ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Превосходно, – кивнула королева, – и заодно покажете мистрис Блант, что она должна делать после вашего отъезда.

– Обязательно, ваше величество, – пообещала Розамунда. Кровь Христова! Заметил ли кто-то, как она покраснела, когда король к ней обратился? Оставалось надеяться, что все посчитают, будто она смутилась, когда сам Генрих Тюдор обратился к ней, незнатной простушке.

В этот момент к ней приблизилась Гертруда Блант.

– С чего это вдруг такое одолжение? – дерзко спросила она. – Мы не приятельницы и особой любви друг к другу не питаем. Мне не слишком нравится быть в долгу у вам подобных.

– Вы не в долгу у меня, мистрис Блант, – спокойно ответила Розамунда. – Я покидаю двор навсегда. И всего лишь сказала королеве правду. У вас действительно красивый почерк.

– Но отвечать за личную переписку ее величества – это большая честь, – возразила Гертруда. – Хотите вы этого или нет, я у вас в долгу, поскольку не могу отказаться от назначения.

– Не можете, – согласилась Розамунда, – и не имеете права передавать другим содержание писем. И хотя обожаете сплетни и любите злословить, не посмеете и словом обмолвиться, чтобы не навлечь бесчестье на свой род.

Она мило улыбнулась в лицо разъяренной сопернице.

Гертруда тихо охнула, сообразив наконец, что произошло.

– Так вы отомстили мне за то, что я терпеть вас не могу! Какая низость!

– Мистрис Блант, мне абсолютно безразличны ваши чувства по отношению ко мне, – откровенно призналась Розамунда. – Ваша семья знатнее моей, но я горжусь своим происхождением и не позволю, чтобы дочь лорда Монтджоя меня унижала. Я госпожа Фрайарсгейта и могу в отличие от вас свободно распоряжаться своими владениями. И посоветовала королеве взять вас из-за красивого почерка и потому, что вы уже одна из ее фрейлин. Служить королеве Екатерине – огромная честь, но вы ничем не обязаны мне. В те дни, когда королева потребует меня на службу, вы пойдете со мной и станете учиться, как вести и хранить личную переписку ее величества.

Гертруда Блант кивнула и, несколько усмиренная, ушла.

Правда, вскоре раззвонила всем и каждому, что именно она отныне будет ведать личной перепиской королевы. Она даже не позаботилась упомянуть, чьими стараниями получила эту должность, а никому не пришло в голову спрашивать, поскольку окружающим было все равно.

Двор покинул Гринвич и на несколько дней перебрался в Ричмонд, где завершались последние приготовления к поездке. Вскоре королевский кортеж отправился в путь. В Гринвиче король посещал Розамунду каждую ночь и даже встретился с ней в Болтон-Хаусе, но для этого пришлось плыть по реке, а это означало, что гребцы знают, что он покинул дворец и куда отправился. Тайну становилось все труднее сохранить, а Генриху вовсе не хотелось вновь допускать оплошность. И хотя он не собирался отказываться от удовольствий, все же старался соблюдать внешние приличия.

Кортеж двинулся в Уорикшир, графство, разделенное на две части прекрасной рекой Эйвон. К югу лежал Фелдон, поразительное по красоте место, где раскинулись зеленые поля и пастбища, заросшие цветами. К северу находился Арденский лес, а еще дальше, где не было пахотных земель, раскинулись каменоломни, в которых добывали песчаник, угольные шахты и железные рудники. Из песчаника чаще всего строили замки и церкви, городские здания были в основном деревянными и часто горели.

В Уорикшире король посетил два больших замка, сначала Уорик, стоявший на большой скале, возвышавшейся над Эйвоном, затем Кенилуорт, который был ближе к Ковентри.

* * *

Много веков назад Уорик был саксонской крепостью, но после норманнского завоевания постепенно превратился в замок. В четырнадцатом веке семейство Бошемов превратило замок в то великолепное сооружение, которое сейчас видела Розамунда: гордую и величественную твердыню, в которой жили гордые и могущественные кланы.

Кенилуорт в отличие от него оказался самым романтическим, по мнению Розамунды, местом на свете. Он не был столь массивным и впечатляющим, как Уорик. Построенный в двенадцатом веке, он был обязан своей элегантностью и красой Джону Гонту, сыну короля Эдуарда III, который потратил целое состояние на замок, принадлежавший когда-то Симону де Монфору, печально известному смутьяну. Чего стоили одни окна в парадном зале! Том сказал Розамунде, что они называются эркерами.

Прибыв в Ковентри, они посетили высокую мессу в соборе. Но жители этого большого рыночного города были так счастливы принимать его величество, что гвоздем программы оказалось представление одной из знаменитых мистерий, исполненное членами местных гильдий. Мистерии ставились в Ковентри много веков и были широко известны даже во Франции и Испании. Королева рыдала, потрясенная красотой увиденного, и женщины шептались, будто такая чувствительность – верный признак того, что она снова в положении. Услышав новость, король, очень довольный, выступал среди друзей с видом напыщенного павлина.

Кортеж снова направился на север, к Ноттингему, где король и его двор должны были гостить в Ноттингемском замке. При подобных обстоятельствах улучить минуту для встреч наедине оказалось невозможным, и у Розамунды, как ни странно, стало легче на душе. Она почти влюбилась в короля, но была достаточно умна, чтобы понять: на этот раз все кончено. Как и должно быть.

В Ноттингеме король с головой окунулся в забавы и игры. Кто-то из молодых придворных познакомил его с приезжими дворянами из Франции и Ломбардии. Вскоре давние приятели его величества заметили, что тот теряет много денег на собачьих бегах, травле медведей, состязаниях в теннис и за карточным столом. Уилл Комптон понял, что молодые англичане специально втягивают короля в заведомо проигрышные пари. Гордость не позволяла Генриху отступить, и он неизбежно терял большие суммы. Увидев, что один из придворных делится выигрышем с французом, он обо всем рассказал королю. Его величество, не поднимая шума, изгнал обоих англичан вместе с иностранцами и уведомил семьи об их нечестности. После этого он вновь стал гостеприимным и добродушным, как подобало монарху.

Для Розамунды настало время покинуть двор. Она попросила кузена потихоньку сообщить королю об их отъезде, ибо хотела попрощаться с ним наедине, если это было возможно. Кембридж ухитрился привлечь внимание Генриха, когда тот возвращался с теннисного корта. Заступив королю дорогу, он отвесил элегантный поклон.

– Вы должны непременно показать мне, как это делается, – улыбнулся король.

– С радостью, ваше величество. Я думал, вам будет интересно узнать, что мы с Розамундой покидаем Ноттингем.

Она торопится домой, но хотела бы попрощаться с вашим величеством с глазу на глаз, если вы того желаете.

Генрих Тюдор покачал головой:

– Ни одна женщина не сравнится с этим теплым и любящим созданием. Том Болтон. Я не могу позволить ей остаться, но сожалею, что пришла пора разлуки. Да, я попрощаюсь с ней. Мой камердинер Уолтер скажет вам, где и когда.

Встреча была назначена на следующую полночь в маленькой комнате восточной башни замка. Уолтер сам привел Розамунду на место свидания и, впустив леди, остался за дверью. Каморка оказалась маленькой и вмещала всего два стула и стол, на котором стояли кубки с вином.

Король обнял Розамунду, и их губы встретились в страстном поцелуе.

– Как я не хочу, чтобы ты покидала меня! – прошептал он.

Розамунда, свернувшаяся клубочком у него на коленях, улыбнулась.

– Ты льстишь мне, разумеется. Но так приятно это слышать! Все же нам нужно расстаться. Кейт скорее всего снова беременна, и ее нельзя расстраивать. Она отчаянно нуждается в твоей любви, Хэл.

– Молю Бога о том, чтобы в чреве ее снова зародилась жизнь, – отозвался он, сунув руку ей за корсаж и сжимая полную грудь. – Черт! Я хочу тебя, Розамунда! Хочу взять тебя хотя бы один раз, прежде чем пройдет эта ночь!

– Но как, милорд? – спросила она, втайне тоже желая его. Ей недоставало его страсти и ласк все это время.

82
{"b":"25300","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Среди садов и тихих заводей
Пророчество Паладина. Негодяйка
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Темная страсть
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси
Сумеречный Обелиск
Hygge. Секрет датского счастья
Sapiens. Краткая история человечества
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине