ЛитМир - Электронная Библиотека

— Фланна не наша мать, — раздраженно бросил Патрик. Он и сам знал, что поступил плохо, а Генри к тому же вздумалось сыпать соль на рану.

— Верно, но любая честная женщина была бы оскорблена подобным отношением мужа, — улыбнулся Генри. — Теперь мне просто не терпится познакомиться с твоей женой, младший братец. То, что она не прикончила тебя на месте, — явное свидетельство ее великодушия и терпения.

— Недаром ее прозвали Пламенной Фланной, и не только за рыжие волосы, — поддакнул Патрик.

Генри расхохотался:

— Что ж, завтра посмотрим, успела ли она немного остыть. Ты встречался с ней за это время?

— Она запретила мне приезжать, — покачал головой Патрик. — Фланна — человек искренний и всегда говорит, что думает. Поэтому я и не пытался нарушить обещание.

— Значит, ты не видел ее больше трех месяцев? Да, братец, грозная тебе досталась супруга, если ты так легко подчиняешься ее воле!

— Не хотел повредить младенцу, — объяснил герцог.

— Вот как? Значит, больше не сомневаешься, что ребенок твой?

— И не сомневался. Она пришла в брачную постель невинной и всегда была честной и верной женой. Я люблю ее, просто поддался мгновенной ревности, хотя знал, что она меня не предаст.

— Советую сказать ей все это, как только доберешься до Брея, — бросил Генри.

— Обязательно. Больше я не желаю с ней разлучаться.

— И не разлучайся. После того как привезешь Чарли в Гленкирк, — напомнил маркиз. Патрик тяжело вздохнул.

— Так и быть, — неохотно согласился он, — но в этом случае ты должен остаться с моей женой и детьми Чарли.

Не могу же я оставить Фланну на попечение слуг и трех малышей. У Энгуса Гордона нет той власти, что у тебя.

— Останусь, — пообещал Генри. — Надеюсь, твоя отлучка продлится недолго.

— Возможно. Мне придется ехать одному. Если возьму своих людей, все подумают, будто я решил присоединиться к королю. Мне это ни к чему. Один я смогу передвигаться быстрее. Когда мы с Чарли поедем обратно, все, кто это увидит, не посчитают нас угрозой, поскольку мы будем двигаться в направлении, противоположном расположению войск.

Утром, взяв с собой детей, братья отправились в Брей.

Выехав из леса на берег озера, они остановились, чтобы дать отдых лошадям и хорошенько рассмотреть небольшой темный замок на фоне синей воды.

— Как прекрасно! — воскликнула Бри, хлопая в ладоши. — Не удивляюсь, что тетя Фланна хочет здесь жить!

— Разве Гленкирк не красив. Бри? — удивился герцог.

— Да, дядя, и притом гораздо больше и величественней.

Но Брей! Словно из рыцарских романов! Никогда раньше не видела замка на острове!

Они ехали по берегу озера, пока не добрались до мостика, соединявшего остров и сушу. Мостик, прежде гнилой и ветхий, теперь был сколочен заново. Копыта лошадей медленно ступали по бревнам, Патрик заметил, что большая часть растительности, загораживавшей вид всего несколько месяцев назад, теперь исчезла. Между мостиком и замком осталось только несколько деревьев, не скрывавших самого здания.

Гостям сразу бросилась в глаза новая конюшня из бревен и камня, с крепкой крышей из сланцевого шифера. Это строение должно было лучше, чем предыдущее, вынести испытание временем. Двор чисто выметен, и нигде ни души.

Даже работников нет. Подняв глаза, герцог обнаружил, что крыша тоже отремонтирована. Он повел спутников в замок.

Йен Мор, заметив вновь прибывших, поспешил навстречу.

— Ваша светлость! — с поклоном приветствовал он. — Госпожа ждет вас в зале.

Он повел их в парадный зал, где в очаге ярко пылал огонь. Фланна медленно поднялась, улыбаясь при виде мужа.

— Добро пожаловать в Брей, милорд. Йен, принеси вина гостям и сладостей детям.

Она протянула руки бросившимся навстречу малышам.

— Тетя! — ахнула Сабрина. — Ты такая. — ., такая…

— Толстая! — вставил Уилли.

Фланна засмеялась:

— Все потому, что во мне растет младенец. Когда он выскочит, я снова стану худой.

— А когда он выскочит, тетя? — вмешался Фредди.

— Скоро, — пообещала Фланна. — А вот и Эгги! Бегите к ней, и она покажет вам наш маленький замок.

Дождавшись ухода детей, она повернулась к Патрику и спросила:

— Ну, сэр, что вы мне скажете? Или по-прежнему упорствуете в своей глупости?

— Ты примешь мои извинения, девочка? — прошептал он, с удивлением понимая, что стоило только выговорить первые слова, и остальное оказалось совсем не сложным.

— Может быть, если признаешься, что зря ревновал и обидел меня.

— Я люблю тебя, Фланна. Поэтому и потерял разум и вышел из себя, увидев, что другой мужчина целует твою руку.

Пожалуйста, прости меня. Я не могу жить без тебя и хочу, чтобы ты вернулась, — продолжал Патрик, вдруг осознав, что жена для него куда важнее оскорбленной гордости.

Из глаз Фланны брызнули слезы.

— Прощаю тебя, Патрик, от всего сердца. И как же мне не простить, когда я так тебя люблю!

Патрик обнял ее и стал губами снимать соленые капли с бледного лица.

— Ты вернешься?

— Разумеется, — кивнула она, целуя его в губы. — Следующий герцог Гленкирк должен родиться в своем доме.

Позади раздалось деликатное покашливание.

Влюбленные, смеясь, разомкнули объятия, и герцог представил жене старшего брата.

— Добро пожаловать в Брей и Шотландию, милорд, кивнула Фланна, подумав, что деверь очень красив. Особенно глаза цвета индийской бирюзы!

— А я, мадам, счастлив познакомиться с дамой, поставившей моего младшего брата на колени, приведшей в чувство и сломившей упрямство! — пошутил Генри Линдли.

Фланна смущенно покраснела.

— Теперь я знакома уже с двумя братьями моего мужа.

Жаль, что так и не увидела вашей матушки.

— Она непременно вернется, — пообещал Генри. — Но, мадам, вам нужно сесть. Моя жена подарила мне нескольких детей, и я в отличие от своего тупоголового брата знаю, что нужно женщине в вашем положении.

Он подвел Фланну к стулу и заботливо усадил.

— А теперь поведайте, когда наследник или наследница придут в этот мир? Я должен обязательно дождаться этого великого события, чтобы потом все подробно рассказать матушке, которую ваш муж до сих пор не позаботился известить о своей женитьбе. Насколько я понял, пока только Чарли знает.

— И лишь потому, что прошлой осенью явился сюда с детьми, — добавил Патрик. — Неужели не понимаешь, Генри, что в такие времена письма вряд ли доходят даже до Англии, не говоря уже о Франции? В Гленкирке почти не бывает посторонних. Иногда забредает торговец или лудильщик, но разве им можно доверить послание? И куда они его отнесут? Между Англией и Францией по крайней мере существует хоть какое-то сообщение. Поэтому, возвращаясь в Англию, захватишь мое письмо. Переправишь его матери: ты и так с ней постоянно переписываешься.

— Итак, милорд, с какой целью вы приехали в Гленкирк? — неожиданно вмешалась Фланна. — И как вам удалось преодолеть такую дорогу без особых хлопот и приключений? Судя по тому, что мы слышали, англичане до сих пор удерживают Эдинбург, а король Карл готовится к походу на Англию. Не лучше было бы в такой час оставаться с семьей?

— Вы правы, — с улыбкой согласился Генри, — но вместо этого пришлось отправляться сюда. Матушка боится за жизнь Чарли и просит, чтобы он вернулся в Гленкирк и жил тут, пока не кончится смута. Если в Англии узнают, что я был в королевском лагере, последствия будут ужасны. Я не могу допустить, чтобы меня видели рядом с королем, иначе просто обвинят в измене. Патрику же опасаться нечего.

Йен Мор поднес джентльменам вина, а Фланне — бокал родниковой воды, к которой она за последнее время привыкла.

— Вы англичанин, сэр, и все же боитесь приблизиться к своему королю? — удивилась она, отпив глоток. — Не понимаю. Разве вы не хотите, чтобы он вернулся на трон?

— Кромвель в отличие от Карла сейчас в полной силе.

Короля убедили, что стоит ему перейти через границу, как все роялисты немедленно поднимутся на его защиту. Но это не так. Сторонники короля только потому и выжили, что все это время опасались голову поднять! И не поднимут — хотя бы потому, что для реставрации монархии еще время не пришло, да и понятия не имею, когда придет.

60
{"b":"25299","o":1}