ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты не выщипываешь волосы?

– Нет, милорд это не сельский обычай. Но если вам это не по вкусу, я стану подражать знатным дамам, – пообещала она.

Его толстые пальцы запутались в рыжевато-каштановых завитках.

– Наоборот, очень по вкусу. В этом есть нечто соблазнительное и манящее. Нет! Я запрещаю тебе выщипывать волосы!

Он прижался губами к нежному холмику и поцеловал.

Розамунда содрогнулась в ознобе, а когда он потерся лицом о кружево волос, затрепетала. Такого блаженства ей еще не приходилось испытывать!

Король уже не сдерживался. Она неотразимо привлекательна, и аромат белого вереска смешался с мускусным запахом ее лона. Он стал ласкать набухшие створки, оросившиеся жемчужными каплями хмельного любовного вина, и, опьяненный страстью, прошептал ей на ухо:

– До чего же ты испорченная девчонка, прекрасная Розамунда!

Она томно улыбнулась, когда он лизнул розовую раковинку, проникая языком в узкий проход и одновременно играя с крохотным бутоном, скрытым в складках плоти.

Все чувства Розамунды были донельзя обострены. Она глухо застонала, когда мясистая подушечка пальца принялась потирать напрягшуюся горошинку. И это продолжалось до тех пор, пока она не поняла, что сейчас умрет под напором невероятных ощущений. Их губы слились. Его язык скользил по ее рту, щекам, подбородку, и Генрих с наслаждением слушал пронзительно-жалобные крики, срывавшиеся с ее уст.

Восхитительная пытка внезапно прекратилась, когда он проник двумя пальцами в ее любовный проход.

– Нет-нет! – молила она. – Я хочу еще! Пожалуйста, еще.

Негромко смеясь, король отнял руку и, накрыв ее стройное тело своим, медленно вошел в тугое лоно, то и дело останавливаясь и глядя в искаженное страстью лицо.

– Неужели тебе недостаточно прошлой ночи, моя прекрасная Розамунда? И ты снова собираешься высосать из меня все соки? – спросил он, уверенно вонзаясь в нее. Скоро оба достигли вершины экстаза, и их крики слились.

Так продолжалось всю ночь. Солнце уже вставало, когда король осознал, что, если немедленно не вернется, его могут увидеть и тайна будет раскрыта.

Поднявшись, он надел рубашку и парчовую мантию и; наклонившись, поцеловал ее в губы.

– Если увидишь меня днем, прекрасная Розамунда, думай о прошедшей ночи. Я не смогу прийти сегодня. Но жди меня скоро, дорогая. Скоро!

– До встречи, Хэл, – промурлыкала она. – Мне будет тебя не хватать, но если я и третью ночь проведу без сна, женщины сразу поймут, что у меня появился любовник, и попытаются узнать, кто именно. Ты ведь знаешь, каковы фрейлины твоей жены.

– Ведьма! – ухмыльнулся он и шагнул к двери.

На этот раз, когда пришла Энни, Розамунда не смогла подняться. Просто не смогла. Так утомили ее восхитительные ночные игры. Она и не представляла, что на свете существуют такие любовники. Он был неукротим, а его энергия неистощима. И он нуждался в ней! Действительно нуждался. Розамунда была поражена, что столь могущественный повелитель, как Генрих Тюдор, алчет любви и нежности такой обыкновенной женщины, как она. Впрочем, Розамунда не обманывалась. Со временем она ему надоест, и тогда ей придется молча уйти, потому что король потребует от нее этого: он не сумеет долго бороться с угрызениями совести и сделает свой выбор.

– Иди к королеве, – велела она Энни, – и скажи, что я съела что-то несвежее и у меня болит живот. Передай, что молю о прощении, но должна провести весь день в постели.

Энни кивнула и нерешительно заметила:

– Тот таинственный мужчина, что навещает вас, миледи, должно быть, колдун, если смог довести вас до такого состояния. Вы уверены, что это человек, а не посланец темных сил? Я слышала о демонах, принимающих людское обличье, которые ищут любовниц на земле. Говорят, они высасывают из них жизнь. Вы уверены, что и этот не из таких?

Судя по всему, служанка сильно тревожилась. Розамунда проглотила смех и постаралась сделать серьезное лицо.

– Мой любовник, Энни, – обычный смертный, могу в этом поклясться. А теперь поспеши к ее величеству.

Как раз успеешь застать ее до мессы. А потом дай мне поспать и приходи после полудня. Принесешь что-нибудь поесть, я к тому времени наверняка буду умирать от голода. Кстати, кузену тоже объясни, что я решила остаться в постели.

Она повернулась на бок и натянула на себя покрывало.

Разбудил ее Томас, собственноручно принесший поднос со сладким вином, говядиной, хлебом, сыром и маслом.

– Вставай, соня! – воскликнул он, отвесив ей шутливый шлепок по прикрытой покрывалом попке. – Уже почти четыре! Ее величество желает тебе скорейшего выздоровления и надеется увидеть завтра. Его величество так откровенно подмигнул мне, что, от души надеюсь, этого никто, кроме меня, не заметил. Я не видел его в таком прекрасном настроении со дня рождения принца. Очевидно, что ночные похождения весьма ему по вкусу.

– Он просто неистощим, – сонно пробормотала Розамунда. – Отвернись, Том, но сначала подай мне сорочку, что лежит в изножье кровати. Нам нужно потолковать.

Она поспешно натянула сорочку и, попросив кузена передать щетку, принялась расчесывать волосы:

– Он остается на всю ночь и не дает мне ни отдыха, ни сна. Я не могу служить одновременно королеве и королю!

Что же прикажешь делать?

Томас отобрал щетку.

– Почти ничего, разве только попросить своего любовника проявлять меньше энтузиазма. Он придет сегодня?

– Сказал, что нет, и я молюсь, чтобы это так и было! – воскликнула Розамунда.

– Ах да, венецианский посол с женой сегодня прибыли в Гринвич. Король и королева будут развлекать их до утра.

Назначено даже карнавальное шествие с Робин Гудом, маврами в золотых тюрбанах и бог знает с кем еще. У его величества весьма изобретательная фантазия, а вот его друзьям предстоит претворять замысел в реальность.

Он стал расчесывать ее шелковистые пряди.

– Если он сказал, что не придет, значит, не стоит и ждать. Поэтому ты решила провести день в постели, дорогая кузина?

– Да! И завтра я попрошу у королевы разрешения остановить кортеж где-нибудь на севере. Ты узнал, когда мы покидаем Гринвич?

– В середине июня, если верить слухам, обычно правдивым в этом случае, поскольку те счастливчики, которым предстоит принимать его августейшее величество, должны будут ехать домой и приготовиться. Визит короля, пусть самый короткий, может разорить человека. Через неделю сама увидишь, как начнется своего рода исход, – хмыкнул Том. – Ну вот твои волосы мягче бархата, дорогая девочка.

Он отложил щетку и встал.

– Вечером я присоединюсь к своим друзьям, чтобы посмотреть изысканное зрелище, которым король удостоил а нецианцев. Итальянцы обожают подобные вещи.

– Жаль, что придется его пропустить, но я не смею появиться до завтрашнего утра, иначе королева сразу заподозрит меня в притворстве, – вздохнула Розамунда.

– Не думаешь, дорогая девочка, что перед тем, как говорить с королевой, нужно спросить короля? – неожиданно заметил Том. – Ты его новая игрушка. Мысль о расставании с тобой придется ему не по душе, тем более если окажется сюрпризом. Такого он не потерпит, – Но рано или поздно он должен от меня отказаться, – возразила Розамунда. – Впрочем, кузен, ты, как всегда, прав.

Я все скажу Хэлу и только тогда пойду к госпоже.

– Весьма мудрое решение, – кивнул лорд Кембридж и, помахав рукой на прощание, удалился.

Наутро Розамунда пришла к мессе и вновь приступила к своим обязанностям. В этот день королева продиктовала несколько писем, так что Розамунда была очень занята. Но этой же ночью король вновь посетил тайную любовницу, и она призналась ему в своих намерениях.

– Я должна спросить у ее величества, не разрешит ли она покинуть двор, когда мы окажемся ближе к северу. Хэл, пойми, я так давно не была на родине. Мои дочери тоскуют без меня. Я не из тех матерей, которые беззаботно оставляют детей в чужих руках. Я хочу домой. Мне тяжело здесь.

– Запрещаю! – взорвался король.

80
{"b":"25300","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На первый взгляд
Черная Пантера. Кто он?
Удочеряя Америку
Союз капитана Форпатрила
Ветер на пороге
Несбывшийся ребенок
Девочка с Патриарших
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Я манипулирую тобой. Методы противодействия скрытому влиянию