ЛитМир - Электронная Библиотека

Пол перед нами специально был выложен камнем другого цвета, и эта дорожка вела к трону мимо каменных колонн, подпирающих потолок. Между колоннами стояли статуи, похожие на те, которые были перед входом в храм. Ещё четыре статуи стояло позади трона, а перед ним шесть неизвестных личностей в бордовых балахонах. И где они это тряпьё нашли десятитысячелетней давности? Кстати, неплохо сохранились.

На самом троне, как я понимаю, сидела статуя Азериаса. По росту она даже сидя была выше, чем остальные. Из одежды на нём было что-то вроде туники, разукрашенной какими-то рисунками. На наскальную живопись в коридоре они не походили, так что вполне вероятно, что это именно украшение одежды. Как вы понимаете, и статуя, и одежда на ней были каменные. И невозможно было сказать, смотрит он на нас или нет. Взгляд у каменных глаз как-то отсутствовал.

— Впервые вижу, чтобы жертвы приходили сами! — прогремел в зале чей-то голос.

Мы с Райнелом принялись оглядываться в поисках источника. Из любопытства я даже приподнял надгробную плиту с одного каменного саркофага (а то, что эта плита весит около полутора тонн — это мелочи), стоявшего возле стены. Страх куда-то ушёл. Осталось только чувство непонятливости «а что дальше?».

— Для начала поздороваться не мешало бы, познакомиться. А потом уже выяснять, зачем гости пришли! — ответил Райнел. Я кивнул, подтверждая его слова.

Интересно, а мой кивок хоть кто-то заметил?..

— Сюда приходят только за двумя вещами! — продолжал греметь голос неизвестно откуда. — Дабы преклониться передо мной и уверовать в меня, либо же отдать свои силы мне.

— Как по мне, так перед девушкой преклоняться иногда приятнее, — заметил я.

— Это смотря какая девушка.

— Тоже верно, — согласился я и обратился к голосу из ниоткуда. — Ты извини, но мы тут не за этим пришли. У нас немного другие планы. Говорят, что тут статуя Азериаса есть и она портит весь вид. Вот мы и пришли разобрать её, чтобы она никому не мешала.

— Дим, ты поласковей, а то вдруг Азериас услышит и обидится, что его статую разобрать хотят.

— Это уже его личные проблемы.

— Значит, вы пришли ко мне? Очень хорошо, я давно жажду поквитаться с теми, из-за кого я являюсь непонятно кем!

Это типа голос и принадлежит Азериасу? Ну вот и познакомились.

— Ой, как я тебя понимаю, — радостно сказал я. — Я тоже не могу понять, кто я есть. Не то чёрт. — Я материализовал рога и хвост. — Не то демон. — На руках появились когти, во рту клыки, а за спиной распахнулись крылья.

— И я тоже, — поддержал меня Райнел. — Не то придворный маг султана. Не то Двенадцатый Магистр Средиземья. Так что, Азериас, давай договоримся по-хорошему.

— Да кто вы такие передо мной, одним из древнейших богов человечества! Вы никто! И вы будете уничтожены, а человечество будет принесено мне в жертву!

— Сомневаюсь, что другие боги будут этому рады, — усмехнулся Райнел. — Поэтому во имя всех Светлых богов Средиземья и этого мира в целом ты будешь уничтожен!

— И во имя всего человечества! — добавил я.

А то как же, богов помянули, а род людской нет.

— Уничтожить их! — Статуя на троне подняла руку, с которой посыпалась пыль, и указала на нас.

Статуи, стоявшие между колоннами, сделали синхронный шаг вперёд, повернулись в нашу сторону и ринулись на нас. Вместе с ними в нашу сторону двинулись и статуи из-за трона и шесть балахонников. Интересно, а откуда они тут взялись? Ну, не сидели же в саркофагах всё это время.

Мы тоже ринулись вперёд.

К сожалению, мой первый удар не принёс сколь нибудь значимого[5] результата. Только руки задрожали от удара тростью о камень. Статуя тут же выхватила шест из моих рук (знаю, дурак, что выпустил) и отбросила в сторону, я сам отлетел в другую. Странно. Обычно от такого удара сразу можно копыта отбросить, как любит выражаться один из моих сокурсников в универсуме. Я же просто кувыркаясь по полу откатился к одному саркофагу. Ко мне тут же направилось три статуи. Ладно, тросточкой не получилось, попробуем по-другому. Ухватившись за надгробную плиту, я приподнял её и с размаху запустил в статую. Двоих снесло тут же, в полёте раздробив на части.

Хм, метание копья знаю, метание ядра, диска тоже знаю. А вот метание надгробных плит — это уже что-то новенькое.

Так, это вольное отступление. А вот у меня ещё третья статуя осталась. Упс. Не третья. Ну, в смысле третья, но за её спиной маячит ещё две. И сколько их тут?

В тот момент, когда статуя с головой кабана (и кто их только делал? Никакого полёта фантазии!) постаралась меня схватить, я переместился к ней за спину и наподдал пинка. Статуя врезалась в стену и рассыпалась камнями. Так, полетели дальше. Оказавшись между двумя статуями я привлёк их внимание, и они вдвоём решили меня схватить. Понятно, о командной тактике тут никто не слышал. За что и поплатились. В самый последний момент я ускользнул у них из-под носа. Остановиться статуи не успели и врезались друг в друга, превратив себя в кучу ненужного камня.

У Райнела дела тоже обстояли неплохо. Статуям, пришедшимся на его душу, не повезло. С камня в навершии жезла срывались какие-то сполохи, и ближайшую статую как будто разрезало пополам. Единственной проблемой Райнела были как раз эти балахонники в количестве трёх штук. Они вытащили откуда-то короткие жезлы и пускали в Райнела какие-то зелёные лучи. Не понял, а остальные трое где?

Ответ пришёл в виде куска камня, разбившегося о колонну у меня над головой. Я повернулся в ту сторону, откуда прилетел камень, и тут же отпрыгнул в сторону, спасаясь от камней перелётных, которые поднимали оставшиеся трое балахонников и пускали в меня. Поднимали они их, направляя на них жезлы, а потом пускали в меня. Ну, с такой прицельностью только на слонов охотиться.

Я переместился к ним за спину. В момент, когда я проносился мимо них, волной воздуха один из капюшонов сбросило с головы балахонника, и я с удивлением узнал в нём одного из охранников каравана! Это что же получается, что все остальные тоже наши стражники? Так вот зачем эти статуи ходили к стоянке. Мыдя, и чего с ними делать? Надо бы с Райнелом посоветоваться.

Раздав всем троим зуботычины и отправив отдыхать, я постарался подобраться поближе к магистру. Так, кажется тут нужна тяжёлая кавалерия. Я сорвал ещё одну крышку с надгробия, благо, их тут понаставили вдоль стен достаточно, есть из чего выбрать, и сделал ещё одну попытку пробраться к магу сквозь сброд статуй (а ему их больше досталось) и зелёных лучей. Две статуи тут же получили по кумполу. Без своих голов они только мешали своим «собратьям», врезаясь в них и внося дополнительную сумятицу в битву.

— Райнел, балахонники — это наши стражники. Вот почему следы статуй вели к лагерю и от него.

— Азериас. Он подчинил их волю, и теперь они его слуги!

Луч, вырвавшийся из его жезла, заморозил статую, на неё тут же наткнулась ещё одна, и на пол посыпалась груда камня и льда.

— А помочь как-то можно?

Я обрушил плиту на следующую статую, разрушая её от головы до ног.

— Не знаю, они теперь верят в него! А значит уничтожить Азериаса уже невозможно! Он будет жить, если разрушить статую!

— А если они будут без сознания? Для веры нужно хоть какое-то осознание того, что ты делаешь, даже под воздействием!

— Может сработать. Давай вверх!

Я взмахнул крыльями, рывком поднимаясь выше. Райнел, вися в воздухе, сделал круг, держа свой жезл на манер булавы, и окружающие его статуи разлетелись на части. В то место, где он был, тут же ударили три зелёных луча. Но Райнела там уже не было. Мы вместе переместились к балахонникам и отключили их простыми ударами по голове. Больше ходячих противников в зале не было. Была только сидячая статуя Азериаса.

— А вы сильные, для жалких ничтожеств[6]. Такие сподвижники мне понадобятся. Служите мне! — статуя сделала взмах в нашу сторону. Зная, что даже божественная сила не сможет на меня повлиять, я раскрыл крылья, закрывая Райнела. В меня ударила тугая волна, заставившая сделать пару шагов назад. Так, кажется я в этого Азериаса до безумия не уверовал. Это радует. А Райнел?

52
{"b":"253003","o":1}