ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот именно, Уилл, держи язык за зубами, – подтвердил король, глядя прямо в лицо приятелю, что случалось крайне редко.

Король не любил встречаться глазами с кем бы то ни было, и когда это случалось, все сразу понимали, что тут дело серьезное.

– Моя интрижка, как ты верно выразился, должна держаться в строгом секрете. Вряд ли о ней узнают, разве что кто-то из нас наделает глупостей. А мы с тобой слишком для этого мудры. Ты понял меня, Уилл? Я не желаю слышать тонких намеков, а уж если окажется, что фрейлины моей жены снова за мной следят.., берегись! Это касается только меня.

Уильям Комптон низко поклонился.

– Все будет так, как пожелает ваше величество. Однако смею надеяться, что когда-нибудь вы мне все расскажете.

Признаюсь, меня так и разбирает любопытство.

Король усмехнулся, но промолчал. Он был доволен собой, а особенно Розамундой. Ни одна из его любовниц не была столь теплой и любящей. Почему короли не могут жениться на таких женщинах? Насколько были бы счастливее и они, и их дети! Кейт, благослови ее Господь, послушна и знает свой долг, но, черт побери, до чего же скучна в постели! Хоть бы один-единственный раз ее глада заволокло страстью и желанием! Но такому не бывать.

Она думает лишь об одном: скорее бы дать ему сына. И при этом настолько религиозна, что бормочет молитвы, когда он объезжает ее! Вряд ли стоит винить жену, но.., о, эти часы, проведенные в объятиях прекрасной Розамунды! Он не мог дождаться наступления ночи!

Вечером в зале Розамунда украдкой поглядывала на короля, но если он и заметил ее, то не подал виду. И слава Богу! К счастью, ее отпустили домой довольно рано, и она вместе с Энни поспешила назад, в Болтон-Гринвич. Там уже ждал кузен.

– Пойдем полюбуемся на закат, – предложил он. – Ты выглядишь усталой, девочка моя.

Розамунда свернулась на широком подоконнике.

– Еще бы, – вздохнула она. – Такого мужчины я до сих пор не знала.

– Он король, дорогая моя. Короли не похожи на простых смертных, так по крайней мере мне говорили люди сведущие. Учти, что с новыми игрушками он совершенно безжалостен и забавляется с ними, пока не доведет до полного изнеможения.

– Но если он придет сегодня вечером, я должна хоть немного отдохнуть. Он поистине неутомим в постели, а ведь мне нужно быть во дворце к первой мессе! Ты знаешь, как недовольна королева, когда ее дамы пропускают церковные службы!

Она взглянула на реку, розово-пурпурную в закатном свете, и вздохнула.

– Он так печален, Том. И несчастен.

– Ты не должна судить о нем, как о простом человеке, дорогая девочка. Он не похож на обычных людей, и хотя временами грустит, на самом деле это бывает редко. Он получил что хотел. И стал королем Англии. Если бы Артур не умер так вовремя, Генрих Тюдор отправился бы в поход и завоевал для себя другое государство. Он всегда желал стать правителем. А короли часто женятся на принцессах не по любви, а по государственным соображениям, – заметил Томас.

– Ах, Том, он очень уязвим. Я всего на два года старше его и все же чувствую, что между нами годы и годы. Прошлой ночью он штурмовал меня, как вражеский замок, но, немного оправившись от потрясения, я осознала, что он ждал от меня лишь одного – любви.

– Поосторожнее, моя дорогая, – предупредил лорд Кембридж. – Ты говоришь как женщина, готовая влюбиться по уши. Учти, Розамунда, тебя тоже легко обидеть. Твой муж всего несколько месяцев как в могиле, и всю твою жизнь о тебе заботились мужчины. Но этот человек – король. Он не сможет заботиться о тебе, потому что попросту не способен на такое. Его не научили сострадать даже себе самому. Отдай ему тело, но не сердце!

Розамунда снова вздохнула, смиренно и обреченно.

– Ты, конечно, прав. Том. Я должна держать свои чувства в узде, – кивнула она, кладя голову ему на плечо. – Ты мой щит и опора, кузен. Ты защитишь меня от дракона.

– Драконы, дорогая девочка, – протянул он, – приводят меня в ужас, особенно валлийский пендрагон Тюдоров Так он неутомим, вот как? Кажется, я завидую тебе, кузина.

Неужели он весь так велик?

Розамунда подняла голову и, хитро подмигнув кузену, молча кивнула.

– Ах Господи, – жалобно проныл он. – Есть же счастливые люди!

– Ты невыносим, – пожурила она, поднимаясь. – А я иду в постель, чтобы немного поспать.

Она поцеловала его гладкую щеку, пожелала спокойной ночи и стала подниматься по ступенькам. Добравшись до спальни, она разделась, умылась и, почистив зубы, облегчилась в ночной горшок, поднесенный Энни. И только потом, обнаженная, легла в постель.

– Нет смысла одеваться, – сообщила она потрясенной служанке.

– Кто он? – прошептала Энни.

Но Розамунда покачала головой.

– Когда-нибудь расскажу, – пообещала она, – только не сейчас. Довольствуйся и этим, Энни. Тебе лучше ничего не знать. Веришь мне?

– Как самой себе, – кивнула Энни, приседая. – Спокойной ночи, миледи.

Она осторожно прикрыла за собой дверь.

За окнами все еще было довольно светло. Розамунда прислушалась к пению птиц и постепенно задремала. Было уже за полночь, когда раздался скрип петель. Она проснулась, но молча выжидала, когда матрац просядет под огромным телом. Король прижался губами к ее губам.

– Я едва заставил себя уйти сегодня утром, прекрасная Розамунда, – шепнул он. – А вечером при виде тебя в моих чреслах загорелась кровь!

Он сорвал с себя рубашку и скользнул рядом с ней под покрывало. Розамунда заключила его в объятия. Львиная голова легла ей на грудь.

– Вы должны думать обо мне как о своем убежище, милорд, – ласково шепнула она. – Вы охотились сегодня?

Я не видела вас до самого вечера.

– Я посетил свои верфи в Грейвзенде. Хочу построить флот. Англия должна стать сильной морской державой, прекрасная Розамунда.

– Зачем? – удивилась она. – Неужели нельзя воспользоваться судами других стран, чтобы перевозить наши товары? Сейчас это именно так и делается!

– Я имею в виду не торговый, а военный флот, – пояснил он. – Мы живем на острове, в отдалении от других государств, и в любую минуту можем подвергнуться атаке наших врагов. Нам нужен грозный флот, чтобы защитить страну.

– Мы, в Камбрии, так удалены от моря, что я не думаю о подобных вещах, Хэл, – вздохнула она, кончиками пальцев гладя его шею. – Вижу, что короли должны быть мудры и предусмотрительны.

– Такими же качествами должна обладать и ты, чтобы твой Фрайарсгейт приносил доход и процветал. Твой кузен сказал мне, что ты сама управляешь своим поместьем. Это так, прекрасная Розамунда?

Он припал к ее груди, медленно обводя языком сосок.

Розамунда вздрогнула от удовольствия.

– Я всегда полагалась на совет моих дядюшек и мужей. Но принимаю решения только я одна, Хэл, ибо я хозяйка Фрайарсгейта и никто не имеет права мне указывать. Понимаю, что кажусь тебе чересчур дерзкой и прямолинейной, но таков мой характер, и ничего тут не поделаешь.

– Мне нравятся женщины, знающие свое место в этом мире, – отозвался король. – Но терпеть не могу дурочек.

Хотя ты единолично властвуешь в своем Фрайарсгейте, сладкая моя Розамунда, все же достаточно умна, чтобы прислушиваться к добрым советам родных. У тебя есть священник?

– Да, отец Мата, – ответила она, внезапно задавшись вопросом, что сказал бы молодой человек о сложившейся ситуации. – Он служит большим утешением мне и моим людям, милорд. Не знаю, что бы мы делали без него.

– Моя бабушка была похожа на тебя, – засмеялся он, но, кровь Христова, она пугала меня до смерти.

– Достопочтенная Маргарет была великой женщиной, милорд, и я многому от нее научилась.

Он неожиданно поднял голову и взглянул на нее. Розамунда покраснела и опустила глаза, зная, что он не любит прямых взглядов, но король вдруг сказал:

– Нет, прекрасная Розамунда. Ты можешь смотреть на меня, ибо я люблю, когда твои глаза наполняются страстью и негой под моими ласками.

Он откинул покрывало и жадно уставился на ее обнаженное тело. Большая рука накрыла венерин холм.

79
{"b":"25300","o":1}