ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стояла неспокойная осень 1923 года. В селах и станицах еще орудовали бандиты. По рассказам старожилов, опасно было в то время путнику пускаться в дорогу. Каждую минуту могли налететь бандиты в косматых папахах, отнять коня, выстрелить в спину из обреза. Нередко вооруженные конокрады врывались в села и на глазах у крестьян отбирали скот, угоняли лошадей, убивали тех, кто оказывал сопротивление.

Особенно много бесчинств творил некто Федоров, бандит, по кличке «Блинок». Не одно темное дело лежало на его совести. Не раз пытались арестовать его работники милиции, но Блинок ускользал.

Руководители управления губернской милиции решили поручить поимку Федорова Анне Макаровне Попковой. Она согласилась пойти на это ответственное и опасное задание.

По сведениям, поступившим в губернский уголовный розыск, в поселке Требухи жила женщина, у которой часто бывал Блинок. Еще в Уральске Анна Попкова решила остановиться в этом поселке и выследить бандита. Так она и сделала. В Требухи добралась вечером. Одета Анна была в старенькое платье, за плечами котомка. В то время немало богомольных странниц бродило от села к селу. «Странница» ни у кого не вызывала подозрений. Анна медленно прошла по улицам поселка, выбрала дом победнее, попросилась переночевать.

Встретили ее приветливо, усадили за стол, накормили.

— Богатое у вас угощение, — сказала Анна, благодаря хозяйку.

— Кушай, божья странница, — приговаривала, всхлипывая, пожилая женщина, — горе у нас.

Оказалось, недавно здесь, в доме Речкиных, побывал бандит Федоров и, присмотрев лошадь, хотел увести ее со со двора. Муж Речкиной преградил ему дорогу.

— Не уйдешь, зверюга! — крикнул он, занося над головой бандита цеп.

Федоров достал наган и застрелил казака на глазах жены и детей.

— На поминки к нам попали, — закончила свой рассказ женщина и заплакала.

Анна Попкова несколько дней прожила в доме Речкиных. Она помогала по хозяйству: стряпала, стирала белье, носила воду. Хозяйка довольна была «странницей».

Как-то, идя за водой, Попкова прислушалась к судачившим о чем-то женщинам.

— Опять этот бандюга у своей отсыпается. В уезд сообщить надо. Пусть милиция нагрянет…

Анна отнесла в дом ведра и кинулась к уполномоченному волисполкома Буренину.

— Запрягай лошадь! — сказала она и показала ему свое удостоверение. — Федоров под носом разгуливает, а мы тут с тобой сидим!

— Постой, постой! В чем дело? — удивился уполномоченный.

— Не мешкайте оказать помощь, товарищ Буренин. Бандита брать будем. Я сейчас вернусь…

Анна сходила за спрятанным оружием и по дороге обдумала план операции. «Буренин с лошадью останется на улице, а я зайду в хату», — решила Анна.

Она тихо постучалась в дом, где отсиживался Федоров. Никто не ответил. Тогда Анна дернула щеколду и дверь отворилась. В полутемных сенцах выросла фигура женщины.

— Окаянный вас носит! — чертыхнулась она, увидев на пороге странницу. — Ни минуты покоя нету…

Попкова притворно запричитала, вошла в сени и негромко потребовала показать, где прячется Федоров.

Женщина, увидев оружие в руках «странницы», побледнела и слабо махнула рукой в сторону чулана. Анна шагнула в темноту, скомандовала:

— Руки вверх!

Ранним утром в сторону села Рубежи выехала подвода. В бричке лежал связанный бандит. Рядом шла в полной милицейской форме Анна Макаровна Попкова и с ней уполномоченный волисполкома Буренин. Они спешили в Уральск.

* * *

Очень хорошо известна уральцам семья Зеленцовых. История этой семьи — яркий пример беззаветного служения народу.

В мае 1918 года казак Бударинской станицы Михаил Зеленцов был приговорен белогвардейским полевым судом к смертной казни за связь с большевистской организацией. Узнав об этом, его станичники, бывшие фронтовики, направили своих ходатаев с прошением об отмене решения суда. Белогвардейцы чувствовали себя неуверенно. Видно, они решили привлечь станичников на свою сторону и пересмотрели дело Зеленцова. Суд заменил смертную казнь пятнадцатью годами каторжных работ с лишением прав казачества.

Но отбывать каторгу Михаилу Зеленцову не пришлось. Спустя полгода Уральск был освобожден Красной Армией, и все политические «преступники» были выпущены из тюрем.

Летом 1919 года губернский революционный комитет посылает большевика Михаила Павловича Зеленцова в Москву на учебу в Центральную школу партийно-советской работы при ВЦИК[13].

Весной 1921 года в Приуралье стали создаваться коммуны, и руководителем одной из них в Красновской волости стал вернувшийся к тому времени из Москвы Михаил Зеленцов… Впоследствии он работал в партийных и советских органах Приуралья, немало сил отдал коллективизации сельского хозяйства.

В семье Зеленцовых жила глубокая преданность делу революции. В дни Октябрьских событий в их доме действует подпольная большевистская группа. Здесь собираются и засиживаются до поздней ночи бывшие фронтовики Михаил Хохлачев, Михаил Чуйков, впоследствии расстрелянный белогвардейцами, Иван Авдеев, Гурьян Ялов, Аким Серов и многие другие. Это в большинстве своем неграмотные станичники, получившие первую большевистскую закалку в окопах русско-германской войны.

После свержения атаманской вольницы братья Михаила Зеленцова Иван-старший и Иван-младший ушли служить в ряды Уральской рабоче-крестьянской милиции и с оружием в руках защищали Советскую власть. Их примеру последовал и младший брат — Семен, впоследствии работавший в Закавказье и получивший там первым из работников милиции орден «Знак Почета».

Синие шинели (сборник) - img_9.jpeg

Братья Зеленцовы. Слева направо: Семен, Иван-старший, Иван-младший.

Не менее интересно сложилась судьба и у Зеленцова Ивана-младшего. Он член Коммунистической партии с 1920 года, в первые дни становления Советской власти в Приуралье работал милиционером, затем начальником Уральского окружного административного отдела ОГПУ, некоторое время возглавлял губернскую милицию, долгое время был заместителем начальника областного управления внутренних дел. О его делах мы расскажем несколько ниже.

Крепка оказалась традиция в семье Зеленцовых. Старший сын Михаила — Павел в трудные годы коллективизации также работал в органах милиции, боролся за укрепление общественного порядка, вылавливая жуликов, конокрадов и кулаков. За безупречную службу Павел Зеленцов награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды и медалями.

Синие шинели (сборник) - img_10.jpeg

П. М. Зеленцов.

По его пути пошел и младший брат — Николай. Около двадцати лет работает он в Уральском областном управлении охраны общественного порядка и по праву считается одним из лучших работников. Так уж сложилось в семье Зеленцовых: дело отцов продолжают сыновья. Они так же, как их отцы, твердо стоят на страже социалистического правопорядка.

* * *

Младшему брату Михаила Зеленцова — Ивану довелось разгромить одну из последних банд на территории Уральской области. Вот как это было.

Год 1928-й. Успехи в социалистическом строительстве не по душе бывшим баям и буржуазным националистам. Это отребье надеялось на возврат старых порядков. Особенно бесчинствовала бандитская группа Канатыра Бекмамбетова. Бывший алаш-ордынец, выродившийся в матерого уголовника, грабил население. Все попытки сотрудников Уральского уголовного розыска положить конец его преступлениям оканчивались неудачей. Бекмамбетов, пользуясь поддержкой некоторых запуганных жителей аулов, уходил от правосудия. Так продолжалось до зимы 1928 года.

Как-то поздним декабрьским вечером Ивана-младшего Зеленцова вызвал к себе начальник ОГПУ Белоногов. В приемной клевал носом секретарь Жалудь — добрейшей души человек, как отзывались о нем сотрудники окротдела. Увидев перед собой Зеленцова, Жалудь вскочил из-за стола, привычно одергивая гимнастерку. «Заходи, заходи», — сказал он, кивнув на обитую дерматином дверь.

вернуться

13

Так назывался с 1918 по сентябрь 1919 года Свердловский университет.

14
{"b":"253004","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
2000000 километров до любви. Одиссея грешника
Порченая кровь
Петровы в гриппе и вокруг него
Я путешествую одна
Гербарий для души. Cохрани самые теплые воспоминания
Метро. Трилогия под одной обложкой
Достающее звено. Книга 2. Люди
Русское искусство. Для тех, кто хочет все успеть
Избранница хозяина Бездны