ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, милорд, ваш брат здесь, — выдавил наконец хозяин уже более почтительным тоном. — Если пойдете за мной, я покажу.

Он двинулся по узкому коридору, остановился у какой-то двери, тихонько постучал и, проводив Патрика в комнату, быстро удалился.

Патрик подождал, пока глаза привыкнут к темноте. И хотя в помещении собралось несколько человек, он безошибочно выбрал брата.

— Чарли!

Герцог Ланди повернулся и удивленно поднял брови.

— Господи, Патрик, это ты?! — начал он и, тут же побледнев, охнул:

— Дети?

— С ними все в порядке, — поспешно заверил Патрик.

— Мама?

— Во Франции, готовится к замужеству Отем.

— Но в таком случае… — недоуменно начал Чарли.

— Нам нужно поговорить, — решительно перебил Патрик.

— Милорды, — представил Чарли, — это мой младший брат, Патрик Лесли, герцог Гленкирк. Он приехал из самой Шотландии, чтобы поговорить со мной! По-видимому, дело серьезное.

— Вы встречали по пути «круглоголовых», милорд? — осведомился один из джентльменов.

— Кромвель выслал разведчиков, но само войско в сутках пути отсюда, — честно ответил Патрик.

— Господи! Мне лучше отправиться домой, пока еще есть время, да и остальным советую сделать то же самое! — воскликнул мужчина. Собравшиеся дружно поддержали его, и скоро в комнате не осталось никого, кроме братьев.

Герцог Ланди сардонически усмехнулся и налил вина себе и брату.

— За короля! — провозгласил он, поднимая кубок.

— За короля, — вторил Патрик.

— Ты просто с ног валишься, — заметил Чарли. — Пойдем сядем у огня. Если дети и мама здоровы, я, кажется, понял причину твоего приезда, младший братец. Зная твои чувства к королю, весьма сомневаюсь, что ты решил вынуть из ножен шпагу и встать на его защиту.

— Генри в Гленкирке, — начал Патрик, с улыбкой глядя на удивленное лицо брата. — Он солгал местным властям, чтобы получить разрешение на поездку, и явился к нам.

Оказывается, все это время он переписывался с мамой, хотя понятия не имею, как это ему удается. Мама не желает, чтобы ты очертя голову бросался в бой, и требует твоего немедленного возвращения в Гленкирк.

— Патрик… — начал брат, но герцог Гленкирк повелительно поднял руку.

— Позволь мне договорить. Я знаю, что моя затея обречена на провал, но я обещал Генри и маме. Они оба уверены, что Стюарту еще рано пытаться вернуть трон. Думаю, они правы. Да и ты это сознаешь. Твои приятели, как видишь, отказались сражаться за короля и, как зайцы, разбежались по домам при одном упоминании Кромвеля. А ведь они англичане!

— Но почему Генри не приехал сам, вместо того чтобы посылать тебя?

— Генри не хочет, чтобы его видели в обществе короля.

Боится, что подвергнет опасности семью и поместья. Я же шотландец, и англичане, за редким исключением, меня не знают. Поэтому мама и попросила меня, а не его, — пояснил Патрик, припав к кубку.

— Как всегда, благоразумен, — с горечью бросил Чарлз.

— И ты таким был, пока «круглоголовые» не убили твою жену, — резко напомнил Патрик брату.

— Но как я мог оставаться в Англии без моей Бесс? — вскинулся Чарли. — А если бы и остался, родители Бесс отобрали бы детей. Думаешь, пуритане позволили бы незаконному сыну принца Генриха Стюарта, любимому кузену короля, самому воспитывать сыновей и дочь?

— Ты правильно сделал, привезя их в Гленкирк. А теперь возвращайся и ты. Пойми же, несмотря на родство с королем, у тебя нет такой власти, как у тех, кто его окружает. Да ты и не ищешь этой власти. Мама потеряла мужа и не хочет потерять еще и тебя. Пойми же, Чарли, ты не в силах ничего изменить! Твои дети остались без матери. Хочешь, чтобы они были круглыми сиротами? Мы с Фланной их любим, но они нуждаются в отце. А Фланна, возможно, уже родила, пока я тебя разыскиваю!

— Ах, Патрик, из-за меня ты не был при рождении своего первенца! — с искренним сожалением вскричал Чарли.

— Ты возместишь мне потерю, если согласишься поехать со мной.

— Не могу, — грустно пробормотал Чарли. — Ты должен понять, Патрик, что хотя я не имею влияния на своего кузена и к тому же плохой стратег, все же остаюсь его другом, родственником, а в столь тяжкие времена это куда более ценно, чем все остальное, вместе взятое. Я выслушиваю.

Я утешаю. Говорю ему правду. Обмениваюсь воспоминаниями о своей семье. У меня иная цель, чем у окружения короля, поэтому меня и терпят. Не считают, что я покушаюсь на власть и влияние на его величество. Летописцы не упомянут меня, когда станут писать историю этого времени, что, откровенно говоря, меня не огорчает. Но я должен быть рядом с кузеном и не покину его.

Патрик вздохнул.

— Армия Кромвеля в три раза больше вашей, — сообщил он Чарли. — У вас нет надежды выиграть битву, а если потерпите поражение, что с вами будет?

— Не знаю, — покачал головой Чарли.

— Зато знаю я, — парировал Патрик. — Они захватят короля и тебя заодно с ним. Вас обоих казнят, ибо вы — царственные Стюарты, а этот Кромвель, прикрывающийся моральными принципами, праведностью и рассуждениями о добродетели, не кто иной, как рвущийся к власти деспот. Он безжалостно уничтожает тех, кто смеет не согласиться с ним.

Провозгласил себя единственным судьей, но, будь он действительно тем человеком, которым хочет казаться, поступал бы справедливо с любым, невзирая на верования и религию. Но он не таков, Чарли, и я не могу поверить, что ты при подобных обстоятельствах готов пожертвовать жизнью.

— Если судьба повернется против нас, — усмехнулся Чарли, — мы сумеем сбежать. Это единственное, что так хорошо удается моему царственному кузену, — ускользать от Кромвеля и его «круглоголовых». Но довольно об этом.

Расскажи о детях.

— С ними все прекрасно. Растут, учатся каждый день, кроме воскресенья. А Уилли отрезал свои локоны. Прокрался в зал, когда там никого не было, и стащил ножницы из рабочей корзинки сестры. Бидди потом три дня плакала. А он вдобавок отказался носить платьица, и пришлось надеть ему штаны. Упрямый парнишка, ничего не скажешь.

— Весь в отца Бесс, — рассмеялся Чарли. — А прелестная Фланна?

— Провела лето в Брее. Ремонтировала и обставляла замок. Говорит, что хочет передать его нашему второму сыну вместе с титулом графа. Но для этого прежде всего надо, чтобы король вернулся в страну, так что ждать придется долго. Но, Чарли, вы двигались победным маршем. Что же вас задержало? На вашем месте я бы двинулся прямо на Лондон.

— Король и Гамильтон так и хотели, но генерал Лесли и его единомышленники взяли над ними верх.

— А теперь вы попались, как крыса в ловушку, — заметил Патрик. — И я вместе с вами.

— Завтра мы первым делом выведем тебя отсюда, — пообещал Чарли, — Иди, братец, ложись на мою кровать. Тебе нужно как следует отдохнуть. А я пойду к кузену.

— Не стану спорить, — кивнул Патрик. — Я не спал в постели вот уже несколько недель, с тех пор как уехал из Гленкирка.

Герцог отвел брата в маленькую комнату, снял с него сапоги, и Патрик с благодарным вздохом бросился на перину.

— А ты где будешь спать? — пробормотал он, прежде чем погрузиться в сон.

— На походной койке, — отмахнулся Чарли и, задув свечу, вышел. Ему было не до сна. Нужно срочно сообщить королю весть, принесенную Патриком. Если брат не ошибается, к завтрашнему утру войска Кромвеля, вероятно, окажутся у ворот Вустера.

— Но он явился из своей благословенной земли вовсе не затем, чтобы рассказать о передвижениях вражеской армии, — проницательно заметил король.

— Разумеется, — признался Чарли.

— Говори все.

— Моя семья, как всегда, беспокоится за меня. Мать, уехав во Францию, постоянно переписывалась с моим братом, маркизом Уэстли. Узнав, что я с вами, она послала его в Шотландию, чтобы попросить Патрика вернуть меня. Генри не поехал, поскольку не хочет, чтобы его заметили в вашем лагере и лишили поместий, а то и арестовали.

Король понимающе улыбнулся:

— Твоя мать — женщина необыкновенного ума. Никто ничего не скажет, если брат-шотландец будет замечен в моем обществе, а вот англичанину не поздоровится.

63
{"b":"25299","o":1}