ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не знаю, ваше величество, – уныло повторила Розамунда.

– Ты слишком взрослая, чтобы сидеть с Мэри в детской. Похоже, ты ровесница Маргарет. Сколько тебе лет, Розамунда?

– Исполнилось тринадцать в апреле, мадам.

– Значит, ты на шесть месяцев старше Маргарет. Она королева Шотландии, поскольку помолвлена с королем Яковом. Можно пока поместить тебя к ней. Следующим летом она выйдет замуж, и тогда, возможно, войны между нами прекратятся, – размышляла королева. – Да, я отдам тебя в компаньонки Маргарет и Екатерине, вдове моего сына. Вы все примерно одного возраста. Принцесса Екатерина!

Она поманила к себе девушку. Та поднялась с места и, поспешив на зов, низко присела.

– Si, мадам?

– Екатерина, это леди Розамунда. Она станет компаньонкой вам и королеве Маргарет. Вы меня поняли?

– Si, мадам, поняла, – ответствовала семнадцатилетняя Екатерина Арагонская.

– Отведите ее к Маргарет и передайте мои пожелания.

– Si, мадам, – повторила принцесса.

– Нужно говорить «yes», Екатерина, – устало поправила королева. – Вы должны объясняться по-английски, дитя мое. Когда-нибудь вам предстоит стать королевой Англии.

– Я думала, ее муж…

Розамунда осеклась при виде исказившегося горем лица королевы.

– Мы надеемся, – выговорила она наконец, – что Екатерина обвенчается с нашим вторым сыном и наследником, принцем Генрихом.

Фрейлина вложила в руку королевы кубок с вином и велела:

– Идите, девушки. Королева утомилась. Нелегко в ее годы выносить новую жизнь. Она нуждается в отдыхе.

– Да, – кивнула Элизабет. – Можете идти, Розамунда Болтон. Добро пожаловать в наш дом, и я надеюсь, что вы будете здесь счастливы.

Она утомленно прикрыла глаза.

– Пойдем, – шепнула Екатерина, дернув ее за юбку.

Розамунда последовала за испанской принцессой, которая повела ее к выходу. Неожиданно их окружили четыре дамы в черном, громко трещавшие на испанском.

– Ваш язык труден для меня, – медленно произнесла Екатерина, – но я говорю на нем лучше, чем им всем кажется. Согласитесь, что можно узнать больше под личиной невежества, но ведь вы никому не выдадите меня, Розамунда Болтон?

– Нет, ваше высочество, я стану держать язык за зубами, – хихикнув, пообещала девушка. – А кто эти леди?

– Мои дуэньи. Все из хороших семей, но вынуждены исполнять обязанности служанок, компаньонок и наставниц, особенно донья Эльвира. Плохо лишь то, что они не делают ни малейших усилий, чтобы выучить английский, и слишком меня опекают. Ваша няня тоже такова?

– Иногда, – кивнула Розамунда, – но не знаю, что бы я делала без Мейбл. Куда мы идем?

– В покои моей золовки. После смерти Артура меня привезли ко двору и поместили у нее. Понятия не имею, что будет, когда ее отошлют в Шотландию будущим летом, но сомневаюсь, что вы и я останемся в столь уютных комнатах. Кстати, пусть молодая королева решит, куда вас поместить, в конце концов эти помещения отведены ей.

Екатерина остановилась перед двойными дверями и, открыв их, переступила порог. Розамунда оказалась в изысканно обставленной комнате, отделанной светлыми деревянными панелями. На окнах висели темно-синие занавеси из тяжелого бархата. По обе стороны от камина стояли ангелы из розового мрамора. В камине горели душистые яблоневые дрова.

– Маргарет! – окликнула Екатерина. – Я привела новую компаньонку.

Дверь во внутреннее помещение распахнулась, и оттуда показалась красивая девушка с гордым лицом, роскошными золотисто-рыжими волосами и блестящими любопытством сапфировыми глазами.

– Нас и так слишком много! – капризно бросила она.

– Это леди Розамунда, новая подопечная вашего отца.

Ее прислала ваша мама.

– Твое платье ужасно пыльное и давно вышло из моды, – объявила Маргарет, медленно направляясь к Розамунде. – Но думаю, с этим можно что-то сделать, не так ли, Кейт? Пока остальные охотятся, мы неплохо развлечемся, превратив ее в модную даму.

– Вы очень грубы! – рассерженно сказала Розамунда. – Я почти месяц провела в дороге, чтобы попасть сюда. И в Камбрии, среди овец, мода не ценится! Одежда предназначена для тепла и чтобы прикрыть тело! Я хотела бы оказаться за много миль отсюда, только чтобы никого не видеть!

Маргарет неожиданно рассмеялась:

– О, слава Богу, ты не какая-нибудь жеманная, благовоспитанная барышня вроде нашей Кейт! Иногда она своим благочестием надоедает мне до смерти! Не то что ты. Ты никогда мне не надоешь. Откуда ты приехала? С севера? Знаешь кого-нибудь из шотландцев? Прошлым летом я обручилась с Яковом Стюартом и стала их королевой. Будущим летом состоится свадьба. Король очень стар, но, говорят, неутомимый любовник. Надеюсь, что так оно и есть. Ты будешь спать со мной, леди Розамунда из Камбрии. Теперь поблагодари меня, и мы немедленно избавимся от этого отвратительного старого платья. Нельзя же идти в нем к ужину!

Глава 5

У Розамунды впервые в жизни появились подруги ее возраста. Екатерина Арагонская была почти на четыре года ее старше, но между Розамундой и Маргарет было всего полгода разницы. Екатерина была застенчивой и сдержанной, Маргарет – надменной, дерзкой и прямой.

Она, разумеется, еще не была коронована, но после помолвки считалась королевой и вела себя соответственно. Все же девушка из Камбрии сумела поладить с обеими принцессами, обращаясь с каждой с благоговением и почтительностью.

Они же считали ее ровней, обучали, наставляли и помогали справиться с трудностями придворной жизни.

Маргарет Тюдор, которую близкие звали Мег, обладала немалой добротой, несмотря на гордость и изменчивость натуры. Она была куда опытнее Розамунды в делах двора, но та лучше знала обычную жизнь и характер имела более практичный. Они прекрасно дополняли друг друга, и это приятно удивляло королеву, ибо принцесса, ее второе дитя, всегда была созданием упрямым и вечно навлекала неприятности на свою голову. Общество Розамунды, казалось, благотворно на нее влияло, и мятежные выходки случались все реже.

– Моя мать считает тебя ангелом, – смеялась Мег, сидя с Розамундой в саду, через месяц после приезда девушки. – И все твердит, что ты оказываешь на меня хорошее воздействие.

– Ни для кого не секрет, что ты всегда поступаешь, как тебе вздумается, – усмехнулась Розамунда, – но если мое поведение служит для тебя примером, тогда я польщена.

– Ты не святоша, как Кейт, – последовал ответ.

– Кейт, насколько мне известно, получила определенное воспитание и ничего не может с этим поделать. Похоже, что испанцы ужасно строги со своими дочерьми. Она такова, какая есть, а вот мне с моим покойным мужем очень повезло.

– Какой он был? Хороший любовник? – мгновенно вскинулась Мег.

– Когда мы поженились, мне было шесть, а ему шестьдесят. Сама пойми, о каком любовнике может идти речь? – пояснила Розамунда, краснея. – Хью был мне скорее отцом, чем мужем.

– Моя бабушка родила отца, когда ей было столько, сколько нам, – возразила Мег. – Ты еще встретишься с ней. Ее прозвали Достопочтенной Маргарет.

Меня, разумеется, поименовали в ее честь. Не знаю, люблю я ее или нет. Иногда она меня пугает. Однако она, кажется, меня любит. Она очень мудра и влиятельна. Самая могущественная особа в королевстве после моего отца.

– Где она живет? – поинтересовалась Розамунда.

– У нее есть дом в Лондоне, который называется Колд-Харбор, и несколько других, по всей стране. Кроме того, в Ричмонде у нее свои покои, но она не приедет до Рождества. Мы скоро отправляемся в Виндзор, но к Рождеству вернемся сюда. Когда я была маленькой, на этом месте стоял старый дворец Шин, но как-то зимой он сгорел. Наш отец на его месте построил Ричмонд. После Рождества мы скорее всего переберемся в Лондон, потому что ребенок у матери должен родиться в феврале, – сообщила Мег.

– Почему вы не остаетесь в одном дворце? – удивилась Розамунда. – Сколько хлопот со сборами, и из-за чего!

Мег согласно кивнула:

20
{"b":"25300","o":1}