеням в замок, сунул руку за небольшой каменный карниз и достал ключ. Дверь со скрипом отворилась. Энгус ступил через порог и остановился, вспоминая свое детство. Стояла полная тишина, но он мог бы поклясться, что по замку скользят тени его предков, Рассмеявшись, Энгус принялся обходить помещения. Все как он ожидал. Замок, сложенный из камня, выдержал все невзгоды. Правда, здесь полно пыли и паутины, но это дело поправимое.

Проверив все вплоть до чердака, Энгус нашел дыру в черепичной крыше, которую, разумеется, нужно будет залатать. В подвалах грязно и полно всякого хлама, который следует выбросить. Занавеси еще послужат, но слугам придется хорошенько их выбить, а мебель натереть воском.

Подмести и помыть полы, а заодно и окна. Сделать новые ставни.

Энгус перешел на кухню и заглянул в дымоход.

Давно пора вычистить, как и все остальные трубы.

Здесь полно птичьих гнезд. Он немного встревожился, боясь, что работы предстоит слишком много, особенно для женщины в положении. Впрочем, его племянница — девочка крепкая, и заботы помогут ей забыть причиненную мужем боль. Разлука с женой, несомненно, заставит Патрика Лесли понять всю глупость его поведения.

Вернувшись домой, Энгус немедленно отправился к племяннице и рассказал, в каком состоянии нашел Брей.

— Теперь, — добавил он, — тебе остается только убедить мужа в необходимости оставить Гленкирк. Это будет нелегко, Флана.

— Знаю, — вздохнула она. — Я все еще сердита на него.

— В таком случае подожди, пока гнев остынет, — посоветовал Энгус.

— Не хочу!

Вечером, когда Патрик спустился к ужину, жена холодно кивнула, но ничего не сказала. Слуги принялись разносить жареную оленину, лососину на ложе из свежего кресс-салата, утку с поджаристой корочкой в сливовом соусе, кроличье рагу с морковью и луком-пореем в густой винной подливке, свежий хлеб, сыр, масло и вишневый джем — все любимые блюда Патрика. На десерт подали груши, тушенные в сладком вине, и крошечные сахарные вафли. Герцог набросился на еду и к концу ужина окончательно размяк.

55
{"b":"25299","o":1}